Страшный урок Андрея Кудоярова | Смерть «эффективного менеджера»

50

Трагическая смерть в СИЗО директора московской школы Андрея Кудоярова стала резонансным событием последнего времени. Очередной подозреваемый, чья вина еще не доказана судом, скончался в тюрьме.

Безусловно, такие жесткие санкции в отношении директора школы не оправданы, и вызывают недоумение избирательностью для тех, кого наказывают.

Бывшему губернатору Тульской области Вячеславу Дудке предъявили обвинение по той же 290-й статье УК РФ, что и Кудоярову. Бывший директор подозревался во взятке размером в 240 тысяч рублей, экс-губернатор – в покушении на взятку ценой 40 млн. Одного из СИЗО перевезли на кладбище, другой - под домашним арестом.

Но сегодня я хотел бы поговорить на другую тему, не имеющая отношения напрямую к смерти директора школы. Андрей Кудояров, независимо от того, виновен он или нет, был и остается образцом эффективного менеджера, которого до ареста, не сомневаюсь даже, ставили в пример другим директорам школ.

«Нечего на зеркало пенять, коль рожа крива». Школа – только отражение общества и отражает запросы того же общества. В эпоху тотального «купи-продай» не требуется директор – «учитель учителей», а нужен эффективный менеджер.

Наше государство всегда держало школу в плане финансов в Золушках. Но в «совковые» времена недостаток денег компенсировался двумя простыми вещами – любовью к детям и профессионализмом. Профессионал сможет качественно обучать школьников и в лесу, а может быть даже лучше, чем в кабинете, в котором есть все? Компьютеры, интерактивные доски и прочие технические навороты имеются, но нет главного – Учителя.

Сегодня государство так же не в состояние достойно содержать школу (все обороноспособность повышаем), к тому же резко снизился профессиональный уровень педагогов. Директор – учитель учителей не нужен. Кого учить? Поэтому на смену пришел «эффективный менеджер», что в переводе на русский означает – «крутись директор, как можешь». И директор крутится, добывая бабло.

Главный источник бабла – родительские средства. Сборы денег на «нужды школы» стали по факту узаконенной взяткой. Те же столичные образовательные власти возмущены не самим фактом сбора денег, а тем, что нарушается принцип добровольности. Если все законно и добровольно, нет проблем – собирайте, кто, сколько может. Собирали и собирают. Легализация родительских денег прошла через создание попечительских советов и всевозможных фондов с однотипным названием «друзья школы».

Но, чтобы придать пристойный вид «школьным нуждам», был сформулирован абсолютно фарисейский тезис о повышении роли родительской в управлении школой. С этой целью напридумывали всевозможные попечительские и управляющие советы. Вот, мол, дорогие родители, вы теперь вовлечены в процесс управления школой. Всей вертикали общества, по сути, была навязана абсурдная установка – все знают и умеют, как учить и воспитывать.

В бытность директором школы ко мне по вечерам приходила «озабоченная родительская общественность». Мамы мне пытались советовать, как надо учить. Я им задавал всегда один простой вопрос. А чем сейчас занимаются ваши дети? Молчание. Так вот, разберитесь со своими детьми, а как их учить, позвольте решать мне, - сам отвечал на свой же вопрос. Охоту к маниловским образовательным проектам я у них отбил. Хотите помочь школе? Нет, проблем. Делайте то, что умеете делать – организуйте секцию, сходите в поход, накормите соседского голодного ребенка. Каждый должен заниматься своим делом. Школа не терпит дилетантства, от кого бы оно не исходило – от родительской общественности или непрофессионала-учителя.

Власть – это степень ответственности. По закону директор школы отвечает за все, и с него же за все спрашивается. Сегодня ничего не изменилось, даже несмотря на появление «родительской общественности». Умный директор – эффективный менеджер, тем не менее, умело пользуется родительской общественностью, разводя их на деньги. Суммы могут варьироваться.

Размеры благотворительности в Москве напрямую зависели и зависят от географического местоположения школы. Пресловутые вступительные взносы (легальный и нелегальные) колеблются от пяти до трехсот тысяч рублей. На Западе и Юго-Западе Москвы они достигают максимальной цифры, на Востоке и Юго-Востоке расценки редко превышают тридцать-пятьдесят тысяч рублей. И уже толщиной кошелька родителей определяются амбиции школы. Такая получается география.

Когда я занимался делом Кудоярова, одна мама выразила сожаление о Кудоярове в том плане, что придется выстраивать отношения с новым директором. «Этого я могла строить, как мне нужно», - заметила она.

Мое глубочайшее убеждение, что директора не должны не то, что видеть, а слышать шелест родительских купюр. Правда, тогда они не будут «эффективными менеджерами». Но по мне лучше быть «учителем учителей», чем иметь шанс загреметь в тюрьму. Эффективный менеджер не может зарекаться «от тюрьмы и от сумы».

Георгий Янс, Московский Комсомолец
Tеги: Россия