Pussy Riot признали ошибку, но не вину

108

Надежда Толоконникова: «Если кто-то был оскорблен нашим выступлением в храме Христа Спасителя, то я готова признать, что мы совершили этическую ошибку. Это именно ошибка, поскольку сознательного намерения оскорбить кого-либо мы не имели».

Первое заседание по существу по делу Pussy Riot прошло в Хамовническом суде. Девушки признались, что совершили этическую ошибку, выступив в церкви, но заявили, что не имели умысла оскорбить верующих, и попросили не смешивать этическую и правовую составляющую дела. Как и на предварительных слушаниях, адвокаты вновь попросили вызвать свидетелей по делу, но во всех ходатайствах им отказали.

Первое открытое заседание по делу прошло в том же зале суда, где судили Ходорковского, — журналистов явно было не меньше: около 150 человек выстроились в очередь на ступенях к залу, так что заполненными оказались 2 лестничных пролета. «Надо было провести выездное заседание суда в Лужниках», — шутили они. В итоге в зал вместились не все, кто-то даже предлагал продавать место за 300 рублей.

В зал ввели 9 потерпевших: несколько сотрудников ЧОП «Колокол», двух свечниц, заместителя главного энергетика ХХС и прихожан. «Расстройство от этого действия велико, все эти месяцы люди идут в храм, горюют, чуть ли не плачут, не понимают, как можно было осквернить святыни. Я только пытаюсь сказать себе: успокойся, прими как есть, как тут снова приходят верующие, говорят, что видели меня на ролике, — я отвечаю, что еще не раз увидят», — рассказала «МК» потерпевшая по делу свечница храма Любовь Сокологорская. Большинство потерпевших в беседу не вступают: «У меня не было благословения давать интервью», — сказал «МК» охранник храма.

Суд не стал возвращать дело Pussy Riot в прокуратуру


Заседание началось с ходатайства прокуратуры. Прокурор сразу попросил запретить трансляцию и съемку процесса для защиты потерпевших — для обеспечения их безопасности, припомнив недавний случай в Таганском суде, когда мужчина напал с топором на судью Иванову. Ходатайство прокурора поддержала адвокат шестерых потерпевших Любовь Павлова, сказав, что честь и достоинство потерпевших оскорбляются во время судебных заседаний. На это адвокат обвиняемых Полозов ответил, что согласно ст. 241 УПК судебное заседание может быть либо закрытым, либо открытым, адвокат Волкова заметила, что потерпевших уже показали онлайн, адвокат Фейгин заметил, что ссылки на происшествие в Хамовническом суде не обоснованы.

Далее адвокаты прочли все свои 9 ходатайств о вызове свидетелей, экспертов и следователей, с тем отличием, что в этот раз они не просили вызвать в суд президента Путина. Впервые за весь процесс полностью высказались обвиняемые: адвокат Волкова зачитала их мнение на обвинительное заключение.

Надежда Толоконникова в письме признала, что группа Pussy Riot совершила этическую ошибку, однако девушки не имели цели оскорбить верующих. «Мы хотим, чтобы те, кто не может нас понять, нас простили», — написала Толоконникова. Она просила суд развести этическую и юридическую стороны дела и заметила, что непризнание своей вины по предъявляемой статье 213 не означает, что они не готовы извиниться перед верующими. Но признать обвинение по статье 213 — значит оболгать себя. «Наша этическая ошибка заключалась в том, что мы позволили привнести разрабатываемый нами жанр политического неожиданного панк-выступления в храм. Но мы даже не думали тогда, что для кого-то наши действия будут оскорбительны. Если кто-то был оскорблен нашим выступлением в храме Христа Спасителя, то я готова признать, что мы совершили этическую ошибку. Это именно ошибка, поскольку сознательного намерения оскорбить кого-либо мы не имели», — написала Надежда Толоконникова. Мария Алехина сказала, что девушки забрались на амвон из-за незнания церковных канонов. «Если нас посадили в тюрьму на полгода для того, чтобы уяснить церковные правила, то этого вполне достаточно», — написала Алехина. «Мы думали, что церковь любит всех своих детей, но, оказывается, она любит только тех, кто верит в Путина», — добавила она.

На протяжении всего времени, когда зачитывалась речь, пострадавшие зевали, не прикрывая рот ладонью, жевали жвачку, некоторые кивали. Потом один из них — сотрудник ЧОПа «Колокол» — встал и попытался выйти из зала, судья попросила его вернуться.

В мнении на обвинительное заключение Самуцевич написала, что они с уважением относятся к христианской религии, а причиной панк-молебна стали призывы патриарха не ходить на митинги и голосовать за Путина, что является нарушением принципа светского государства.

Прокурор потребовал все ходатайства отклонить. Так, на просьбу предоставить девушкам вещественные доказательства дела он сказал, что в деле имеются подробные протоколы их осмотра. «Суд, прокурор и адвокаты должны действовать в соответствии с нормами УПК, а не в соответствии со своими желаниями», — заявил прокурор, однако в своей речи сослался только на одну норму УПК, заменяя названия статей выражением «согласно действующему УПК». Адвокат потерпевших Павлова была недовольна тем, что обвиняемым дали зачитать свое мнение вперед чтения обвинительного заключения, и выступила против вызова свидетелей по делу. Павлова заявила, что это все сделано «показательно для прессы»: «Этим нарушается принцип состязательности сторон, мы рассматриваем банальный вопрос — совершение хулиганства по религиозным мотивам, а обвиняемые с защитниками хотят сделать из этого ток-шоу, подсудимые фильм тут снимают и уже, возможно, деньги на своем заключении зарабатывают», — сказала Павлова.

После небольшого перерыва судья вынесла решение об отклонении всех ходатайств от подсудимых и их защитников. А позже суд удовлетворил ходатайство о запрете съемки и трансляций во время допроса потерпевших и свидетелей — увидеть все показания онлайн на сайте Хамовнического суда теперь не получится.