Кремль отказался от традиционного общения Владимира Путина с народом

112

И этот факт серьезней, чем кажется. Конечно, чтобы народ, не дай бог, не подумал, что Путин в нем разочаровался, администрация тут же предложила две версии — выбирай на вкус!

Первую сообщил пресс-секретарь Дмитрий Песков: «Учитывая… климатические условия, мы перейдем в режим, когда прямая линия будет проводиться все-таки в теплый сезон, а не в сезон, когда отмерзают уши и ноги».

Это заявление само по себе чудесно, ибо показывает, что Кремль не готов отказаться от постановочности при общении с Путиным: моряки Северного флота должны часами ждать очереди задать вопрос на фоне красиво подсвеченной подводной лодки, а оленеводы — на фоне оленя, жующего ягель. Поэтому Кремль проявляет крайнюю заботу об «ушах и ногах» и отныне позволит стоять часами уже не зимой, а летом, на фоне травки и птичек. О том, что можно позволить людям просто зайти в помещение, не может быть и речи — ведь тогда не получится «картинки страны», а при общении с Путиным важно показать, что весь ее народ, равно как и все климатические зоны, жаждут ответа от президента.

Вторая версия отмены выпущена для жалостливых. Целых два «неназванных источника» из Кремля сообщают, что вообще-то Путин полностью здоров, однако есть старая травма, обострившаяся после его сентябрьского полета со стерхами на мотодельтаплане перед саммитом стран АТЭС. Якобы именно поэтому Путин полностью перекроил свои зарубежные визиты и практически никуда не выезжает из «Ново-Огарёва». Кстати, не лишне напомнить, что раньше это затворничество в загородной резиденции гражданам пытались объяснить заботой Путина о народе — типа он не хочет создавать ежедневные пробки в городе своими проездами в Кремль.

А есть еще и третья версия — она для настоящих мужчин: Путин «потянул мышцу во время тренировки».

Так пробки, тренировки или какая-то другая болезнь? Болен Путин или здоров?

Конечно, здоровье гражданина Путина — это его личное дело, однако здоровье президента страны — это фактор общественный. И фраза г-на Пескова о том, что «упорство ряда СМИ в освещении темы здоровья президента достойно лучшего применения», звучит довольно странно для пресс-секретаря главы крупного государства. На дворе информационный век, но все повторяется в брежневских традициях, а отсюда широкое поле для всевозможных слухов и инсинуаций, так что, «товарищ Кремль», просим в дальнейшем без обид.

Но что касается лишения россиян накануне Нового года «общения с народом», тут дело, видимо, не только и не столько в здоровье.

Напомним, что название этого действа было удивительным: «Разговор с Владимиром Путиным». То есть не с «президентом», не с «премьером», не с «духовным лидером», от чего Кремль отбрыкивался как мог, а просто с человеком.

Бог мой, так кем же должен был быть этот человечище, чтобы ежегодно вся страна — рабочие, военные, ученые, писатели, — с трепетом прильнув к экранам, внимала его четырехчасовым учениям? И чему учил нас этот удивительный человек все эти годы? Тому, что «все будет хорошо», что увеличат пенсии и зарплаты? Тому, что Россия наполнена агентами, на содержании у которых оппозиция? Что там, за границей, еще хуже, чем у нас?

Если коротко, то помнится главным образом это.

«Разговор с Владимиром Путиным», не важно, будет ли он в дальнейшем или нет, был вершиной пиара, торжества административного ресурса, когда ты можешь все! Это была сольная чечетка по огороженной и охраняемой сцене со зрителями, пристегнутыми к креслам. Кремль мог посадить «Владимира Путина» на экран, забыв назвать его государственную должность, поставив заранее отобранных людей по всей стране в виде лубочной картинки, раздав им утвержденные вопросы, на которые в основном были заранее продуманные обещалки-ответы.

Но главным, конечно, были подарки.

Год за годом, как добрый Дедушка Мороз, Владимир Владимирович исполнял желания. И взрослых, и детей. Помните?

