Главком РВСН рассказал о ядерных секретах страны

302

17 декабря свой профессиональный праздник отмечают Ракетные войска стратегического назначения (РВСН). За всю свою 53-летнюю историю эти войска ни разу не воевали.

И, хочется надеться, не будут воевать никогда. При этом РВСН – самый грозный род войск. В российской ядерной триаде на их долю приходится 62% носителей и 54% боевых блоков всего стратегического ядерного потенциала страны. И пока существуют эти войска, Россия может считать себя великой державой, к голосу ее политиков будут прислушиваться, а реформаторы смогут позволять себе любые, даже самые разрушительные реформы армии, понимая, что в мире никто нам не посмеет угрожать всерьез.

В канун профессионального праздника стратегических ракетчиков небольшая группа журналистов была приглашена к командующему РВСН генерал-полковнику Сергею Каракаеву.

  • У меня есть один большой недостаток – сразу же озадачил генерал, - я не стремлюсь к публичности, и не считаю, что человеку военному вообще нужен пиар.

Было видно, что он не слишком рад беседе с журналистами, потому их круг весьма ограничен. Он тут же объяснил, что мы не вправе рассчитывать на его полную откровенность и некоторые наши вопросы он просто оставит без ответа.

Мы с пониманием отнестись к его предосторожности и мере ответственности, а потому согласились, что смысл кое-каких ответов постараемся как бы «читать между строк», и тут же набросились на нелюбящего «PR» генерала с неудобными вопросами:

  • Существует устоявшееся мнение, что наш стратегический ядерный потенциал катастрофически стареет. Ранее число пусковых установок в РВСН исчислялось тысячами, сейчас, по международным данным, их всего 384 единицы. Ракеты так же массово снимаются с вооружения по старости, на боевой дежурство ставятся лишь штучно, и потому от нашей былой ядерной мощи вскоре ничего не останется.

  • Все не так безнадежно. То время, о котором вы говорите, уже ушло. К концу 2012 года в составе ударной группировки будет находиться около 100 пусковых установок с новыми ракетными комплексами «Тополь-М» и «Ярс». Таким образом, за последние годы доля современных вооружений в составе РВСН приблизилась к 30% и будет лишь возрастать. Планируется, что к 2016 году она составит около 60% от всей ударной группировки, а к 2021 году – 98%.

Сейчас новейшим комплексом нашей группировки является «Ярс» с ракетой РС-24, он обладает возможностью оперативного выхода из пункта постоянной дислокации и скрытого рассредоточения на больших территориях. «Ярс» придает устойчивость группировке в ответных действиях и является реальным свидетельством приоритета России в ракетно-ядерной области.

  • Но при современных возможностях космической группировки потенциального противника, передвижные комплексы стали слишком уязвимы. Причем именно в момент боевого патрулирования и выхода на полевые позиции, тем более, что их маршруты нашему потенциальному противнику давно и хорошо известны.

  • Не забывайте, что ограничение территорий, в пределах которых могут перемещаться наши грунтовые комплексы, новым российско-американским Договором СНВ-3, в отличие от предыдущих договоренностей, не предусмотрены. Недавно на крупных стратегических учениях ядерных сил, которые прошли под руководством Верховного главнокомандующего, мы отрабатывали в том числе и вопросы патрулирования с выходом на стартовые позиции. При этом использовались самые разные способы маскировки, в том числе с применением ложных дивизионов. Против нас в качестве потенциального противника абсолютно бескомпромиссно действовала наша российская космическая группировка. И я скажу, что результат для нас оказался хорошим. Малую часть комплексов наш условный противник, конечно, обнаружил, но в большей степени нас «засечь» он не успел, и мы с успехом смогли выполнить нашу боевую задачу.

  • Но если вы столь неуязвимы, то почему Россия так беспокоится относительно создания в Европе американской ПРО?

