Поэт погиб, как полковник

119

Убийства Юрия Буданова и Руслана Ахтаханова исполнены практически под копирку. В Москве — новое громкое убийство с кавказским акцентом.

Застрелен уроженец Чечни Руслан Ахтаханов — поэт, писатель, общественный деятель, проректор Современной гуманитарной академии, бизнесмен. Орудие убийства, почерк киллера, сожжение автомобиля отхода — все это очень напоминает, например, убийство полковника Юрия Буданова. Невольно начинаешь задумываться о некоем либо одном суперпрофессионале, либо целом синдикате киллеров, который получает заказы... Непосредственно с Северного Кавказа? Не случайно ведь все убийства известных с той или иной стороны чеченцев происходят в Москве. Или все же заказчик находится в столице? “МК” искал ответы на эти вопросы.

Убийство чеченского поэта произошло около 23.40, когда мужчина с сумкой и пакетом мандаринов в руках возвращался из продмага домой. Киллер настиг свою жертву у витрины магазина “Чип и Дип”, расположенном в доме 2 по Беговой улице, и выстрелил в него пять раз — первые три пули пришлись в грудь, шею и бедро. Затем убийца произвел два контрольных выстрела в голову (слепые ранения оказались смертельными). Сыщикам удалось найти свидетелей, которые видели, как мужчина, одетый в черные джинсы, черную куртку и темную вязаную шапку, спешно покидает место преступления. С помощью служебной собаки кинологу удалось установить точку, где преступник сел в автомобиль — в нескольких кварталах от места преступления. Вскоре один из очевидцев пояснил сыщикам, что заметил, как подозрительный мужчина прыгнул на заднее сиденье автомобиля “Форд Фокус” темного цвета, после чего машина быстро удалилась в сторону Третьего транспортного кольца.

Спустя полчаса выгоревший автомобиль был обнаружен в Донском районе столицы, в Канатчиковском проезде. Логика убийцы проста: он ехал по Третьему кольцу до ближайшего лесопарка, затем свернул направо, подъехал к проходной снегоплавильного пункта, припарковал машину так, чтобы не попасть в поле зрения видеокамер, и сжег все улики. Случайные свидетели припомнили, что незадолго до возгорания раздался хлопок. Номера на уничтоженном транспортном средстве были краденые, причем знаки сняли тоже с “Форда” за два дня до убийства в районе Царицыно, чтобы не вызвать подозрения у гаишников на случай проверки. Кстати, VIN-номера на сгоревшей иномарке идентифицировать пока не удалось, ее истинного владельца в связи с этим будет установить проблематично. В пяти метрах от груды обгоревшего металла был найден пистолет “Иж-71”, вероятное орудие преступления. В магазине находился один неизрасходованный патрон. Пистолет был приспособлен для стрельбы с глушителем. Кстати, сам ствол относится к категории служебного оружия. В отличие от табельного (боевого) Макарова у “Ижа” занижены тактико-технические характеристики (начальная скорость полета пули, износ ствола и др.). Данный вид оружия стоит на вооружении у охранников. Чаще всего для пистолета используется патрон 9х17 (укороченный патрон браунинга) — пороховой заряд в нем меньше, нежели в стандартном патроне для ПМ, а значит, менее мощный.

 

Сожженная машина киллеров. Фото: Виктор Мельник.

 

Деталей и много, и мало. Первое, что бросается в глаза, — преступление очень похоже на убийство полковника Буданова.

Невольно напрашивается вопрос: не месть ли это националистов за одиозного ветерана чеченской войны? Казнь — публичная, дерзкая, а с ходу явных причин для убийства общественного деятеля не видно.

ЧТО ГОВОРЯТ РОДНЫЕ И ДРУЗЬЯ

Первым делом полицейские пообщались с 26-летним сыном убитого проректора Современной гуманитарной академии Магомедом. “МК” удалось тоже пообщаться с молодым человеком.

