Кто остановит цены на бензин?

25

Стоимость бензина в России изменяется парадоксально, но предсказуемо: котировки на нефть растут — топливо дорожает, снижаются — горючее растет в цене вдвое быстрее.

В чем причина и где кроется правда? Это жадность нефтяных баронов, контролирующих топливные реки? Или же целенаправленная политика государства, которое пополняет казну не только нефтедолларами, но и сборами с граждан-автовладельцев?

На борьбу с повышением стоимости горючего как в рознице, так и оптом поставлена Федеральная антимонопольная служба. Происходит эта борьба с переменным успехом. Обвинения в завышении цен и в злоупотреблении положением на рынке ФАС выдвигает по нескольку раз в год. Иногда для нефтекомпаний упреки в спекуляции обращаются штрафами в миллиарды рублей, в других случаях заканчиваются вполне невинно — всего лишь предупреждениями.

Тем не менее упорство ведомства Игоря Артемьева поражает. Войну нефтяникам он объявил практически с начала своей деятельности в ФАС — в 2004 году. Практически каждый год антимонопольная служба раскрывала картельные сговоры топливных компаний на розничном рынке горючего: якобы цены на автозаправках завышаются необоснованно и искусственно, и этот процесс направлен лишь на обогащение жуликоватых нефтяных холдингов.

На этот раз ФАС открыла дела в отношении нефтекомпаний, но только не из-за их операций на автозаправках, а за манипулирование на бирже. Фигурантами стали «Роснефть», ЛУКОЙЛ. По мнению чиновников, эти компании могли проводить адресные сделки на топливно-сырьевой бирже в Санкт-Петербурге, в результате которых оптовая стоимость бензина с января по сентябрь выросла на 34–35%. Во внебиржевом секторе цены также росли, но не так быстро — только на 20%. Как предполагает ФАС, манипуляции должны быть пресечены, и рядовой потребитель не должен пострадать.

Результаты последнего «боя с тенью» — противостояния ФАСа и нефтяных корпораций — пока не ясны. В середине 2000-х годов ФАС пыталась выжать из добывающих холдингов до 1 млрд рублей. Например, в декабре 2012 года ведомство Игоря Артемьева оштрафовало ЛУКОЙЛ на 609 млн рублей. Ранее антимонопольщики признали виновными «Роснефть», «Газпром Нефть» и ТНК-ВР. Ко всем, кроме ТНК-ВР, ФАС также применила штрафные санкции: «Роснефть» обязали заплатить 1,75 млрд рублей, «Газпром Нефть» — 980 млн рублей. Причем это уже была «третья волна» антимонопольных дел против нефтяных компаний. В 2008–2009 годах ФАС уже проводила проверку деятельности тех же игроков. Тогда общая сумма штрафов составила 15 млрд рублей.

Манипуляции на бирже обойдутся гораздо дешевле: на всех штраф составит не более 600 млн рублей — всего $14 млн по нынешнему курсу. Сброситься по $4,45 млн ни для кого не будет большой проблемой. Поэтому, судя по всему, нефтяникам снова удастся выйти сухими из воды.

Но почему же дорожает бензин? Конечно, существуют вполне закономерные и, главное, объективные причины удорожания горючего. Рост цен регулярно наблюдается весной в преддверии посевной, когда потребление топлива стабильно растет, соответственно снижается предложение, и возникает определенный дефицит.

Правительство борется с этим, но не рыночными, а директивными инструментами. Крупные нефтяные компании в качестве социальной поддержки сельского хозяйства заставляют поставлять совхозам мазут и дизель по фиксированным ценам. Правда, нельзя сказать, что объемы этих поставок настолько велики, чтобы справиться с ростом цен в масштабах страны.

Причиной снижения предложений является и плановый ремонт нефтеперерабатывающих заводов. Раз в два-три года холдинги останавливают свои НПЗ примерно на две недели, чтобы проверить работу всех установок, задействованных в процессе производства бензина. Компании запасают на это время дополнительные резервы горючего, но цены все равно растут, хотя немного, в пределах 30–50 копеек за литр.

Дефицит топлива в отдельных регионах может происходить также из-за техногенных аварий. Стоит напомнить про взрыв на Ачинском НПЗ летом этого года, после которого рынок недосчитался 100 тыс. тонн горючего. Этот перерабатывающий завод — единственный на весь Красноярский край. Прейскурант на АЗС там, естественно, вырос.

Впрочем, подобные аварии случаются нечасто, и застраховаться от них можно лишь за счет пристального внимания к технике безопасности, но соблюдение технического регламента в российской нефтяной промышленности — вещь далеко не всегда понимаемая и выполнимая.

Тем не менее стоимость горючего формируется исходя из целого ряда составляющих — добыча, транспортное плечо, перегонка (первичная, идущая на сырье для моторного топлива и более глубокая — для получения высокооктановых бензинов) и розничная наценка. Несмотря на непростую логистическую цепочку, наибольшая доля (60–65%) стоимости горючего складывается из налогов и сборов, которыми правительство обкладывает вертикально интегрированные нефтяные холдинги. Доходы бюджета зависят от экспорта энергоресурсов, поэтому государство старается отжать это направление по максимуму.

Государство почти ежегодно меняет свою налоговую политику в отношении добывающих компаний, увеличивая нагрузку сначала в одной, потом в другой части. Нефтяники пытаются эту нагрузку нивелировать — либо увеличивают экспорт, когда пошлины на такие сделки снижаются, либо делают ставку на внутреннюю розницу.

Конечно, ФАС сфокусирована на последнем — антимонопольная служба стоит на страже интересов законопослушных налогоплательщиков. Впрочем, бороться надо не только с жадными нефтяниками. Инструменты чиновников зачастую противоречат друг другу. Наращивая прессинг на бизнес, правительство одновременно бьет и по карману автовладельцев. В правительстве уже лежит законопроект, который предлагает нарастить акциз за литр моторного топлива на 1 рубль. Это для продавцов на 1 рубль. Для покупателя акциз нарастит цену литра на 2–3 рубля. Соответственно, если средний владелец автомобиля сейчас платит около 80-85 тыс. рублей в год на топливо (АИ-92), в 2015 году его расходы вырастут до 100 тыс. рублей.

АНЕКДОТ ДНЯ

— Рост курса доллара приведет к подорожанию только импортных товаров!

— Пардон, а бензин мы из какой страны импортируем?