«Голубой огонек» с оранжевым отливом

22

Если в жизни россиян и есть что-то неизменное, стабильное и вечное, так это «Голубой огонек».

Прирастает ли Крымом Российская империя, обрушивается ли Ниагарой курс рубля, меняет ли место дислокации для своего фирменного поздравления президент, бросая Москву и Кремль, даже куранты, и те могут оказаться на реконструкции и не пробить Новый год, но «Голубой огонек» будет всегда. И те же звезды, которых мы десятилетиями любим (ненавидим), слушаем (переключаем), которыми восхищаемся (плюемся), снова в новогоднюю ночь запляшут и заголосят на наших телеэкранах.

Но... Стоп, стоп. Нынешний год привнес существенные изменения и в область, наверное, самой стабильной составляющей российской державы — в шоу-бизнес. Вернее, в этом году там произошел самый настоящий переворот, который не то, чтобы не был замечен публикой, вернее, не был четко осмыслен и публично озвучен. А именно — российская поп-индустрия сменила цвет. Нет, она не покраснела (от стыда за низкое качество продукта), и не поголубела (да бог бы с ней), и не пожелтела (что естественно, то не позорно)... Все намного хуже — наша эстрада стала оранжевой, то есть революционной. Она разбилась на оппозиционные фракции, и все скандалы, связанные со звездами в уходящем году, оказались строго политическими. Ни вам романов на стороне, ни бурных разводов, ни суррогатных детей. Пьяных драк — и тех было раз-два и обчелся. Даже сама кормилица глянца, Анастасия Волочкова, и та вместо очередного возлежания нагишом на пляжах мусульманских стран умудрилась поругаться с добропорядочнейшей певицей Валерией на тему «политической проституции». Куда катится мир!

Но в действительности все это не так просто, как может показаться на первый взгляд. Шоу-бизнес — одна из тех сфер в жизни общества, которая мгновенно отражает реалии сегодняшнего дня. Ведь недаром главное слово, которым живет шоубиз, это «хит». И если чуть ли не все значимые артисты в уходящем году показали свою суть в принципиальных политических решениях — выступили в зоне боевых действий со стороны Украины, как Андрей Макаревич, или со стороны повстанцев, как Иосиф Кобзон, поехали на гастроли в Крым, как Валерий Леонтьев, или отказались от них, как Филипп Киркоров, позволили себе концерты в Киеве, как Диана Арбенина, или выступили в Ялте в День независимости России, как Ирина Аллегрова, — то это не бессмысленно и не случайно. Раз уж российский шоубиз, отказавшись от традиционного гламурного самопиара, определился со своей общественной позицией, можно смело заявить — наше общество в политическом плане стало не просто активно, а по-настоящему агрессивно.

А что же Примадонна? Ведь всем известно, что в стране должна быть всеобщая любимица, неформальный, так сказать, лидер, чей авторитет замешан на вызванной к себе любви, она же — лакмусовая бумажка всего того, что по-настоящему важно народу. В России еще с прошлого века эта роль принадлежит Пугачевой, хотя последние десятилетия уже явно по инерции. И из года в год люди, параллельно с интересом к Примадонне, с любопытством ждут — кто же свергнет королеву? Но пока достойных кандидатов нет. Кроме одной. На роль самой популярной женщины в России в последнее время могла бы претендовать... Нет, не Земфира, хотя интерес к ней высок, и не доктор Лиза, хотя ее авторитет и значимость велики, а прокурор Крыма Наталья Поклонская. Если бы, конечно, захотела стать лицом публичным. Еще никогда в России не было такого, чтобы истинный интерес и огромную симпатию вызывала женщина не из мира сцены. Достаточно бросить на этот алтарь немного нужной информации, и Россия окажется с новым кумиром.

Год уходит в прошлое, но остается «наше время». Оно, как никогда ранее, напряженное, нестабильное в политическом плане и дерзкое в плоскости личностных позиций и мнений. И только «Голубой огонек», как символ неизменности и приверженности устоявшимся традициям, напоминает россиянам в новогоднюю ночь, что они все еще дома — в привычной, застоявшейся, неизменной России. Случится ли такое, что в следующем году его будет вести прокурор Поклонская? Проживем — увидим.

Татьяна Федоткина, Московский Комсомолец