— Магомед, примите наши соболезнования. Что делал отец в злополучный день?

— В 9 часов он отправился по делам, а вечером находился на 11-й церемонии вручения премии Артема Боровика в театре “Эт Сетера”. Отец награждал Генриха Боровика. Папа сам был лауреатом в прошлом году. А после он поехал домой к нам на Беговую. Мы живем все вместе.

— Как вы узнали о случившемся?

— Я был дома. Мне позвонил сосед, сказал, что вроде бы отца застрелили. Я выскочил на улицу и увидел его на асфальте... Не могу даже предположить, кто мог такое совершить. У папы были огромные планы.

Ахтаханов кроме работы в Современной гуманитарной академии занимался в Москве бизнесом. Правда, об этом мало кто знал даже из его друзей. “МК” удалось найти москвичку Галину СОКОЛОВУ, у которой Ахтаханов на заре юности снимал квартиру. Пенсионерка рассказала неизвестные подробности из жизни писателя.

— Галина Ивановна, в каком году познакомились с Русланом Абуевичем?

— В 70-е годы, когда Русику — мы его до сих пор так называем — было 17 лет. Он приехал в Москву поступать в пищевой институт. Родом он из села Знаменское Надтеречного района Чечни. Кроме него мы сдавали квартиру еще троим его землякам. Никаких проблем с квартирантами никогда не было. Все они состоялись в жизни — один его приятель, Абдулла, живет в Париже. А Руслан остался нашим другом навсегда — виделись буквально два месяца назад. В юности он был такой поэтичный, восторженный, хорошо пел, писал стихи. Но тем не менее еще и на занятия борьбой ходил.

— А после окончания вуза чем он занялся?

— Руслан вернулся в Чечню, устроился на пищевой комбинат, дорос там до директора. Этот завод выпускал соки, перерабатывал черемшу. Параллельно Руслан не забывал поэзию, продвигался по творческой линии. А в 90-е в Москве открыл свою фирму по выпуску продукции для диабетиков — я так понимаю, стихи денег тогда особо не приносили. У меня самой сахарный диабет, так он говорил, что вылечит меня с помощью корня топинамбура. Присылал мне эти пищевые добавки. Внука моего, Гошу, устроил к себе работать на предприятие. Я так понимаю, дела у фирмы идут неплохо. Вообще, Руслан был очень отзывчивый, постоянно звонил, интересовался жизнью, здоровьем, даже помнил, когда у меня день рождения. А несколько лет назад пригласил всех нас к себе в Чечню в гости.

— Большая у Руслана семья?

— Да. У него сын Магомед и три дочери — Индира, Зарема, Залина, всех он выдал замуж, всем помог в жизни. По-моему, все дети живут в Москве, но родины не забывают. Брат еще Асланбек, когда служил в Москве, жил у нас. А мама его Моша умерла не так давно. Руслан, как и все родные, сильно печалился по этому поводу. Кстати, жена Руслана Завва недавно слегла с инфарктом в больницу.

 

Руслан Ахтаханов с семьей.

 

— Не рассказывал, может, какие проблемы у него были?

— Нас в свои дела он особо не посвящал. Даже когда в 90-е годы его в Чечне украли и посадили в яму, где держали 6 месяцев, требуя деньги, об этом мы узнали после. Руслан сказал, что простил этих людей. Я не верю, что у него есть враги, слишком открытым и доброжелательным человеком он был. Против власти не выступал. Кстати, каким привлекательным он был в молодости! Правда, в последнее время он сильно растолстел. Говорил мне: вот езжу на машине и не хожу пешком, поэтому набираю вес.

— Ему никто не угрожал?

— Насколько я знаю, нет, но слышала, что у него вымогали деньги.

 

За пару часов до смерти. Ахтаханов награждает Генриха Боровика мантией.

