Блеф космического масштаба

48

Заявление Дмитрия Рогозина — как-никак вице-премьера российского правительства — о том, что наша страна собирается колонизовать Луну, а также Марс, было встречено многими гомерическим смехом.

Кто-то это сделал втихаря — как бы чего не вышло, но некоторые публично. Осознаю, что я в силу своего возраста до реализации этих планов не доживу, хотя состояние здоровья мне вполне позволяет пережить космическое путешествие.

Тем не менее хочу отнестись к этому заявлению как исследователь, несмотря на то, что я не могу залезть в черепную коробку Дмитрия Олеговича. Мне как экономисту, специализирующемуся на социальной проблематике, хотелось бы понять логику человека, который курирует российский военно-промышленный комплекс, частью которого является космическая отрасль, а не просто после просмотра телевизора с кайфом лузгает семечки, сидя на скамейке.

Первое, что я предположил: это обращение к «старому доброму» советскому прошлому. И в самом деле — стараниями таких гениев, как Сергей Павлович Королев, удалось запустить первый спутник, а потом и послать в космос Юрия Гагарина, создать мощный ракетный щит. Но давайте вспомним, благодаря чему эти прорывы стали возможными.

Прежде всего на все эти цели тратились немереные государственные деньги, точный объем которых, видимо, мы никогда не узнаем. Откуда их брали? Основным источником тогдашнего развития была (как и в 30-е годы) нещадная эксплуатация крестьянства. Согласно переписи населения СССР 1959 года, в стране проживало 208,8 миллиона человек, из них 52% — в сельской местности. Известно, как жили в тогдашней колхозной деревне: практически все произведенное увозилось в города в обмен на символическую оплату и насильственное прикрепление к месту жительства. Люди спасались от голода только за счет огородов и домашней живности. Кроме того, именно селян можно было в каком угодном числе — благо их было очень много — отправлять на стройки коммунизма, где ценился труд киркой и лопатой.

Надо не забывать и о тюрьмах-«шарашках», в которых вплоть до смерти Сталина многие светлые умы, например Андрей Туполев, Валентин Глушко, Владимир Мясищев, Владимир Петляков, создавали под дулами автоматов новейшие образцы авиационной и другой военной техники.

При этом остававшаяся на свободе научно-техническая интеллигенция, которая имела отношение к созданию военно-космической отрасли, находилась в сверхпривилегированном положении: большие квартиры, домашняя прислуга из тех же крестьян, высокие зарплаты, роскошные дома отдыха на Черном море, обильные продовольственные пайки. Вспомните классический кинофильм 1947 года «Весна» с Любовью Орловой в главной роли.

Сейчас, для сравнения, в России проживает 143 миллиона человек, из них только четверть живет в селе. При этом среди деревенского контингента высока доля пенсионеров, потому что в города утекает прежде всего молодежь. Конечно, и сейчас есть объект сверхэксплуатации, который позволял все 2000-е годы наполнять бюджет, — это экспорт нефти, газа и другого сырья. Но в отличие от Советского Союза принесенные ветром огромные деньги — чуть ли не 1 триллион долларов! — были в значительной (если не преобладающей) степени капитализированы узким кругом частных лиц в зарубежную и российскую недвижимость, банковские счета. Часть удалось спасти, создав Стабилизационный фонд (ныне разделенный на два элемента). И лишь кое-что, явно меньшая доля, ушло на социальные программы — повышение пенсий, зарплат бюджетников, денежного довольствия силовиков, материального содержания чиновников.

Зато из этого пиршества критически мало досталось основе основ инновационного развития — образованию и науке, здравоохранению. Не буду приводить конкретных цифр расходов. Скажу в общем: в современной России на эти нужды тратится в 2 раза меньше (если судить по доле в ВВП) и в несколько раз меньше (если сравнивать абсолютные затраты) по сравнению с наиболее развитыми странами мира.

Кстати, если вспомнить СССР 50-х годов, то на науку и образование (особенно физико-химического и технического направления) денег не жалели. Все крупнейшие естественно-научные институты РАН, связанные с фундаментальным знанием, которые можно было быстро трансформировать в практику, уже в конце 40-х годов начали финансироваться достаточно обильно. Даже сейчас на общем фоне деградирующего высшего образования выделяются созданные или получившие второе дыхание именно в 50-е годы Московский физтех, Бауманка, Московский авиационный университет, Технологический университет (бывший МИСиС).

