Педагогов не будут штрафовать за плохие результаты Единого госэкзамена

69

Школьники, и особенно первоклассники, отходя от летней дремы, приводят себя в рабочее состояние. Тетрадки, форма, рюкзаки... Школа тоже не теряет времени даром: завершаются ремонты, идут педсобрания.

Отдельное дело — учителя, жизнь которых несколько изменилась после перехода образовательных учреждений на подушевое финансирование. С чем педагогам придется иметь дело в 2012 году, узнал «МК».

Летом многие учителя не теряли времени даром, проходя курсы повышения квалификации и переподготовки. А как же иначе — ведь каждый новый сертификат может сыграть на повышение зарплаты, которую педколлектив распределяет сам. По статистике, такой подход уже улучшил финансовое положение педагогов в Москве.

— В самом начале пилотного проекта средняя зарплата учителя была 37 тысяч рублей, — рассказывает Светлана Юрьева, заместитель руководителя департамента образования. — Сейчас — 54 тысячи, и это выше средней зарплаты по экономике города. Когда мы только вводили подушевое финансирование, мы предполагали, что столкнемся со стереотипом, что люди хотят пусть меньшую зарплату, но одинаковую для всех. Но теперь педагоги начинают понимать, что разный труд должен оплачиваться по-разному.

Это правило работает не только на поощрение хороших учителей, но и наоборот. Если педагог откровенно халтурит или провоцирует детей на уход в другую школу, это не останется без внимания.

— Вообще, я уверен, что самоочищение коллектива в таком случае работает лучше всего, — считает Исаак Калина, глава департамента образования. — Учителя видят, из-за кого дети уходят, из-за кого школа теряет деньги. Чтобы избежать ситуации, в которой человек откровенно мешает коллективу, школы могут перейти на контрактную систему и заключать с педагогом срочный договор на оказание услуг — на год или на какой-то другой период времени.

Одна из самых горячих тем, обсуждаемых в учительском сообществе, — должны ли результаты ЕГЭ влиять на зарплату педагога. С одной стороны, если ученик набрал 100 баллов по математике, то его учителя, безусловно, стоило бы премировать. Ну а если ребенок, переводя баллы ЕГЭ в привычную систему, еле-еле дотянул до «троечки»? Для одних эта оценка может быть позором на полжизни, для других — величайшим успехом в математике за всю учебу.

— Один из критериев, от которого зависит зарплата педагога, — это качество образования, которое он дает, — объясняет Светлана Юрьева. — И после долгого обсуждения мы решили, что результаты ЕГЭ не будут считаться таким критерием. Мы в целом стараемся уйти от каких-либо средних показателей — средних баллов ЕГЭ, средней успеваемости... Но, с другой стороны, если дети получают выше 220 баллов за три экзамена, это заслуга многих учителей и повод наградить всю школу.

Все заботы о кошельке педагога привели к тому, что школы практически не нуждаются в новых кадрах — учительские и так набиты под завязку. Правда, некоторые директора считают, что их учреждению не помешали бы учителя, умеющие преподавать русский язык как иностранный.

— Многие родители стремятся отдать свое чадо в школу постатуснее, — признается директор школы № 259 Алексей Железняк. — У нас неудобное расположение, окна выходят на кладбище, жилой застройки мало... Но мы работаем и с населением, и со своим рейтингом. Детей мигрантов много, буквально сегодня женщина из Киргизии приводила ребенка. Но я по-киргизски не понимаю, отправил ее за нотариально заверенным переводом свидетельства о рождении ребенка.

Но чиновники не видят необходимости в специальных преподавателях для тех, кто плохо говорит или вообще не говорит по-русски. По их словам, мигранты должны учить детей русскому языку за свой счет.

— Некоторые микрорайоны в нашем округе реализуют такую задачу образования, — утверждает Нина Минько, начальник Южного окружного управления образования. — В целом в Москве есть специальные школы, куда могли бы приходить дети мигрантов и добирать те знания, которых им не хватает. Моя личная точка зрения на этот счет — за границей такое обучение проводится за счет самих мигрантов. Переезжая, они решают языковые и культурные проблемы своей семьи с помощью специальных центров, не требуя для этого государственного финансирования. Мне кажется, что такой путь более целесообразен.