Pussy Riot попали в изоляцию

154

Скандальная провокация в храме Христа Спасителя подверглась жесткому общественному осуждению.

«Панк-молебен», устроенный 21 февраля панк-группой Pussy Riot в храме Христа Спасителя, добился только одной цели: общественного консенсуса о недопустимости устраивать подобные «шоу» в местах, имеющих сакральное значение. Тем более мировой опыт однозначно свидетельствует — осквернение святынь не может остаться безнаказанным.

Феминистская панк-группа Pussy Riot «прославилась», когда ее активисты выложили в Интернет клип, несанкционированные «съемки» которого прошли в храме Христа Спасителя, а также за несколько дней до этого — в Елоховской церкви. Несмотря на «политический рэп», который прозвучал в клипе, представители самых разных политических лагерей оказались единодушны: практически никто не воспринял провокацию Pussy Riot как акт творчества или гражданский поступок. Как отмечает публицист Максим Кононенко, «акцию Pussy Riot в храме не поддерживает никто. Ну, по крайней мере, никто из участвующих в известных мне обсуждениях». «Лучше бы этой акции не было, — комментирует галерист и культуролог Марат Гельман. — Акция плохая, художник не должен выступать в сакральном пространстве». «Со стороны они на меня, как на человека весьма далекого от христианства, производят неприятное впечатление глуповатых девчонок, которые хотят дешевой популярности», — делится впечатлениями журналист, политолог Леонид Радзиховский. «Девушки мелко схулиганили, это была неприятная, неудачная выходка», — добавляет известный телеведущий Николай Сванидзе. Историк Михаил Соломатин задается вопросом об адекватности участниц скандала: «На мой взгляд, проникшими в храм Христа Спасителя девицами должны заниматься психоневрологи, но у нас в стране, к сожалению (поверьте, говорю об этом без иронии), — практику принудительного лечения свели к минимуму».

По словам же члена Общественной палаты Владимира Мамонтова, Pussy Riot его одинаково возмутили бы, «если бы они устроили такой фарс в синагоге, мечети или в любом другом храме». «Даже если бы они пришли в молельный дом сектантов, которые как у человека православного вызывают у меня мало симпатий, я бы тоже был возмущен таким поведением», — отмечает Мамонтов.

Даже художник-концептуалист Алексей Плуцер-Сарно, основатель и идеолог скандально известной арт-группы «Война», где начинала свой «творческий» путь одна из активисток Pussy Riot Надежда Толоконникова, не стал заступаться за участниц этого «перфоманса». Более того, в своем блоге он рассказал, что группа «Война» изгнала Толоконникову и ее супруга Петра Верзилова. За что? «После того как Петр и Надя сдали в милицию активиста Александра В., они украли у него все личные вещи, ноут и деньги, ... — Позднее они выкрали все личные вещи Олега Воротникова и Натальи Сокол. Александр В. отбывал год в исправительно-трудовых учреждениях по вине Нади и Петра. Они прямо заявили, что сдача ментам Александра будет „отличным пиаром“, после чего и было принято единогласное решение об их изгнании», — пишет Плуцер-Сарно.

Наблюдатели сходятся во мнении о том, что виновники инцидентов, связанных с оскорблением чувств верующих, должны нести ответственность за свои действия.

«Если художник наносит удар, делая его актом искусства, нарушая чужую веру, вторгаясь в чужую сакральность, то он должен быть готов, как минимум, к ответному удару, который эта чужая вера... может нанести по нему», — констатирует журналист Максим Шевченко. «Любой храм любая конфессия рассматривает как место действительно святое, место, требующее защиты от любых радикальных проявлений. Поэтому я считаю, что наказание должно быть адекватное», — соглашается директор Московского бюро по правам человека Александр Брод.

Президент Российского еврейского конгресса Юрий Каннер и вовсе сравнивает поступок Pussy Riot с осквернением памятника жертвам холокоста в Калининграде. Глава РЕК расценивает оба случая как святотатство. «В одном случае по отношению к памяти погибших, в другом — к чувствам верующих», — поясняет Каннер. По его словам, такие нарушения не должны оставаться без наказания.

«Если бы что-то подобное произошло в мусульманской стране, в мечети, то реакция была бы очень жесткая», — подчеркивает Александр Брод. Действительно, международная практика говорит о том, что общественные настроения и закон одинаково неласковы к осквернителям святынь.

«В самом рукопожатном на свете еврейском государстве дают за подобные штуки серьезные срока», — говорит известный израильский публицист Израэль Шамир . Он приводит следующий пример: «Авигдор Эскин оттянул два года за игры со свиной головой, а ведь тоже мог бы назвать свое святотатство «перфомансом».

Публицист ссылается на скандал 2001 года, когда упомянутый общественный деятель был осужден за участие в нескольких экстремистских акциях, одной из которых стало возложение свиной головы на могилу палестинского террориста, вызвавшее острую реакцию арабского населения Израиля.

Примерно так же реагируют на святотатство и в христианских странах. Известно происшествие во флорентийском соборе Санта-Мария-дель-Фьоре — устроивший на его алтаре импровизированные пляски сомалиец был немедленно задержан полицией и приговорен к выплате штрафа, хотя итальянские католики требовали гораздо более серьезного наказания. Директор Московского бюро по правам человека Александр Брод отмечает явное сходство данных инцидентов с «молебном» Pussy Riot: «Выступавшие оскорбили чувства верующих, налицо акт хулиганства. И, конечно, трудно понять тех, кто пытается оправдать этих девушек как авторов некоей культурной провокации».