Волгоград становится новой мишенью для террористов

81

Не прошло и трех месяцев после жуткого теракта в волгоградском автобусе, как в Волгоград нагрянула новая беда. На этот раз свое «поздравление» с Новым годом террористы передали через железнодорожный вокзал.

Здесь, у входа в здание вокзала, в воскресенье днем прогремел взрыв, который унес жизни как минимум 14 человек. Еще более 30, среди которых один ребенок, скорее всего, еще не одну неделю проведут в больнице.

К вечеру воскресенья в эпицентре взрыва была найдена обгоревшая голова смертницы, предварительно установлена ее личность.

Террористы выбрали одно из самых оживленных мест в городе — железнодорожный вокзал. Отсюда отправляются рейсовые автобусы в Москву, Санкт-Петербург, Ростов-на-Дону, внутригородской транспорт и маршруты в город Волжский. Кроме того, в здании вокзала находятся билетные кассы, багажное отделение, комнаты отдыха, комнаты матери и ребенка, камеры хранения и санитарно-бытовые комнаты. Средний дневной поток пассажиров составляет около трех с половиной тысяч человек. В эти дни одни встречали своих близких, которые приехали на праздники домой, другие, наоборот, уезжали на выходные из города. Ко всему прочему за 30 минут до взрыва на вокзал «Волгоград-1» прибыл поезд Москва—Волгоград...

Около 12.40 здание вокзала буквально озарилось изнутри. Через секунду после хлопка, грохота и звона рассыпающихся стекол стало ясно, что произошел взрыв. Взрывной волной в здании были выбиты все стекла, тяжелую входную дверь вынесло насквозь. Некоторые припаркованные рядом машины отбросило в сторону. В здании начался пожар. К месту ЧП побежали сотрудники охраны, через несколько минут начали прибывать силовики и машины «скорой помощи». В итоге у здания образовалась целая пробка из машин «скорой». Когда очевидцы насчитали 30 «реанимаций», стало ясно, что жертв будет очень много.

Сначала сообщили о трех погибших. Уже через полчаса — о пяти, потом — 10, 15, 18 (цифра менялась в течение дня)...

Выживших с травмами головы, осколочными ранениями, переломами и ожогами стали экстренно доставлять в горбольницу №25.

Чуть позже сотрудники правоохранительных органов рассказали, как происходили события. По их словам, взрыв прогремел у рамок металлоискателей при входе на вокзал. Именно там скапливаются встречающие и уезжающие. Помещение с рамками имеет площадь около 30 квадратных метров.

Там расположены две рамки, у которых дежурят по двое стражей порядка. Помещение вмещает до 50 человек. Кстати, как рассказывали некоторые свидетели, последнее время у рамок с особенной тщательностью досматривали именно женщин. А по некоторым данным, ориентировка на трех смертниц поступила дежурившим «на земле» полицейским за два часа до взрыва.

Первым тревогу поднял полицейский Дмитрий Маковин, который заподозрил замешкавшуюся при прохождении досмотра девушку. Когда она бросилась вперед, полицейский перегородил ей дорогу. Прогремел взрыв. Маковкин погиб на месте. Еще трое его коллег тяжело пострадали.

Мощность взрывного устройства составила около 10 кг в тротиловом эквиваленте. Оно было начинено поражающими элементами.

По некоторым данным, именно железнодорожный вокзал привлек внимание террористов из-за того, что волгоградский аэропорт был закрыт в связи с туманом и ледяным дождем, прошедшим накануне.

ЭКСПЕРТНОЕ МНЕНИЕ

Взрыв в Волгограде «МК» на условиях анонимности прокомментировал специалист по терроризму и антитеррору:

«Судя по первоначальным сообщениям, поначалу было трудно со стопроцентной уверенностью утверждать, что взрыв на железнодорожном вокзале в Волгограде был террористическим актом. Однако новая информация не оставила сомнений насчет характера случившегося. В контексте последних событий случившееся в Волгограде — не просто огромная трагедия, но и серьезный повод для беспокойства.

О каких событиях здесь идет речь? Это прежде всего прогремевший в Пятигорске мощный взрыв, который унес жизни трех случайных прохожих. Хотя сейчас трудно однозначно квалифицировать пятигорский взрыв как теракт, все-таки сила взрыва — а по имеющейся в прессе информации, мощность взрывного устройства составила 50 кг в тротиловом эквиваленте — позволяет сделать вывод в пользу террористической версии. И, конечно же, взрыв все в том же Волгограде, осуществленный террористкой-смертницей Наидой Асияловой. Добавим к этому еще одно обстоятельство: незадолго до последнего волгоградского взрыва в СМИ была распространена информация о ликвидации российскими спецслужбами в Дагестане Ислама Атиева — одного из приближенных лидера северокавказских джихадистов Доку Умарова. Поэтому в качестве версии можно рассматривать и такую: бандитское подполье могло совершить теракт в отместку за эту спецоперацию. Взрыв на вокзале в Волгограде мог стать и местью за смерть «автора» октябрьского теракта — Дмитрия Соколова, ликвидированного не так давно в Дагестане. Впрочем, у террористов могли быть и другие движущие мотивы — хотя бы принести горе в дома людей в преддверии новогоднего праздника, поселить в сердцах и умах россиян чувство неуверенности и незащищенности. И, не побоюсь этого слова, недоверия к власти, не сумевшей предотвратить трагедию.

