Уникальный случай для Финляндии: русской маме вернули отобранную дочь

30

На редкость быстро и благополучно разрешилась семейная драма Александры Фоминой в Финляндии. Меньше месяца потребовалось сотрудникам ювенальных органов города Вантаа, чтобы разобраться, опасна ли родная мама для ребенка или нет. Оказалось, что девочка выдумала, что дома ее бьют. Так ребенок хотел получить вожделенного щенка.

Казалось, что эта история снова растянется на месяцы, а то и годы, как это уже не раз бывало в Скандинавских странах, когда местные власти отбирали у русских родителей их детей. Поводы находились разные, но почти всегда какие-то «мелкие»: то папа шлепнул по попе, то мама вырвала молочный зуб, а то и вовсе ребенок пожаловался в школе, что его собираются увезти на родину, в Россию. Отнятых детей скандинавы почти сразу передавали на воспитание в приемные семьи, после чего начинались долгие судебные процессы.

Гражданка России, бывшая петербурженка, уже три года проживающая в финском Вантаа, Александра Фомина, тоже готовилась к тяжелой борьбе за дочку. Ее 10-летняя Диана не вернулась из школы в пятницу, 7 ноября. Вместо этого маме позвонили из органов опеки и сообщили: «Ваш ребенок передан в приемную семью, потому что вы его избиваете». Но Александра уверяет: дочку никогда не била, правда, незадолго до случившегося она поссорилась с Дианой из-за собаки.

— Дочка хотела, чтобы я ей подарила щенка. Я отказала, отчасти это было наказание за ложь: чуть раньше ребенок меня обманул. Но Диана все равно расстроилась, обиделась. И, видимо, решила проучить меня, — вспоминает Александра Фомина. — Как я позже выяснила, дочка рассчитывала, что если она расскажет, будто я ее бью, то меня накажут — и придется купить ей собаку. А вышло так, что она наказала и меня, и себя.

Девочка нажаловалась соседке, с чьей собачкой она гуляла, будто мама ее бьет по 5–10 минут за опоздания. План ребенка тут же сработал: соседка позвонила в социальные службы, и те встали на защиту малышки. Но вместо того чтобы ругать ее маму, они просто изъяли девочку из семьи до выяснения всех подробностей. Это стало шоком не только для ребенка и матери, но и для бывшего финского мужа Александры, с которым россиянка хоть и рассталась, но поддерживала дружеские отношения. Он ни разу не видел, чтобы Фомина дала повод обратиться в соцслужбу.

Спустя несколько дней после изъятия дочки Александре Фоминой разрешили встретиться с Дианой, но в присутствии представителей соцслужб и переводчика. Два часа Александра с ребенком делали уроки, разговаривали. Кроме того, состоялась беседа психологов, юристов и педагогов отдельно с мамой — их было семеро, она одна. Но Фоминой все-таки удалось убедить комиссию, что она не изверг. Вторую встречу с дочкой ей назначили на 27 ноября. Россиянка не знала, что от нее ждать, боялась журналистам сказать лишнее слово до встречи с дочкой, чтобы финские власти не использовали интервью против нее же.

— Все закончилось благополучно. Дочку мне вернули, — радостно сообщила Александра корреспонденту «МК» в Питере» на следующий день. — В приемной семье, где жила Диана, к ней относились нормально. Но она все равно, конечно, сильно испугалась, очень переживала. До сих пор, кажется, не верит, что вернулась домой.

После всего случившегося мать и дочь еще раз серьезно обсудили, что можно говорить чужим людям, а что нет, и решили, что их семейные разногласия так и останутся впредь внутри семьи.

— Диана знала, что местные законы защищают детей. Но она не учла, что они могут обернуться и против нее самой. Но теперь будет понимать, — уверена Александра.

Она отметила, что, несмотря на все случившееся, она не намерена экстренно покидать Финляндию и возвращаться в родной Петербург.

— Назвался груздем… Раз уж мы живем в Финляндии, должны учитывать их законы. Они распространяются не только на нас, русских. Точно так же детей отбирают и у местных жителей, — говорит Александра Фомина.

МЕЖДУ ТЕМ

По данным уполномоченного по правам ребенка Павла Астахова, за последние три года финны отобрали у русских родителей 74 ребенка. Еще 55 детей забрали у россиян норвежцы (получается, что совместно в Финляндии и Норвегии детей у наших соотечественников отбирают в среднем раз в одну-две недели). Так, недавно у Елены Кузнецовой, уже 15 лет проживающей и работающей в Норвегии, забрали 11-летнего сына Эрика и 13-летнюю дочь Марию (все граждане России). Поводом стал донос жены брата норвежского мужа Елены. Эта дальняя родственница, врач по образованию, сообщила в контролирующие органы, что, по ее мнению, Кузнецова — плохая мать. Одного этого «мнения» было достаточно, чтобы детей отняли у настоящей мамы и отдали этой самой родственнице на воспитание, причем та стала получать за это еще и приличные деньги.

Елена Михина, Московский Комсомолец