11-летняя Наташа Бугаева из Биробиджана спросила, почему в центре площади в ее городе поставили искусственную елку, а не живую. Глава государства отметил, что будет правильно, если губернатор поставит на площади города живую елку, а не искусственную. И почти тут же в центре Биробиджана поставили аж две елки.

Второклассник Саша Назаренко из поселка Усть-Ордынский спросил: «Что нужно сделать, чтобы все желания сбывались, чтобы все хорошо жили, были здоровы и счастливы?» Владимир Путин ответил: «Нужно верить в это хорошее и проявить силу и волю, чтобы добиться этого результата», а через месяц пригласил Сашу на Кремлевскую елку. Вместе с ним в столице побывали еще восемь детей из Усть-Ордынского округа.

Девятилетняя Даша Варфоломеева из бурятского села Тугнуй в ходе программы «Разговор с Владимиром Путиным» попросила у него новые платья для себя и сестры. Путин пригласил девочку с сестрой в Москву на новогоднюю елку. Даше, как она и просила, подарил кремовое платье с кринолином. А ее сестре голубое.

Девятиклассница Таня Копнинская из деревни Стародубка Омской области пожаловалась, что в ее школе всего три компьютера, попросила помочь — и в школу поступило около полутора десятков ноутбуков. А кроме того три интерактивных доски...

Но, как известно, все хорошее когда-нибудь кончается. Видимо, сама эпоха четырехчасовых «душевных разговоров» власти со страной проходит. И дело тут совсем не в ненавистной Кремлю оппозиции, ибо известно, что каждый человек — сам творец своего несчастья. Это не оппозиция впервые освистала Путина на боях без правил, а самые обычные зрители. Это не Госдеп проплатил петербургским водителям, чтобы они показывали палец и сигналили кортежу Медведева. Это не злобные грузины организовали многотысячный стадион, чтобы болельщики пели «Губернатор — жлоб!».

Все это — заслуга исключительно самой власти.

Конечно, даже в этой ситуации, когда рейтинг лидера, как и власти в целом, неуклонно снижается, можно было бы, как советовал писатель Михаил Зощенко, на это «плюнуть и растереть». Все так же согнали бы народ, и Путин поставил бы новый личный рекорд, общаясь с народом уже не четыре, а пять часов. Но в этом-то вся соль, что в путинской России он может побить только собственный рекорд. Его монолог по телевизору — это не дискуссия, не дебаты. Это не отстаивание точки зрения или позиции. Это в широком смысле разговор с собой, любимым, незатейливый рассказ о том, как «гражданин Владимир Путин» представляет будущее страны, которой уже давным-давно управляет.

И, на мой взгляд, главная причина отмены традиционного телевизионного шоу не в трогательной заботе об ушах и ногах граждан и не в здоровье, подорванном уже не на галерах, а в полете со стерхами или на спортивном ковре, а в том, что у власти закончились идеи, которыми можно было бы увлечь народ.

Если лидеру есть что сказать, то совершенно не важно, где стоят граждане. Больную спину можно растереть и рассказать о том, какую ты страну строишь, хоть лежа на носилках — так даже больше уважать станут.

Но, видимо, сказать больше нечего, и это самое главное.

Владимир Путин — прекрасный полемист, он не боится острых вопросов, умело жонглирует цифрами, даже может шутить, хотя и своеобразно.

Но в «Разговоре с Владимиром Путиным» самому Владимиру Путину нужно произнести главное — какую страну строишь. А он, по-моему, этого сам не знает.

Это высокотехнологичная держава? Тогда где новые высокие технологии?

Это «самодержавие-православие-народность»? Тогда как быть с Конституцией?

Это просвещенный авторитаризм? Демократия? Возврат в СССР?..

Лидер имеет право на любой путь. Он не имеет лишь права молчать об этом. Или не знать, что по сути одно и то же.

Владимир Путин отменил беседу с самим собой — так есть ли о чем жалеть? Граждане не будут стоять на морозе, у лидера не будет никаких проблем со здоровьем. Вроде бы одни плюсы?

Но нет, есть и крупный минус. Какие-то дети на этот раз останутся без подарков. Ведь для страны эти пропагандистские шоу были беседами с Дедушкой Морозом, не более. А на этот раз Дедушка не придет.