На зоне не любят «Пусси Риот»

67

Слава сыграла с одной из участниц панк-группы «Пусси Риот» Марией Алехиной злую шутку. В колонии девушка вступила в открытый конфликт и даже подралась с арестантками, после чего попросила спрятать ее в безопасное место — в ШИЗО.

Что толкнуло Марию отказаться от общества заключенных и в каких условиях ей приходится коротать дни и ночи — выяснил «МК».

— Вы должны представлять, что такое ШИЗО в колонии (в каждом исправительном учреждении их от 10 до 20), — говорит источник в системе ФСИН. — Это крохотная камера 2 на 2 метра, где кровать в течение всего дня пристегивается к стене, чтоб на ней нельзя было лежать и сидеть. Нет ни телевизора, ни радио. Вместо полноценного унитаза — чаша генуя (дырка в полу) и рукомойник. Проштрафившихся заключенных сюда водворяют на срок до 15 суток. При этом решение принимает дисциплинарная комиссия, в состав которой входит медик. Часто доктор не позволяет сажать в ШИЗО с учетом физического и психологического состояния.

Кстати, правозащитники давно борются с ШИЗО. По словам создателя проекта «ГУЛАГу нет» Владимира Осечкина, туда часто направляют людей за такие оплошности, как неправильно заправленная кровать. В реальности это мера воздействия на заключенных со стороны администрации. Однако в ШИЗО заключенный может и спрятаться от гнева сокамерников. Именно так произошло в случае с Марией Алехиной. Она сама написала заявление на имя начальника Пермской колонии, где попросила перевести ее в «одиночку» и обеспечить ей личную безопасность.

Замечу, что обычно в ШИЗО как в безопасное место просятся в крайних случаях — скажем, если человек проиграл в карты, а расплатиться нечем, или кто-то из осужденных грозит убить-изнасиловать. Что толкнуло на отчаянный шаг Алехину?

— На «горячую линию» поступили звонки из Пермского края, — рассказывает зам. руководителя правозащитного портала ОНК Инна Жоголева. — Звонившие сообщили, что Алехина была избита осужденными, что в ее адрес поступают угрозы физической расправы. Но мы не знаем до конца — была ли она зачинщицей конфликта или только жертвой. Сейчас мы готовим обращение с просьбой разрешить правозащитникам посетить Алехину, провести медобследование на предмет наличия синяков, ссадин и т.д.

— Мы предупреждали о том, что такое может случиться, еще до приговора, — говорит Владимир Осечкин. — Излишний общественный резонанс сыграл с девушками злую шутку — они почувствовали себя мегазвездами на уровне Мадонны (раз уж та носит майки с их именами) и, если говорить по-русски, задрали нос. Я общался с женщинами, которые с ними пересекались за решеткой в московском СИЗО №6. Так вот те говорили, что Алехина очень трудно уживается с людьми, ставит себя выше остальных. Ну а подобное поведение в колонии не приветствуется. Большинство стали верующими, уже попав сюда, потому что вера для них порой — способ выжить. Как только женщины попадают за решетку, их мужья (до 95%) расторгают браки, их сожители рвут всякие контакты. Целая трагедия! И теперь, представьте, среди таких людей появляется девушка, которая, по сути (так это выглядит в глазах других осужденных), пришла с сытой вольной жизни, потому что надругалась над верой. Ясно, что уважением она пользоваться не будет.

Психологи считают изоляцию крайне опасной — она деструктивно влияет на психику, и та начинает деградировать. Американцы привели даже пример одного заключенного, который пробыл в «одиночке» чуть больше года. На вопрос: «У вас есть книги, так почему вы не читаете?» — он ответил: «Я не могу, пока прочитаю 30 страниц, забываю, что было на первой». Выйдя на свободу, такие люди не могут адаптироваться, потому что разучились общаться.

— Для Алехиной мог бы быть спасением перевод в другую колонию, — говорят правозащитники. — Но где гарантии, что там не повторится то же самое. Поэтому нужно решить конфликт, постараться помирить Марию с другими женщинами. Это возможно.

Любопытно, что за Надю Толоконникову правозащитники не переживают. Говорят, что она более коммуникабельная и умеет приспосабливаться. «Она веселая. Ей проще», — подтвердила одна из бывших сокамерниц Нади.