Грозит ли России дефолт?

85

Агентство S&P сделало то, что в Москве от него и ждали, но во что не хотели верить, — снизило кредитный рейтинг России до неинвестиционного.

Теперь столь же ожидаемыми и также нежелательными будут аналогичные действия Fitch и Moody’s.

Неинвестиционный рейтинг — «мусорный» рейтинг. Это не просто звонкое словцо. Технология принятия инвестиционных решений крупными и институциональными инвесторами строго расписана, решения обязательно опираются на рейтинги международных рейтинговых агентств. Смена рейтинга с инвестиционного на «мусорный», как правило, двумя из трех общепризнанных международных агентств означает, что бумаги соответствующего эмитента следует не покупать, а продавать.

Казалось бы, а то за российскими облигациями очередь выстроилась! Очереди нет — санкции постарались, но это не значит, что решение «рейтингистов» уже отыграно.

Во-первых, ожидаемая дальнейшая распродажа российских активов — дополнительное давление на рубль (доллар и евро только за вчера выросли на 2,5 рубля) и на котировки российских акций.

Во-вторых, дьявол, как известно, прячется в деталях. А они, например, таковы: бизнес российских авиакомпаний строится на лизинге самолетов. Договоры лизинга под влиянием снижения рейтингов могут быть пересмотрены.

В-третьих, есть такая штука, как ковенанты. Это особые условия, которые заемщик обязуется выполнять на протяжении действия кредитного договора. Одной из ковенант может быть возможность досрочного предъявления долга к погашению при понижении суверенного рейтинга страны до неинвестиционного уровня. Аналитики считают именно требование досрочного погашения долгов наихудшим сценарием.

Снова приходится вспоминать пренеприятное состояние — дефолт. Конечно, повторения августа 1998 года с его суверенным дефолтом не состоится. Есть немалые золотовалютные резервы. Но расслабляться не стоит.

Резервы еще совсем недавно были близки к полутриллиону долларов, а теперь их «всего» 379 миллиардов, падение цен на нефть продолжается, рубль следует за нефтью, так что резервы и без досрочного погашения долгов размываются. Когда речь заходит о долгах, то прежде всего стоит отметить долги госкомпаний. Их дефолт, особенно госбанков, государство допустить не может — из-за цепной реакции, которую их гипотетические неплатежи по долгам могут вызвать во всей экономике. Значит, по сути долг госкомпаний можно приплюсовать к прямому госдолгу. Тогда картина уже не столь успокаивающая: есть подсчеты, по которым уровень госдолга и квазигосдолга (долги госкомпаний) превышает 40% ВВП, хотя эти оценки условны: ВВП РФ считается в рублях, а долги — в долларах, так что в расчеты вмешивается курсовая лихорадка.

Подытожу. Тучи над российской экономикой — все мрачнее. Она сама без всяких санкций и до падения цен на нефть тормозила; цены на нефть с прошлого лета упали вдвое; рубль, что ни день, обновляет «исторические минимумы»; санкции отрезают от нас нормальное будущее. Рекомендации воздержаться от инвестиций теперь вполне логично поступают не только от Белого дома, что на Потомаке, но и от рейтинговых агентств.

Любопытно задать вопрос, когда в последний раз у России был мусорный рейтинг. Ответ может кого-то удивить: в 2004–2005 годах. С одной стороны, тогда мы этого практически не заметили — все исправили растущие цены на нефть. Но есть и другая сторона. Тогда рейтинговые агентства тоже упирали на политические риски, но это были внутриполитические риски, связанные в том числе с российской судебной системой. Такова была реакция на «дело ЮКОСа». Но именно с этого дела начала ударно формироваться новая экономическая модель, лицо и ядро которой составляли наступающие на рынок госкомпании. В определенном смысле это было торжество политики над экономикой.

Прошло 10 лет. Теперь верх над экономикой берет не только внутренняя, но и внешняя политика, а мы можем оценить, сколько стоит такое торжество.

ЭКСПЕРТ «МК»

На вопрос «МК» о причинах и последствиях понижения агентством S&P суверенного рейтинга России до неинвестиционного уровня замглавы Минэкономразвития Сергей Лихачев ответил, что это скорее вопрос из политической, а не экономической жизни. «Вы посмотрите на страны, которые находятся в одной линейке вместе с Россией в этом рейтинге (Болгария, Турция. — «МК»), сравните темпы развития экономики, динамику ВВП, объемы экспорта. Наша страна выглядит гораздо привлекательнее. Рейтинг — понятие очень сложное и с политической точки зрения, и с социальной. В его расчете используются усредненные показатели, которые далеко не всегда отражают реальное положение дел. Они в большей степени говорят о тенденции на общем фоне».