  • Россия вовсе не против создания противоракетной обороны, причем не только у какой-то определенной страны или группы стран. Мы говорим о том, что существует взаимосвязь между наступательными и оборонительными стратегическими системами. Поэтому в случае наращивания противоракетного потенциала возникает вопрос об оправданности сокращения стратегических наступательных вооружений и, соответственно, мы высказываемся за сохранение стратегического равновесия.

Пока в мире имеется устойчивый механизм ядерного сдерживания, не стоит его ломать, не создав соизмеримый по эффективности другой механизм обеспечения международной безопасности. Поэтому, по нашим оценкам, создание глобальной ПРО может спровоцировать гонку вооружений.

  • Эксперты очень по-разному оценивают позицию США по ПРО. Одни говорят: их мощная система способна нивелировать наш ракетно-ядерный потенциал. Другие считают, что создаваемая ПРО не способна составить ощутимой угрозы возможностям ядерных сил России в ответно-встречном и ответном ударах, а потому нам нечего беспокоиться. Какой позиции придерживаетесь вы?

  • Я считаю, что на данный момент существующая ПРО, действительно, не ограничивает возможности СЯС России. Однако на последующих этапах создания глобальной ПРО, США предполагают в Европе развернуть противоракетные средства, обладающие способностью перехвата баллистических ракет межконтинентальной дальности. Нам говорят: это делается против ракетной угрозы со стороны Ирана. Однако такие ракеты, против которых создается ПРО США в Европе, есть только у России. Поэтому мы и полагаем, что ПРО в Европе имеет антироссийскую направленность.

  • Короче, гонка вооружений все-таки неизбежна... В таком случае, хотелось бы знать, каковы взаимоотношения у РВСН с «оборонкой»? Удалось ли согласовать позиции по ценам на ракетные комплексы? Подписаны ли контракты на 2013 год?

  • Здесь у нас ситуация несколько лучше, чем у других. Все контракты в интересах РВСН в 2012 году выполнены. По закупкам ракетных комплексов стратегического назначения еще в 2011 году подписаны долгосрочные контракты (РКСН стационарного шахтного базирования – до 2015 года, подвижного грунтового – до 2020 годов). Причем, РВСН в согласовании цен не участвует. Цена по каждому виду продукции проходит проверку и в Федеральной службе по тарифам, и в Минобороны. Наша же основная задача - обеспечить качественную приемку вооружения и военной техники.

  • Ну да, если учесть, что ракетные комплексы – продукция штучная и отнюдь не дешевая, а потому частой замене не подлежит.

  • Именно. Для нас принципиально важным является вопрос о продлении сроков эксплуатации ракетных комплексов шахтного базирования, составляющих ныне основу группировки РВСН, и, прежде всего, ракетного комплекса с самой мощной тяжелой ракетой стратегических ядерных сил РС-20В «Воевода». По технологическому уровню ракетный комплекс «Воевода» с межконтинентальной баллистической ракетой (МБР) РС-20В до сих пор не имеет аналогов ни среди отечественных, ни среди зарубежных комплексов. К настоящему времени он в полтора раза превысил гарантийные сроки эксплуатации, простояв на боевом дежурстве 24 года. Сейчас с организациями промышленности мы проводим работы по продлению срока эксплуатации этой ракеты до 30 лет, что позволит сохранить комплекс в боевом составе РВСН до 2022 года.

  • У вас много долгожителей. В 1980 году, например, была принята на вооружение ракета РС-18…

  • …и до сих пор комплекс с РС-18 один из самых надежных в мировой практике боевого ракетостроения. Он стоит на дежурстве 33 года, превысив гарантийные сроки эксплуатации более чем в три раза. Причем, мы планируем дальнейшее продление его срока до 35 лет, что позволит сохранить РС-18 в составе группировки РВСН до 2019 года.

Так же до 2019 года – до момента перевооружения на новый «Ярс» - в составе РВСН сохранятся и полки подвижного грунтового комплекса «Тополь» с ракетой РС-12М. Они стоят на боевом дежурстве с 1988 года и составляют основу мобильной группировки РВСН, поэтому сейчас развёрнуты работы по продлению сроков их эксплуатации до 25 лет. Что касается новых комплексов «Тополь-М» и «Ярс» как мобильного, так и стационарного базирования, то их эксплуатационный ресурс составит не менее 20 лет.

