Школа Гобсека

302

Конторы, предлагающие быстро взять деньги в долг, предъявив только паспорт, встречаются на каждом шагу. А их реклама висит не только на улице, но и в метро, что свидетельствует об успехе.

Не раз пользовались их услугами и мы. Правда, процент уж очень высок: когда в первый раз «перехватили до зарплаты», а потом платили 3% в день (1100% годовых), кошелек заметно опустел. В некоторых странах, например в Литве, ставки ростовщиков законодательно ограничены 100% годовых. В России тоже хотят ограничить, но косвенно: Минфин обобщил и принял к рассмотрению поправки в Закон «О микрофинансовых организациях (МФО)». Ожидаются облегчение жизни цивилизованным МФО и проблемы для мошенников и хапуг. А пока ужесточения еще не введены, корреспонденты «МК» задумались об открытии собственного микрофинансового бизнеса.

Закон «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях (МФО)» был принят 2 июля 2010 года. Полтора года действия привели не только к расцвету ростовщичества — все метро в Москве рекламой обклеено, — но и к выявлению недостатков. Было предложено внести в закон поправки, «запрещающие МФО выдавать микрозаем с использованием агентских услуг федеральной почтовой связи, если годовая процентная ставка выше, чем десять размеров ставки рефинансирования ЦБ РФ, установленной на момент выдачи денег». Ставка рефинансирования ЦБ с 26 декабря равна 8% годовых. Легко посчитать, что максимальная ставка, предлагаемая в поправках, не превышала бы 80% годовых.

Классик французской литературы Оноре де Бальзак в 1830 году создал бессмертный образ ростовщика Гобсека (в переводе на русский — Живоглота). Гобсек брал «самое меньшее — пятьдесят процентов, сто, двести, а когда и пятьсот». 80% годовых от живоглотов 19-го века недалеко ушли. Впрочем, тогда господствовал золотой стандарт и (почти) не было инфляции.

Регуляторы — Минфин и ФСФР — обеспокоились высокими ставками МФО. «Уже в этом году МФО будут раскрывать эффективную ставку по кредиту наравне с банками и кредитными кооперативами, — сообщила замруководителя ФСФР Юлия Бондарева. — В договорах в правом верхнем углу будет размещаться информация о полной стоимости кредита или займа. Важно, чтобы заемщик адекватно понимал, сколько он будет платить по займам».

Предложения Минфина более техничны. Он наделяется правом исключать из реестра МФО фирмы, нарушающие законодательство. Кроме того, устанавливаются новые понятия: «микрозаем с высоким риском» и «МФО высокорискового финансирования». По таким компаниям будет вестись отдельный надзор со стороны ФСФР.

Предлагается также административная ответственность за использование юрлицом, не включенным в реестр МФО, в названии слов «микрофинансовая организация». Сейчас некоторые ловкачи злоупотребляют: выдают займы, не включая себя в реестр и не платя налоги. И ответственность за работу без реестра была формальной: права выездных проверок ни у Минфина, ни у ФСФР не было. Оштрафовать на 30 тыс. руб. по каждому случаю можно было лишь по заявлению пострадавшего. Теперь ФСФР получит право приехать и оштрафовать, а при повторных нарушениях — закрыть организацию.

 

фото: Александр Астафьев

 

Первые шаги

Открытие собственной конторы начинается с регистрации юридического лица, причем закон об МФО составлен хитро. В статье 2 установлено, что «микрозаймы выдаются юридическим лицом, зарегистрированным в форме фонда, автономной некоммерческой организации, учреждения (за исключением бюджетного учреждения), некоммерческого партнерства, хозяйственного общества или товарищества, внесенным в государственный реестр микрофинансовых организаций в установленном порядке». Подвох в том, что лишь в конце указано, что микрозаймы может выдавать обычное ООО.

Из всех перечисленных в законе форм именно ООО проще всего учредить частному лицу. В Москве регистрация обойдется в 25–30 тыс. руб., включая юридический адрес. Но адрес лучше не покупать. Для работы с клиентами все равно потребуется помещение. МФО — это контора площадью не менее 20 кв. м. Лучше всего расположиться на первом этаже в «спальном» районе. Звучит цинично, но чем больше вокруг бедняков — тем больше клиентов у ростовщика. В «спальных» районах находятся самые прибыльные ломбарды, где контингент клиентов примерно тот же. Богатые и успешные пойдут за кредитом в банк, а наш клиент тот, кому банки отказали, а в ломбард нести нечего. Аренда помещения на окраине с юридическим адресом в нем же обойдется начинающему ростовщику в 40–50 тыс. руб. ежемесячно.

