Не стало Анатолия Кузнецова

10

Анатолия Кузнецова не стало 7 марта, на 84-м году жизни, но СМИ об этом станет известно только два дня спустя. Актер, который при жизни отличался не только редким талантом, но и исключительной скромностью, и ушел из жизни так, будто не захотел привлекать лишнего внимания к факту кончины. На его счету более 150 ролей, в том числе в фильмах «Друг мой Колька» и «Горячий снег», «Гений» и «Турецкий гамбит», «Дайте жалобную книгу» и «В зоне особого внимания». Но для зрителей он навсегда остался тем самым красноармейцем, товарищем Суховым из бессмертного фильма Владимира Мотыля «Белое солнце пустыни».

Анатолий Кузнецов и не претендовал никогда на что-то большее: «Да, товарищ Сухов — это мой крест». Он был очень прост. Прост как правда — говорят в таких случаях. Но это совершенно точно!

По амплуа — простак. В послужном списке более ста ролей. По большей части военные. «Есть такая профессия — родину защищать» — это и про него тоже, хотя в «Офицерах» он не играл. Но по совокупности ему могли бы спокойно уже присвоить маршала. Были же майоры, комиссары, офицеры, начальники контрразведки, полковники милиции. Даже один замминистра. А заканчивал он генералами в отставке. Служил, а не прислуживался, конечно. Его величеству Кино.

Помимо товарища Сухова были и другие варианты звездности. Эльдар Рязанов приглашал Кузнецова сыграть следователя Подберезовикова в «Берегись автомобиля». «Опять вы мне предлагаете положительного человека. Дайте мне Деточкина», — парировал артист. Но Деточкиным уже должен был стать Смоктуновский, и никто другой. А следователем оказался Олег Ефремов.

Почти так же Кузнецов отказался от главной роли в фильме «Родная кровь», которую потом с блеском сыграл Евгений Матвеев. Ну не хотел он больше быть военным, и все тут! Наверное, слишком прямолинейно прочитал сценарий, вот и прошел мимо своего счастья.

Но товарищ Сухов — разве этого мало! Конечно, великий Мотыль, режиссер, в «Белом солнце пустыни» достал из Кузнецова такую тончайшую иронию, трагифарс. Вроде тот же солдат, да уж не тот совсем.

Перед его 80-летием мы встретились с ним в Доме кино. Пришел на встречу, ни секунды не задерживаясь (точность — вежливость королей!). Такой опрятный, в обыкновенном костюме, галстуке. Мало изменившийся с тех пор, с 69-го, когда вышло «Белое солнце». Наверное, он был старой школы, формации. Не любил, когда его перебивают («дайте я договорю, а потом вы спросите…»). Черное для него было черным, белое — белым, и он никогда не смешивал одно с другим. У него был ансамбль, ездил по городам и весям, по России, исполнял русские песни и еще ретро, как он сам говорил.

Такой надежный, правильный, порядочный. «Отличный семьянин», подшутили бы многие, вспомнив «Семнадцать мгновений…», где он не играл. Да, отличный семьянин, на полном серьезе, по нему же и видно. Одна жена (дочь знаменитого полярного летчика, Героя Советского Союза №1 Ляпидевского), одна дочь — Ирина. А Джамиля, Зухра, Зульфия, Гюльчатай...

«Честь имею!» — вот это про него, Анатолия Кузнецова. Это всегда про него.

Гражданская панихида по Анатолию Кузнецову состоится 13 марта в 12.00 в Доме кино СК России (Москва, улица Васильевская, дом 13). Актер будет похоронен на Новодевичьем кладбище.

ИЗ ИНТЕРВЬЮ «МК»

О дружбе

Друзей с каждым годом все меньше и меньше. Именно друзей, приятелей и знакомых-то много. У моих друзей совершенно другие профессии. Они не люди искусства и от меня специально ничего не ждут. Сам я в компании никогда не пытаюсь тянуть одеяло на себя. Хотя таких выскочек, любящих играть везде главные роли, я наблюдаю часто.

О славе

Мне один военный моряк даже рассказывал, что когда они вместе с американцами ходили на патрулирование, запросто обменивались фильмами, так американцы кричали: «Давай русского ковбоя!». Значит, им тоже понравилось. Но о славе я вообще не думаю. Это сейчас в одной картине снялся — ты уже звезда. Да ты сыграй хотя бы пару интересных образов, тогда и поговорим. А ко мне хорошо относятся. Еду в электричке, перехожу из одного вагона в другой, вдруг ко мне подходит мужчина: «Дайте пожать вашу руку, спасибо за то, что вы есть»…

Крылатые фразы товарища Сухова

Восток — дело тонкое.

Абдулла! Руки-то опусти.

Вопросы есть? Вопросов нет!

Встречались мне люди в последнее время все больше душевные, можно сказать, деликатные.

Мертвому, конечно, спокойней, да уж больно скучно.

Павлины, говоришь… Хех!

Александр Мельман, Московский Комсомолец
Tеги: Россия