Голубой экран почтальона Тряпицына

45

Народ российский сейчас в моде, в тренде. Ну прямо как в перестройку. Правда, тогда все восхищались, принимали на ура, а теперь ужасаются. Только и всего. Но смотрят с интересом, изучают, что это за люди такие Крым захватили, понимаешь. Просто до молекул хотят разобрать нашего человека.

ТВ для этого к вашим услугам. На Первом дали премьеру фильма Андрея Кончаловского «Белые ночи почтальона Алексея Тряпицына». Очень важная акция, репутационная. Только при чем здесь народ?

В фильме он показан как бы со стороны. Ну да, пьет, порой бьет, ворует, а так милый, добрый, наивный. Вот открытие!

Этот народ все же лучше наблюдать на расстоянии. Руками не трогать, близко не подходить. А то мало ли что — может, запах изо рта не понравится. Думать о народе — вот это самое оно. А народ не против, думайте, если хотите. Все что угодно.

Только телевидение просто так народ не отпустит. Вот уже его, почтальона Тряпицына, самого что ни на есть реального, приглашают в «Модный приговор» к Саше Васильеву. Одевают там, обувают в хорошем смысле, смотрят, не нарадуются. А народ не болтливый оказался, ему тоже интересно. Москва все-таки, столица!

Потом народ пригласили в «Вечерний Ургант», и Ваня с ним очень мило побеседовал. Да еще называл так ласково: «Леша». Куда дальше народ отправят? Ну, конечно же, в «Давай поженимся» к Ларисе Гузеевой. Все-таки Леша холостяк еще, хотя мужчина солидный, видный. Да и не пьет, кажись, завязал. Подыщут Леше хорошую невесту по телевизору и…

Нет, есть еще форматы, куда можно народ пригласить, подивиться: кулинарные там, политические. Леша будет жарить яичницу и рассказывать что-то умное на актуальные темы. А телезрители послушают и скажут: да, во какой народ-то пошел замечательный!

Люди, телеведущие, на ТВ хорошие, они-то к Леше Тряпицыну со всей душой. Только система здесь по-другому работает: выкрасят да выбросят. Как Свету из Иванова, только еще «более лучше». Народ нужен нашему ТВ разве что на потеху — ну как экзотика. А потом всё: посмеялись и хватит.

На том же Первом с невероятным успехом идет сериал «Дом с лилиями» режиссеров Ускова и Краснопольского. Ну, тех, которые сорок лет назад «Вечный зов» делали и «Тени исчезают в полдень». «Никогда их не любила», — говорит моя продвинутая теща. Страшно далека она от народа, потому как я, хоть и был тогда совсем еще маленьким, отлично помню, как во время показа «Вечного зова» улицы Москвы пустели.

Этим режиссерам памятник нужно поставить, ведь что-то знают они такое о своем народе потаенное. Тут уже в Интернете сериал начали разбирать на кадры, чтобы понять, в чем здесь цимес. Вот поймут — и узнают секрет русского народа, того самого путинского большинства. А что нужно народу? История. Да чтоб заверчено было посильней. Да чтоб как в жизни. Да чтобы герои прямо на глазах старели, седели, умирали, а конец был все равно самый что ни на есть хороший. И любовь чтобы была, и измена. И слезы, и сопли. И чтобы все было плавно, не торопясь. Много-много серий.

Хотя, по-моему, все гораздо проще. По «Культуре» показали немецкий фильм «Гудбай, Ленин». Про Германию времен крушения Берлинской стены. Там, чтобы мама поправилась, ее благочестивый сын, стараясь не портить ей настроение, показывает по видео новости времен развитого социализма. И мама таки выздоравливает. На самом деле это фильм про нас сегодняшних, про сегодняшний наш народ. С ним проделывают ту же самую операцию — мягко так, нежно. Чтобы не расстраивать лишний раз.

И народ выздоравливает. Ура, товарищи!

Сестры Кличко

Ургант — провокатор, опасный человек. Вот придешь к нему нормальным, цивилизованным, а уйдешь со штрафом в 25 тысяч долларов и со всеобщим женским негодованием. Правда, Шамиль Анвярович?

Когда Ваня шутит, ему тормоза не нужны. Он в свободном творческом полете. Остроумен до изнеможения. Это как акт любви, и аркан на художника забрасывать не стоит.

Вокруг Урганта создается такой невидимый дух сатиры и юмора, что не поддакнуть ему просто невозможно. Вот один уже попробовал — и привет.

Мы же свободная страна, и шутим свободно. Не про политику, конечно, и не про того, кого нельзя называть, вот тут лучше и не пытаться. А про все остальное — за милую душу. Сестры, братья, какая нам разница.

Они там совсем свихнулись на своей политкорректности. Но шутка прошла, и теперь «Вечерний Ургант» будут смотреть во всем мире. Я было хотел уж, как один острый сатирик, тоже сказать, что они все тупые, ничего не понимают и самоиронии никакой у них нет. Но вовремя притормозил.

Тут у нас в «Комеди Клабе» были когда-то «Сестры Зайцевы». Да, толстые, лысые мужики. Шутили плоско, хуже всех остальных резидентов, вот их и распустили. Зато настоящие сестры Зайцевы живут себе где-то в Америке и в ус не дуют (я тут никого не обидел?). Милые блондинки, когда-то очень популярные у нас, в Раше начала 90-х. Они-то не надули губки? Вроде сообщений не было. Правильно, наши же люди!

Но вот прикинул: а если бы так пошутили про братьев Кличко, скажем. Ну, назвали бы их сестрами. Обидно, да? Черт возьми, мне бы было за них точно обидно. Мужской шовинизм!

Впрочем, если бы кто-то публично сказал «сестры Мельман», я бы только весело посмеялся. Во все свои 33 вставленных зуба. Потому, наверное, что у меня есть чувство юмора. Которое наши стратегические западные противники никогда не поймут.

Допинг для Познера

Когда начинается новый телевизионный сезон? Если в эфир после долгих, долгих летних каникул возвращается Владимир Познер? Ничего подобного. Когда возвращаются любимцы московской богемы Борис Берман и Ильдар Жандарев. Кажется, про них уже забыли; ан нет, вот же они. Как новенькие.

Они появились позже Познера, а если бы не появились, кто-нибудь про них бы вспомнил? Ведь такие большие мастера разговорного жанра. Все-таки им еще доверяют. Телесудьба Бермана—Жандарева — напоминание о том, как нелегко живется нашей интеллигенции среди акул шоу-бизнеса и как вечно ей приходится приспосабливаться.

Но я не о любимых Б. и Ж., а о Познере. Вы видели, в какой он сейчас форме? На девятом десятке! Тут явно по нему Книга Гиннесса плачет.

Раньше он так не работал. В основном утыкался в бумажки, любезно написанные кучей редакторов, зачитывал тексты предыдущих выступлений своих героев. Почти не реагировал на ответы, а только шел по проторенной дорожке. Очень уж формально, для галочки. Настоящие удачи были редки.

А тут вышел из отпуска и дал всем прикурить. Министров правительства Медведева щелкает как орешки, а скорлупки аккуратно сбрасывает со стола. Как в лучшие годы! Может, он допинг принимает, не знаю. Но интервью его в новом сезоне — как образец для подражания. И даже Берман с Жандаревым пока его не догоняют.

Александр Мельман, Московский Комсомолец