Можно сколько угодно и справедливо ругать советскую систему здравоохранения, но в 1960 году ожидаемая продолжительность жизни при рождении в России для мужчин составила 63,7, а для женщин — 72,3 года. Сравните с 2012 годом — соответственно 64,6 и 75,9 года. Рост есть, но за прошедшие более чем полвека — без войн и массовых эпидемий — изменения можно считать несущественными. Япония за эти же годы, стартовав с примерно одинаковых с нами позиций (мужчины — 65,3, женщины — 70,1 года), вышла на рубеж соответственно 80 и 86,9 года!

Все эти сравнения СССР и нынешней России вовсе не значат, что у нас уже не осталось шансов на достойное участие в МЕЖДУНАРОДНЫХ усилиях по изучению и освоению космоса. Просто надо понимать: Советский Союз всеми доступными тогда способами (к перечисленным можно добавить и промышленный шпионаж), приложив сверхусилия, которые смертельно обескровили в конечном счете страну, пару десятилетий действительно на равных соревновался с США в военно-технической сфере. А сейчас таких условий объективно нет. Зато есть очень большое преимущество, которое, правда, мы на глазах теряем: интеграция в ту часть мира, которая называется «развитой».

Мне приятно слушать сообщения о том, что на космическом аппарате, исследующем дальние миры, есть и российские приборы. Наверное, и первые колонии на Луне должны быть интернациональными, а не чисто американскими, китайскими или российскими. Это взаимовыгодно и экономически, и политически.

Но заявление Дмитрия Рогозина как раз предполагает, что мы применим метод «чучхе», изготавливая все что нужно только на наших предприятиях. Специалисты, однако, могут подсказать: в России нет, например, собственных адекватных компьютеров и много какой электроники. И летаем мы, кстати, на «Эйрбасах» и «Боингах», а «Суперджет» напичкан импортными комплектующими. Даже самые простейшие санкции, которые могут быть применены по отношению к России, приведут к полному технологическому параличу в этой и всех подобных сферах. Мы не сможет производить не то что космические корабли — элементарные мобильные телефоны.

И все-таки если не советско-чучхейская модель (не могу предположить, что Дмитрий Рогозин в здравом уме в этот вариант верит), то что может сподвигнуть Россию на вселенский подвиг? Вхождение в состав цивилизованного мира тоже, видимо, не устраивает нашего могущественного вице-премьера. Оно и понятно, если вспомнить его «подвиги» на ниве «партии» «Родина». Что же тогда?

Знаю, что среди некоторой части нынешней правящей и близкой к ней интеллектуальной элиты обсуждается следующий выход из ситуации: возгонка до небес «патриотической» истерии включит у части общества «второе дыхание». Люди встряхнутся, расправят плечи и ради спасения попавшей во враждебное окружение России, во-первых, самоограничат свое материальное потребление, жертвуя им для укрепления военно-космической мощи государства (хотя как в таком случае успешно сдавать нормы ГТО?). И во-вторых, в них откроются небывалые творческие силы, которые породят столько новаций, сколько нужно для надежной защиты от супостатов и для колонизации Луны как апофеоза превосходства …ской расы.

Это вам не советско-чучхейский вариант, обильно напичканный трудовыми лагерями и «шарашками». Берите выше! Это попытка консолидации нации не вокруг коммунистической иллюзии (даже в 20–30-е годы прошлого века в Советском Союзе мало кто в нее верил), а по известному образцу Европы 30–40-х годов прошлого века.

Никоим образом не хочу заподозрить Дмитрия Олеговича в симпатии к такому развитию событий в России. Просто иногда рука сама тянется к перу, когда читаешь иные слова облеченного большой властью чиновника. Может быть, лучше г-ну вице-премьеру спуститься на грешную Землю и постараться спасти хотя бы то, что осталось от нашей авиационно-космической отрасли? Ведь не успеем оглянуться — и Луна станет китайской, а нас туда будут перевозить ракетами «Великий поход» в качестве дешевых гастарбайтеров.