Друзья и «друзья» России

36

В прошлом десятилетии долгие месяцы я активно переписывался с известным американским профессором Ричардом Пайпсом. «Пришло время доверять России, — я уверенно защищал свою позицию, несмотря на то, что прекрасно знал, какие сложные процессы шли у вас в тот период. И добавлял: — Россия — это же не СССР! Времена изменились!»

Гарвардский ученый не был со мной согласен, но, видимо, ему было интересно поддерживать переписку с молодым специалистом по бывшему СССР. У нас были разные подходы и выводы, но одна вещь нас объединяла: мы разделяли любовь к вашей стране.

Уже тогда я не мог понять, почему некоторые силы в России называли русофобом этого чудесного польско-еврейского профессора, который в молодости сумел избежать смерти от рук нацистов. Тем более что он помог организовать в одном из самых престижных университетах мира прекрасный исследовательский центр по изучению истории России и писал интересные труды. На мой взгляд, его главная «вина» заключалась в том, что он не разделял «общих мыслей», «официальной линии». А раз он думает по-другому — следовательно, он враг.

По прошествии нескольких лет я должен публично признать, что не был прав в своих прежних суждениях о новом курсе России: события 2014 года это доказали. Но мне грустно не от того, что я проиграл научный спор с одним из ведущих в мире профессоров «по России», а из-за возвращения в отношения между вашей страной и Западом грозовых облаков. И добавлю: как только происходят серьезные геополитические столкновения, ястребы всегда преобладают над голубями. Те, кто старается строить сложные мосты между народами, смываются бушующими потоками. А «человеческие тряпки», ради своего личного блага, готовы предоставить услуги временно сильной стороне. Поэтому простому человеку остается один выбор: «согласен» или «не согласен», «да» или «нет», «черное» или «белое». Это происходит везде — и на Западе, и в России.

В самом начале текущего кризиса я писал, что к нему надо относиться аккуратно и не вести себя как болельщики на стадионе. Победителей и побежденных в современном мире быть не должно. Но в таких ситуациях наблюдается и другое явление: формируются новые дружбы, симпатии, союзы. К которым прибегают и люди, и страны, чтобы не оставаться в одиночестве.

«Скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты» — гласит мудрая русская поговорка. С тем, что люди уровня профессора Пайпса считаются «врагами России», мы уже разобрались. А теперь давайте посмотрим на вновь приобретенных «друзей». Сделать это несложно, поскольку самые «громкие» из их имен — на слуху. Это и лидер ультраправого «Национального фронта» Франции Марин Ле Пен, на днях получившая кредит в российском банке для своей партии. Это и те неофициальные международные наблюдатели, что присутствовали на недавних выборах, организованных в Донбассе.

Итак.

Наиболее близкий ко мне (географически) итальянский евродепутат Фабрицио Бертот, который присутствовал в марте на крымском референдуме, приезжал и в Донецк, но... не может занимать государственные должности у себя на родине. Он был мэром города под Турином, но местная администрация была распущена Римом из-за ее связей с калабрийской мафией. Влиятельный журнал Апеннинского полуострова в мае опубликовал речь синьора Бертота, записанную в 2009 году карабинерами, когда он выступал перед «руководством ндрангеты Пьемонта» (ндрангетой называют крупную ОПГ, ту самую калабрийскую мафию). Известен он также скандалом с незаконной торговлей голосами (записи на сей счет имеются у итальянской полиции). В общем, его репутация на родине такова, что, когда прошлой весной на пресс-конференции в Симферополе этот синьор доложил: «Голосование было спокойным, как и происходящее в Италии», итальянская газета опубликовала иронический комментарий: «Ну, если это гарантирует он...»

Другая новая «подруга России» — представительница болгарской националистической партии «Атака» Магдалена Ташева — в 2013 году была привлечена к суду Хельсинкским комитетом за дискриминационные высказывания. В телепрограмме она назвала беженцев из Сирии «мерзкими», «массовыми убийцами», «людоедами», «дикарями»... Ради приличия не буду перечислять все нецензурные выражения. Кроме того, дама «предсказала», что, если ее страна разместит этих несчастных людей у себя, они начнут «насиловать и резать головы» болгарам.

А австрийцу Эвальду Штадлеру и вовсе принадлежит непревзойденный рекорд. Специализированный нацистский сайт «Белая власть» оценил его речь в 2010 году как «самую расистскую» в истории европейского парламентаризма. «Мы не просим присылать к нам всех неграмотных из Анатолии и исламистов из каменного века!» — кричал он с трибуны в Вене. Еще раньше, в 2002 году, герр Штадлер отказался сказать, является ли Австрия времен нацизма худшим примером в сравнении с Австрией под контролем союзников по антигитлеровской коалиции после войны. На его взгляд, страна просто «меняла оккупантов». Что же касается непосредственно России, то он считает: журналист Анна Политковская «сама заказала свое убийство».

Еще один «друг» — венгр Мартон Дьендеши из ультранационалистической партии «Йоббик» — получил известность после призыва к правительству Венгрии составить список евреев в органах власти, поскольку они, по его мнению, представляют угрозу безопасности страны...

Здесь я, пожалуй, остановлюсь, хотя продолжать можно было бы еще долго. Напишу только, что к этим дамам и джентльменам надо добавить сталинистов, неофашистов, популистов, сепаратистов, а также отрицателей холокоста, ксенофобов и националистов всех мастей.

У многих из них — удивительная политическая символика, в которой серп и молот переплетаются со свастикой. Сегодня эти, мягко говоря, не очень уважаемые в Европе люди присоединились к чему-то похожему на «интернационал традиционных ценностей» и хотят защитить мир от «неправильного» прогресса XXI века. Кстати, некоторые из них уже предлагали свою «помощь» в Сирии, особенно в 2013 году, а теперь в их глазах замаячила новая возможность — крестового подхода для «защиты цивилизации» в самом сердце Старого Света.

Насколько вероятна и кому нужна их «победа» — я оставлю судить читателям. Скажу лишь, что в последние годы определенные российские силы активно «ухаживали» за маргинальными партиями как частью многоцелевой стратегии, направленной на подрыв проекта ЕС. Поэтому такие, на первый взгляд, странные союзы имеют под собой логику. Вот откуда взялись эти люди, всегда готовые «оказать услуги» России, «потемкины» — как их назвали в европейской печати. Но вопрос в том, является ли их деятельность на самом деле «услугой». Может ли Россия, многонациональная и мультирелигиозная страна, позволить себе такие знакомства?..

Надеюсь, профессор Ричард Пайпс не обидится, увидев свою фамилию в этой колонке рядом с сомнительными личностями европейской цивилизации. И не думаю, что стоит перечислять людей с иной репутацией, чтобы понять очевидную вещь: реальным, а не маргинальным друзьям России на Западе сейчас очень трудно. Как убедить свои правительства и общественное мнение в необходимости продолжения диалога? Не приходится сомневаться, что искренним другом России был французский топ-менеджер «Тоталь» Кристоф де Маржери: он вместе с некоторыми европейскими коллегами старался держать канал связи с Москвой открытой. Все мы знаем, что случилось с де Маржери во «Внуково». Я очень далек от мистики, но это как жуткий символ: кажется, у настоящих иностранных друзей России несчастная судьба...

Исправить ее — означало бы исправить имидж России в мире по-настоящему, а не только словами или имитацией «мировой поддержки» с плохими актерами. Мыслящие иначе, не заглядывающие тебе в рот (или кошелек), — не всегда враги. Как и наоборот. Жаль, что в современной России об этой истине забывают.

Джузеппе Д’Амато, Московский Комсомолец
Tеги: Россия