  • Согласитесь, такое запредельное продление сроков службы, это, все же, не от хорошей жизни.

  • Конечно, сроки службы этих уникальных комплексов не беспредельны, но мы думаем о будущем, и ведем ряд опытно-конструкторских работ по нескольким направлениям.

  • Это касается новой тяжелой жидкостной ракеты? Говорят, она к 2018 году должна прийти на смену нашей самой мощной МБР РС-20В «Воевода» (в версии НАТО – SS-18 SATAN («Сатана»)). Но относительно нее до сих пор ведется масса споров. Многие, в том числе и специалисты МИТ – создатели «Тополя», «Ярс» и морской «Булавы» - уверяют, что тяжелая жидкостная ракета не нужна – это лишь выброшенные бюджетные деньги. Доводы следующие: жидкостные ракеты – это прошлый век, отсталые технологии, угроза экологии, и главное – такая ракета не способна преодолеть ПРО, так как жидкое топливо не способно обеспечить ей быстрый старт, а значит, она будет сразу же сбита. Вы с этим согласны?

  • Могу лишь сказать, что в случае развертывания американцами космического эшелона ударных средств ПРО (что не исключается, поскольку в США в этом направлении усиленно ведутся НИОКР), потенциала твердотопливных МБР для преодоления такой ПРО может не хватить. В этой ситуации предпочтительнее развертывание новой жидкостной МБР со стартовой массой порядка 100 тонн, имеющей существенно лучшее по сравнению с твердотопливной ракетой качество по такой важной характеристике, как соотношение полезной нагрузки и стартовой массы.

Это означает, что ее более высокие энергетические возможности, позволяют использовать самые разнообразные, эффективные способы противодействия глобальной ПРО, включая космический эшелон ударных средств. Что же касается ее уязвимости на начальной стадии полета, то учтите, просторы нашей страны позволяют разместить комплексы в тех районах, где вблизи нет чужих средств ПРО, способных «достать» ракету на первых этапах ее полета.

Таким образом, новая ракета, которая будет обладать в сравнении с предшественницей гораздо большей дальностью полета, забрасываемым весом и технической надежностью, сможет обеспечить различные варианты ее боевого применения, в том числе и при проведении пусков ракет в условиях ответного ядерного удара. Исходя из всего сказанного, наличие в группировке РВСН ракет подобного типа является чрезвычайно важной мерой поддержания всей системы стратегического ядерного сдерживания России.

Более того, заглядывая в будущее, если американцы не откажутся от возможности использования своих ядерных носителей для доставки высокоточного оружия, то могу сказать, что наличие столь мощной жидкостной МБР позволит реализовать создание стратегического высокоточного оружия с неядерным оснащением с практически глобальной досягаемостью.

  • Однако, делая ставку на такую тяжелую ракету – аналог «Сатаны», вы почему-то не оставляете работу и над более легкими ракетами. Сообщалось, что в 2012 году проводились испытания с мобильной пусковой установки прототипа такой новой МБР. Зачем она нужна, если только что создан новейший подвижный грунтовый ракетный комплекс «Ярс», который вы сейчас ставите на вооружение? Стоит ли раздражать созданием этого нового оружия наших друзей-конкурентов в США?

  • Хотелось бы напомнить: новый Договор СНВ не ограничивает возможность как модернизации существующих вооружений, так и создания новых. Так что с международной точки зрения, мы ничего не нарушаем.

Что касается ракетного комплекса, испытания которого проводились в 2012 году, то скажу так: согласитесь, в век стремительного развития военных технологий, искусственно ограничить развитие РВСН было бы опрометчиво. Вполне естественно, что мы продолжаем работать над новой ракетной техникой. О каких-то промежуточных итогах этой работы, по вполне понятным причинам, говорить пока преждевременно, но могу заверить: результаты проведенных пусков говорят о том, что создатели этой ракетной техники находятся на верном пути.