 

Член Общественной палаты ЧР, председатель Союза писателей Чечни Эдуард МАМАКАЕВ:

— Я знал Руслана Абуевича с первых дней, как он начал работать в Академии гуманитарных наук. Кстати, филиалы во всех республиках Северного Кавказа были созданы благодаря ему. Удивляюсь, кому он мог помешать: у Руслана Абуевича не было врагов, он был мирный и целиком посветил себя творчеству. Практически на свои собственные деньги не так давно построил в родном селе Музей просвещения Чеченской Республики. Дома он был две недели назад, мы встречались с ним. Планировали довести до ума этот музей, обсуждали разные экспозиции. Его убийство — траур для всей республики.

Валерий ТАРАКАНОВ, ректор Современной гуманитарной академии, где работал Руслан Ахтаханов:

— 16 ноября вечером он закрыл свой кабинет, сдал ключи и уехал домой. А уже в утренних новостях я узнал, что Ахтаханова убили. Я тут же позвонил охране и сказал, чтобы его кабинет опечатали до приезда Следственного комитета.

Табличку с именем и должностью уже успели снять — чтобы не отвлекать студентов от экзаменов, поясняют сотрудники академии. Руслан Абуевич, по их словам, старался решить проблемы каждого учащегося. Именно он организовал уникальную для вуза форму обучения — дистанционную, через Интернет и собственные телеканалы. Она предназначалась для ребят, находящихся в экстремальных условиях, вдали от центров обучения и региональных филиалов.

— Благодаря ему смогли получить образование дети из самых отдаленных регионов, — вспоминает ректор. — А вообще он винодел по своему первому образованию. Я однажды спросил его, почему он оставил это дело. И Ахтаханов ответил: “Вино, табак и наркотики — это зло, а делать нужно только добрые вещи”. С весны он собирался заняться проектом выращивания топинамбура в Чечне. Этот овощ богат инсулином и полезен для диабетиков. И Руслан Абуевич считал, что это действительно доброе, полезное дело.

Кто такой Руслан Ахтаханов

Руслан Ахтаханов получил известность как поэт и просветитель. Но до того, как он занялся творчеством и углубленным изучением истории чеченского народа, он активно занимался политикой. В частности, Руслан Ахтаханов был советником по экономическим вопросам у Джохара Дудаева и Аслана Масхадова. В 1994 году Дудаев направил его в Латвию торговым представителем. А летом 95-го Ахтаханов создал Демократическую прогрессивную партию. Политическое движение ратовало за создание в Чечне “независимого демократического светского государства”. В рядах партии тогда состояли видные общественные деятели республики. Однако с приходом к власти Доку Завгаева ДПП перешла в оппозицию. Потом, когда у руля Чечни встал Аслан Масхадов, Ахтаханов и партия поддержали его, а некоторым членам ДПП достались высокие посты в правительстве. Многие отмечают, что после пребывания в плену у бандитов (кстати, Ахтаханов был в плену вместе с полпредом Президента РФ в Чечне Валентином Власовым) он ушел из политики и решил посвятить жизнь творчеству и образованию чеченской молодежи.

Друзья поэта рассказали, что он очень сильно изменился после того давнего плена. Тогда-то, собственно говоря, он и начал писать стихи. “Сидя в зиндане, Руслан как будто бы пережил сильнейший внутренний кризис, который и подвигнул его к творчеству. В том, что он попал к боевикам, ничего удивительного не было — такие времена наступили, творился полный беспредел, людей захватывали просто ради денег. Думали, может, Ахтаханов богатый человек — он же был одним из первых кандидатов технических наук в Чечне. Мы даже не знаем, заплатили ли за него в итоге выкуп, — некоторых и так отпускали...”

Известно, что Руслан Ахтаханов был в хороших отношениях и с президентом Чечни Ахматом Кадыровым, а после его смерти — и с новым лидером, сыном Кадырова Рамзаном. И даже писал оды последнему. Правда, есть и мнения, что в последнее время у поэта с Рамзаном были не очень хорошие отношения. Дескать, Ахтаханову не нравились те резкие методы установления порядка в Чечне, которыми известны “кадыровцы”. Впрочем, это “МК” опроверг пресс-секретарь президента Чечни Альви Каримов.

