Коррупция в России растет быстрее инфляции, считают в Transparency International

36

Организация Transparency International опубликовала новый ежегодный рейтинг «Индекс восприятия коррупции». Согласно ему, взяточничество в нашей стране выросло. Россия оказалась рядом с Нигерией, Ливаном, Ираном, Киргизией и Камеруном. В числе «отличников» оказались Дания, Новая Зеландия и Финляндия. Впрочем, эта оценка часто подвергается критике. Основная претензия — к методике подсчета. Дело в том, что измеряется не уровень коррупции как таковой, а лишь степень ее восприятия предпринимателями и специалистами из различных организаций.

Transparency International публикует индекс восприятия коррупции с 1995 года. Россия попала в этот список через год. В нем страны мира ранжируются по шкале от 0 до 100 баллов, где ноль обозначает самый высокий уровень восприятия коррупции, а 100 — самый низкий.

Но таких государств за все 20 лет существования исследования еще не было.

Однако Россия стабильно занимает худшие строчки рейтинга. Не стал исключением и нынешний.

«В 2014 году Россия получила 27 баллов, на один балл меньше, чем в 2013 году, и заняла 136-е место, поделив его с Нигерией, Ливаном, Киргизией, Ираном и Камеруном» — говорится в докладе организации.

Не отстают, согласно данным Transparency International, от России и ее ближайшие соседи. Среди стран бывшего СССР наименьший балл набрали Туркменистан, Армения, Молдавия, Белоруссия, Азербайджан, Казахстан, Украина, Таджикистан и Узбекистан. А наивысшую оценку получила Грузия — 52 балла.

Также в этом году первые три места с наименьшим уровнем восприятия коррупции традиционно заняли Дания, Новая Зеландия и Финляндия.

В числе же «аутсайдеров» оказались Сомали и Северная Корея, набравшие по 8 баллов. Именно такие оценки вызывают очень серьезное сомнение в их адекватности. Так, Сомали, по сути, не является государством — это скопище пиратских банд, где бал правит автомат Калашникова, а не мзда. Северная Корея является последним тоталитарным государством, где коррупции не должно быть по определению.

Поэтому рейтинг Transparency International уже неоднократно подвергался жесткой критике. Страны, получившие не лестные для себя оценки, часто обвиняют организацию в предвзятости. Так, например, вызывает много вопросов методика подсчета. Transparency International измеряет не сам уровень коррупции, а степень ее восприятия предпринимателями, аналитиками по оценке коммерческих рисков и специалистами из различных международных организаций. А тут мнений может быть целое множество. Причем не исключено, что для многих зарубежных экспертов Россия ассоциируется исключительно с коррупцией. Это сродни тому, что у нас по улицам разгуливают медведи с балалайками.

Впрочем, то, что Россия точно коррумпированнее Дании, никто не спорит, но сравнивать нашу страну с Нигерией, где на протяжении нескольких лет ведется война, некорректно.

По мнению экспертов, положительные сдвиги за эти годы очевидны и достигнуты благодаря поправкам в законодательство. В частности, это введение для чиновников деклараций о доходах и имуществе, ужесточение наказаний за коррупцию, в том числе кратных штрафов, а также принятие закона о федеральной контрактной системе.

«То, что у нас есть коррупция, мы не сомневаемся. Однако за последние годы было снято немало законодательных, нормативных и налоговых барьеров, на которых недобросовестные чиновники зарабатывали. Это очевидно. И подтверждением тому является то, что Россия в рейтинге Всемирного банка Doing Business поднялась на 40 пунктов и теперь занимает 62-е место. При этом нельзя сказать, что эта организация питает к нам большую любовь. Таким данным я верю больше», — комментирует «МК» общественный уполномоченный РФ по защите прав малого и среднего бизнеса Виктор Ермаков.

Среди других слабых сторон индекса восприятия коррупции это то, что он не отслеживает динамику во времени.

Кроме того, он может слабо соотноситься с уровнем бытовой коррупции или ее восприятием. Как отмечают социологи, при опросах граждане не всегда готовы честно ответить на вопрос, были ли у них коррупционные сделки за последний год. Более того, с увеличением общего недовольства властью они склонны в сердцах отвечать: «Да, все вокруг коррумпированы».