Нужно сделать ремонт (железная дверь, решетки на окнах и сигнализация обязательны) и закупить необходимое оборудование. Его немного, но сейф должен быть надежным. Об этом не очень-то принято говорить, но конторы ростовщиков регулярно подвергаются кражам. Чаще всего это налет: на ночь уважающие себя ростовщики деньги в сейфе не оставляют. Бандиты в курсе и предпочитают врываться в разгар рабочего дня. Нужно, чтобы полиция по «тревожной кнопке» успела приехать, пока злоумышленники копаются с сейфом. Защититься помогут хитрости вроде кнопок сигнализации на полу, чтобы незаметно нажать ногой, а также кнопка, реагирующая на несанкционированное открытие сейфа даже «родными» ключами. Расходы на безопасность в конторе ростовщика можно оценить в 300–400 тыс. руб. Они разовые.

Проще всего совместить ремонт помещения с рассмотрением документов в Минфине. Как уже говорилось, реестр МФО будет вести ФСФР, но документы пока нужно подавать в Минфин. Пакет таков: заявление (образец есть на сайте Минфина); нотариально заверенные копии свидетельства о регистрации юрлица и свидетельства о постановке на учет в ФНС. Заверенная копия устава, в который не забыли внести пункт «оказание услуг МФО». Отсутствие этого пункта в уставе ООО — причина 76% отказов, так что склероз тут неуместен.

Кроме того, Минфину нужны сведения об учредителях. В обычном ООО, открытом физлицами, это просто копии паспортов. Еще понадобятся заверенные копии решения учредителей о создании организации и приказа о назначении гендиректора (иного органа управления в ООО нет). Нужны также сведения о местонахождении организации (юрадрес); выписка из реестра иностранных юридических лиц, если учредителем выступает иностранное юрлицо, и свидетельство об оплате госпошлины (1000 руб.).

Как видим, пакет документов вполне обычен. Каждый, кто сталкивался, например, с получением банковского кредита на фирму, такой собирал. Желание некоторых работать без реестра и налогов — откровенно непонятно. Все равно поймают, впаяют штраф и закроют контору. Думается, что с развитием конкуренции желающих «настучать» в ФСФР на «серых» ростовщиков будет становиться все больше. Рынок убьет их; выгоднее сразу работать честно.

Закон отводит Минфину 14 дней на рассмотрение документов. В реальности тянут от трех недель до месяца. Но отказывают лишь тем, у кого документы неправильно оформлены либо в них содержатся ложные сведения. Лучше работать честно, и, получив номерное свидетельство о внесении в реестр МФО, иметь возможность раздавать деньги направо и налево.

 

фото: Геннадий Черкасов

 

Где деньги, Зин...

Но где взять деньги, чтобы их раздавать? Лучше всего, если имеется начальный капитал. Около 500 тыс. руб. уйдет на организацию конторы («входной билет» дорог, но стоит того). Согласно закону, МФО имеет право выдавать займы не более 1 млн. руб. каждому заемщику и не может принимать вклады на сумму более 1,5 млн. руб. от одного вкладчика. Вкладчики у начинающего ростовщика вряд ли будут, и миллионные займы пока не для него. Но все же иметь 3–4 млн. руб. для ссуд первым клиентам необходимо. По-хорошему, с учетом накладных расходов и резервов, ростовщическую контору вряд ли стоит открывать без 4–5 млн. руб. за душой.

Журналистские зарплаты к накоплению таких сумм не располагают, и мы стали искать обходные пути. Первое, что приходит на ум, — банковский кредит. Статья 9.4 закона дает МФО право брать кредиты, банк вряд ли согласится кредитовать чужую МФО. Зачем ему растить конкурента?

Конечно, если банк является учредителем конторы, он может ее не только кредитовать, но и напрямую финансировать, внеся любую определенную им сумму в уставный капитал. Многие банки сейчас так и делают. Иногда ростовщическая контора открывается в буквальном смысле «сбоку». Очень удобно: отказал заемщику в кредите — и отправил в соседнюю дверь, к своему же ростовщику.

Но в учредители к начинающему ростовщику банк вряд ли пойдет. Впрочем, на рынке есть варианты ростовщической франшизы, когда банк предоставляет капитал и бренд для открытия конторы. Банкам выгодно продавать такую франшизу в регионы: на открытие отделения тратиться не надо, а доход пойдет. Да и вывеска примелькается.