— Рамзан Ахматович никогда ни с кем не ссорится. С чего вдруг он станет ссориться с Ахтахановым? Такого не было.

В родном селе Руслана Ахтаханова в Надтеречном районе Чечни 17 ноября траур. Узнав о смерти своего знаменитого земляка, туда со всей республики съехались близкие и друзья поэта. Готовятся к похоронам.

— Ждем вечернего рейса из Москвы, на котором, если ничего не изменится, вроде бы доставят тело Руслана, — рассказал “МК” один из родных. — Плохо то, что жена его сильно и давно болеет. А сейчас ей такой удар! Руслан был разным человеком, когда надо — добрым и мягким, когда надо — с характером, но открытых и явных врагов у него не было. Месяц назад он женил своего единственного сына, свадьба гуляла на родине, столько гостей было — у нас так принято, выказать уважение, на торжества приходят обычно все, кто хочет поздравить семью.

“Чечня моя, как рано ухожу я”

Говорят, что поэты предчувствуют свою судьбу.

Чечня моя, как рано ухожу я!
Любовь к тебе я уношу с собой.
Пусть жизнь мою — потерю небольшую
Ты не заметишь в битве роковой,
Но пусть она крупинкой безымянной
Как искра вспыхнет в жертвенном огне,
Приблизив свет надежды долгожданной
В кровавой и безжалостной войне.

Эти строки Руслан Ахтаханов написал еще в 1997 году; поэтом он тогда себя не считал, писал от случая к случаю. Его перо запросилось к бумаге после 47-дневного кошмара в плену у похитителей. “Действительность, которая порой гораздо страшнее, чем мы можем себе представить, в одночасье предложила мне роль проводника по безмерно трагической истории моего народа. Проведя 47 суток в плену у бандитов, сидя в душном зиндане, я почувствовал, что Всевышний вкладывает в мою руку перо, чтобы отныне я мог писать о своих земляках-героях, об отзывчивых и добрых людях Отечества и других стран мира, которые в разное время искренне сочувствовали и помогали чеченскому народу”, — этими воспоминаниями открывается личный сайт поэта.

Мы все — заложники у судеб, 
Но трижды в них заложник тот, 
Кто в грабежах удачу удит, 
Кто горе ближнему несет, 
Разбогатеть желая сразу, 
Идет на кражи и разбой... 
Всевышний отнимает разум 
У тех, кто причиняет боль.

Эти стихи Руслан читал своему стражнику-бандиту с автоматом из ямы зиндана. После освобождения Ахтаханов решил посвятить свою жизнь творчеству. Писал он о родной Чечне, о том, что война несет беду народам России. Некоторые упрекали поэта за его строки, посвященные Рамзану Кадырову:

Немало на планете президентов.
Готовых всё за Родину отдать,
Но не найти в анналах прецедентов
Умению Рамзана низвергать,

Но, как отмечали поклонники Ахтаханова в блогах, и Пушкин писал оды царю. Дело в том, что чеченский поэт именно в Рамзане видел возродителя разрушенной Чечни. В конце концов, литературный спецприз ежегодной премии Артема Боровика в 2009 году Ахтаханов получил не за эти стихи, а за множество других. Он был награжден “за твердую интернационалистскую позицию в жизни и творчестве”.

А вот последнее стихотворение, которое Ахтаханов прочитал за пару часов до смерти на вручении очередной премии Боровика.

Два кровных брата — русский и чеченец,
Между друзьями не было войны...
На них поднявший руку отщепенец
Пусть ужаснется от своей вины.

Затем Ахтаханов вручил Генриху Боровику студенческую мантию, шляпу и присвоил ему звание почетного профессора Современной гуманитарной академии. И поехал домой. Навстречу своей смерти.

Репортеры, Московский Комсомолец