Российские коммунисты выбрали между спариванием кроликов и Чернышевским

62

Не успели отбушевать страсти вокруг первой версии списка 100 книг, обязательных для изучения в школе, как появилась другая — еще экзотичнее.

Чудо-программа, подготовленная Российской академией образования, поражает новизной подхода к школьной литературе. Вместо Куприна, Лескова и Алексея Толстого она предлагает вниманию школяров из российских авторов — Улицкую, Пелевина, Бондарева и Эппеля, слегка разбавленных Юрием Домбровским и Фазилем Искандером, а из зарубежных — группу во главе с Джеймсом Джойсом…

— На американский грант нам предложили возмутительный список литературы, который надо изучать в школе, — заявил на специально созванной во вторник пресс-конференции глава думской фракции КПРФ Геннадий Зюганов. — А ведь с разгромом школьной литературы не просто разрушается единство языка, культуры, исторического кода нашего народа.

Попытки Минобрнауки разъяснить, что ведомство «не имеет отношения ни к разработке, ни к публикации данной программы», она не может быть использована в образовательном процессе», остроты момента не сняли. Не перебили негативного осадка и заверения чиновников, что «в основной и старшей школе (5—11-е классы) действует стандарт 2004 года, в котором представлен перечень литературных произведений для обязательного изучения, где представлены, в числе других, произведения А.К.Толстого, Н.С.Лескова, А.И.Куприна, А.В.Вампилова, В.П.Астафьева».

Даже эта программа не дает школьникам всего, что полагается для их развития, считает первый зампред думского Комитета по образованию Олег Смолин: «Основная часть изучения литературы перенесена из старших классов в средние — с 5-го по 9-й. И в том числе такие сложные для понимания ребят этого возраста книги, как «Война и мир» Толстого и даже «100 лет одиночества» Маркеса. Но новое предложение совсем за гранью. Из программы вычищены такие классики левого направления, как Чернышевский или Николай Островский, а их место занял никому не известный Асар Эппель».

Пришествие в школьную программу последнего вызвало, пожалуй, наибольшее неудовольствие участников пресс-конференции:

— Это типичный пример похабной литературы, — сокрушается писатель Владимир Крупин. — Вот Эппель пишет, как мальчик и девочка смотрят на спаривание кроликов. Зачем это? А вот гениального Белова из программы убрали. И Шмелева там нет...

— Последнее, что я перечитывал из классики, было «Бородино», — признался «МК» Геннадий Зюганов. — Мы с моим пятилетним внуком учили это стихотворение к юбилею битвы. Между тем сейчас это стихотворение изгоняют из школьной программы! А совсем недавно я перечитывал XIII главу «Истории» Карамзина — ту, где говорится о смуте и об изгнании поляков из России.