«Мы знали, за что деремся, знали цену, которую должны и можем заплатить, а когда все это знаешь, то страха нет»

28

За два часа до начала Парада Победы над Красной площадью витало волнение. Молодые военные беспокойно переглядывались, готовясь к ответственному шествию, стряхивали со своих камзолов капельки дождя и вытирали салфетками ботинки.

В это время ветераны только съезжались, их подвозили на автобусах к Васильевскому спуску, а потом на электромобилях доставляли до трибун. Эмоции зашкаливали. Они целовались, обменивались новостями и смахивали слезы. Старики тоже волновались, вспоминая, как вчерашний, День Победы 67-летней давности.

Барабанная дробь слышалась еще только на подходе к Красной площади, хотя парад должен был начаться только через несколько часов. Все военные части габаритно разместились на Васильевском спуске. Молодые люди переговаривались, репетировали шаг, поправляли свою форму и форму сослуживцев. Они бережно доставали сложенные в целлофановые пакетики белоснежные перчатки и надевали их в последний момент, чтобы не испачкать. Девчонки на противоположном берегу Москвы-реки махали молодцам ручкой, а те поглядывали на начальство и не решались ответить тем же, но одаривали красавиц белозубыми улыбками.

После завершающих приготовлений дивизии через посты охраны стали медленно подходить ближе к Красной площади. Каждые шеренга и вид войск, держащих в руках огнестрельное оружие, подвергались досмотру представителей Федеральной службы охраны. Последние ходили между рядами и заглядывали в каждый патронташ. По правилам он должен быть пустым. После чего ребята вставляли пустой блок в винтовку и маршировали дальше под звуки барабанов.

К слову, все участвующие в параде ребята служат всего лишь год. Однако, для того чтобы пройти по знаменитой брусчатке, их отбирали не только по медицинским, но и психологическим характеристикам. Кроме того, парни заполняли анкеты. По словам организаторов, «успех мероприятия зависит от каждого человека». Поэтому выборка была жесткой.

 
 

фото: Александр Астафьев

За несколько минут до начала все затихло. Тишина прервалась боем курантов и выносом Знамени Победы. Ветераны дрогнули, у многих на глазах выступили слезы.

После парада они с горечью и радостью вспоминали свое детство, молодость, войну, День Победы и, конечно, рассказывали о своих детях. Они стояли на Красной площади, сгорбленные, старенькие. Кто в руках держал палочку, а кого-то под руки держали их подросшие внуки. Некоторые из них пели фронтовые песни, некоторые горько плакали. Они радовались моменту, вниманию и цветам. Почти все прохожие останавливались, благодарили и желали старикам долгих лет жизни.
— Я был в девятом классе, когда началась война. В

44-м

меня ранило, и я не смог продолжать. Прошел Киев, Курскую дугу... многое. Страшно не было, — вспоминает

85-летний

ветеран ВОВ Моисей Москвин, имеющий медаль «За отвагу». Он хорошо помнит День Победы. Но не смог рассказать. Чувства захлестнули старого солдата, он заплакал... Поблагодарил за внимание и ушел с дочкой под руку.

Мимо меня пробегает маленькая старушка. Очень живая, с молодым взглядом и огромным количеством медалей на груди. Несмотря на 80 с лишним лет, Розалия Яковлевна Коваль (имя-то какое — Розалия!) очень хорошо выглядит, до сих пор работает и нянчит внуков.

— Я только что взяла автографы у Путина, Нургалиева. Они расписались на моей фотографии с прошлогоднего парада. Я учитель физкультуры. К слову, поэтому и такая подтянутая. 41 год стажа, — смеется и кокетничает Розалия Яковлевна. — Покажу росписи детям. Им будет интересно.

Коваль каждый год участвует в парадах и говорит, что самый запомнившийся был в 2010 году — 65-летний юбилей. «Молодежь очень красивая, выглаженная, наряженная. Техника впечатляет, страна хорошо вооружена. Но не дай бог, чтобы ваше поколение испытало, что такое война. Если тогда были штыки, то сегодня все куда серьезнее. Как бабахнет — и все», — непосредственно и эмоционально говорит Розалия Яковлевна.

Мы с ней разговорились. За пятнадцать минут она рассказала мне всю свою жизнь. Как с малых лет осталась сиротой, хотя была одиннадцатой в семье. Все родственники погибли, а ее забрали в детский дом. В 41-м она ушла в партизаны, а победу встретила в Виннице. Сейчас у нее семь детей и восемнадцать внуков. Нашли мы с ней и общие корни. Оказывается, мы обе жили когда-то в Душанбе чуть ли не на одной улице. Здесь она растрогалась. В этом городе в 90-е годы Розалия Яковлевна потеряла дочь, зятя и внучку. Она дала мне фото с росписью ВВП. «Распишись рядом. Пусть твое имя и фамилия останутся у меня в памяти и на бумаге», — сказала бабушка. Теперь уже чуть не расплакалась я...

После парада основная масса людей разошлась буквально за десять минут. На площади оставалось лишь несколько самых стойких ветеранов. Вокруг них стояли люди и просто общались со стариками. «Мы ловим момент, — сказала одна из женщин. — Моего отца уже нет. Хоть с чужим поговорю».

Ольга Рахимджанова, фото Александр Астафьев, Московский комсомолец