Выход из ситуации находится на краю правового поля. Открываем второе ООО и берем кредит на него. До 1,5–2 млн. руб. сейчас можно взять достаточно легко. Разумеется, не стоит говорить банку, что кредит пойдет на МФО: не даст. Еще1–2 млн. руб. можно набрать через потребительские кредиты на учредителей. Потом оформляем вклады в свою же контору либо — что выгоднее — вносим средства в уставный капитал.

Путь рискованный. Во-первых, это, скажем так, полузаконно. Конечно, при успехе никто нам слова не скажет: банку по большому счету все равно, каким образом мы погасили кредит. Но при неудаче возможен судебный иск, где «нецелевое использование средств» может стать одним из пунктов обвинения. Посадят вряд ли, но неустойку влепят такую, что самим у ростовщиков занимать придется.

Чтобы не прогореть, посчитаем. Предположим, нам удалось различными ухищрениями добыть 3,5 млн. руб. начального капитала. Деньги не наши и имеют стоимость 17% годовых на три года. Это приведет к ежемесячному расходу 97,2 тыс. руб. (тело кредита) + 49,5 тыс. руб. (проценты) = около 147 тыс. руб. Еще придется заплатить аренду (50 тыс. руб.) и зарплату двум сотрудникам — кассиру и охраннику — в сумме 80 тыс. руб. Итого: ежемесячный расход до налогов — около 280 тыс. руб.

0,5 млн. руб. уйдет на организацию бизнеса. Оставшийся капитал в 3 млн. руб. раздается в рискованные микрозаймы. Согласно статистике, невозврат по ним составляет 50%, то есть половину. Нехило. Но мы тоже не лыком шиты: с просрочниками и «бегунами» будем работать. Например, подавать в суд. Но лучше готовиться к худшему и принять, что половина капитала просто пропадет. Остается 1,5 млн. руб. «рабочего» капитала, который будет приносить нам более-менее стабильный доход.

То есть ежемесячно мы будем получать некий Х. Этот Х надо сразу уменьшить на 43%, поскольку именно таков уровень налогообложения, установленный для МФО родным государством. За что ему спасибо: до принятия закона об МФО ростовщики должны были отдавать государству 85% своих доходов. Поэтому этот бизнес и был криминальным: легально под такие ставки никто бы работать не смог.

Сейчас после уплаты налогов у нас остается 0,57*Х. Чтобы не прогореть, а выйти хотя бы в ноль, нам необходимо решить простенькое уравнение: 0,57*Х = 280 тыс. руб. Из чего следует, что Х = примерно 492 тыс. руб. в месяц. Или 33% от нашего рабочего капитала 1,5 млн. руб. Именно такую ставку мы и должны установить для заемщиков: 33% ежемесячно, или 1,1% в день, или 400% годовых.

Да, ростовщический процент грабительский. С другой стороны, мы попадаем в средний уровень ставок, и даже чуть ниже его. Ведь в Москве сейчас микрозаймы стоят не менее 2% в день, а некоторые, особо ушлые МФО, ломят 3% в день (уже упомянутые 1100% годовых).

Ну а что делать, если начального капитала не набрали, а слава папаши Гобсека покоя не дает? Выход есть, но он полулегален. Надо сказать, что перспектива у бизнеса только одна: снижение ставок. На этот рынок пришли банки, а с ними — жесткая конкуренция. Пока спрос еще не удовлетворен, но через год-два ставки покатятся вниз. С банковскими они никогда не сравняются: слишком велики риски микрозаймов, но к уже упомянутым 10 ставкам рефинансирования (80% годовых) приблизиться должны.

Такие ставки на рынке уже есть. Только не в конторах, а в Интернете. Различные сайты типа vdolg.ru предлагают клиентам частные займы под процент выше банковского, но ниже ростовщического. Сайт является посредником, сводящим заемщиков с частными кредиторами. Это уже не микро-, а нано-займы. Например, люди набирают необходимые для покупки бытовой техники 40 тыс. руб. путем восьми (!) займов по 5 тыс. руб. каждый.

Тем не менее работать в этой среде можно. Риск, как ни странно, меньше. Займы мелкие, но их много, и у заемщика очень быстро нарабатывается кредитная история. Это не клиент, зашедший с улицы в контору; об интернет-заемщике многое известно. К тому же мелкие займы и отдавать легче.

Другое дело, что это незаконно. Если мы не заплатим налоги, это уклонение. А если продекларируем доходы и заплатим — незаконное предпринимательство. Ведь в законе об МФО ясно сказано: бизнес имеют право вести только юрлица, а мы — частники. Хотелось бы, чтобы государство как-то легализовало интернет-займы.

Стать ростовщиком обычному человеку реально. И мы видим, как много открывается контор. Но нужно помнить, как плохо кончила у Достоевского старушка-процентщица.