Обращает на себя внимание и то обстоятельство, что террористическая активность экстремистов расширила свой географический ареал. Если в последние годы сложилась тенденция, что теракты стали чуть ли не повседневным явлением в Дагестане и частым — в других северокавказских республиках, то сейчас мы видим, что деятельность террористов перекинулась на другие районы, не относящиеся к национальным республикам Северного Кавказа. Не может не вызывать тревоги и активность экстремистов в Поволжье, прежде всего в Татарстане, откуда поступают сведения о поджогах христианских церквей.

Впрочем, не сказать, что происходит нечто совершенно новое и неожиданное. Еще в прошлом десятилетии идеологи джихадистского терроризма, выступающие под вывеской «имарата Кавказ», в своих интернет-посланиях не раз давали понять, что не собираются ограничивать свою активность Северокавказским регионом, а готовы устраивать теракты в других местах — в том числе в Поволжье. Увы, как видим из имеющегося опыта, эти угрозы не всегда оказываются пропагандистской похвальбой».

Галина ХИЗРИЕВА, кавказовед, специалист по радикальному исламизму в России, научный сотрудник Российского института стратегических исследований:

— Нужно срочно активизировать работу правоохранительных органов на упреждение терактов. К сожалению, ни в СКФО, ни в ЮФО, ни в Поволжье, нигде в стране нет системы противодействия экстремизму и терроризму такой, чтобы работать не по хвостам, а упреждать эти вещи. На самом деле все точки и все люди, от которых могут исходить подобные трагедии, — они известны.

— С последнего теракта в Волгограде прошло два месяца. И под Новый год рвануло там же…

— Говорят, что два раза в одну воронку снаряд не падает. А вот падает! В Волгограде, значит, им просто легче организовать взрыв. Это русский регион, расслабленный. Местные жители до сих пор думают в таком стиле: «У нас нет такого большого количества мусульман — что у нас может происходить?» Там люди еще не понимают, что столкнулись с огромной опасностью. В Татарстане вот уже начали понимать. В Дагестане это понимают, так как сталкиваются с терактами фактически ежедневно. А в Волгограде, в Ставрополе — нет. Всё играют в правозащитные игры. Это проблема, общая для всего мусульманского сообщества. И если в мусульманских странах это запрещается, то нам-то вообще срочно надо принимать какие-то меры. Даже Великобритания уже вовсю занимается этой проблемой: принят закон, что те, кто воевал в Сирии, не могут вернуться жить в Англию. Они очень быстро реагируют на эти вещи. Ирак перекрыл дорогу, чтобы сирийские боевики не получали оружие. Египет закрыл входы-выходы для моджахедов. А мы вот ничего не делаем. Ну и поэтому боевики к нам переползают. А какие ближайшие регионы к СКФО? Как раз Ставрополье и Волгоградская область. И у них новая стратегия — вовлекать в исполнение терактов и во все сопутствующие процессы русских. Чтобы показать, что русские недовольны властями. Решать эту проблему надо на федеральном уровне. Нужно срочно принимать законы, с помощью которых можно будет остановить экстремизм и ваххабизм, который приводит к терроризму.

Свидетельство очевидца

— Наш офис располагается всего в нескольких километрах от железнодорожного вокзала. Но отголоски взрыва мы услышали. Потом позвонили знакомые, сказали, что на вокзале теракт. Мы тут же кинулись в машины и уже через десять минут были на месте, — рассказал «МК» член координационного совета Союза добровольцев России Александр Кобликов. Эта организация занимается благотворительной помощью, а также оказывает поддержку при ЧС. Добровольцы в числе прочих спасали от наводнения Хабаровск, после предыдущего теракта в Волгограде навещали пострадавших в больницах, сдавали для них кровь. В понедельник они опять планируют идти на станцию переливания крови.

— Все окна были выбиты, мощные двери буквально разворотило. Из здания бежали окровавленные люди, — описывает увиденное в первые минуты Александр. — Наши ребята тут же ринулись в вокзал, помогали спасателям выносить из здания раненых, которые не могли ходить самостоятельно. Всех их тут же увозили в больницы.

Всего теракт унес жизни как минимум 14 человек. Еще 35 на момент подписания номера были доставлены в больницы.

— Из здания выносили тела погибших: их было точно больше пятнадцати. До сих пор около входа лежат несколько умерших, — рассказал «МК» доброволец. — Их еще не успели забрать.

По словам молодого человека, трупа террористки среди всех погибших не было. «По крайней мере, тела женщины в черной одежде я не видел...»

Светлана Демченко вместе с подругой пришла встречать с поезда друзей. Когда прогремел взрыв, они как раз стояли в очереди на транспортер по досмотру багажа.

— Была сильная вспышка, меня ослепило, и я упала. Когда пришла в себя, рядом было много окровавленных людей. Кто-то помог мне встать. Это ужасно, не могу говорить... — плачет женщина.

Кирилл Салтыков, Анастасия Гнединская, Екатерина Петухова,