Лучше больше читать и меньше писать. Полная версия+стихи

34

В новостях новосибирский «Тангейзер» затмил Крым и Донбасс. Это безумие. Ничтожное событие стало главнее войны.

Опыт есть. Власть изо всех сил наступила на те же грабли. Когда никому не нужные и никому не известные девки попрыгали и покричали в храме Христа Спасителя, их арестовали, судили и посадили. Только это — арест и «двушечка» — сделали их звёздами всей планеты. Не талант, не ум, а именно государственная кара прославила их до небес. (Ирония судьбы: не в первый раз намерение правоверной толпы беспощадно казнить блудницу приводит к тому, что она попадает в Св. Писание.)

И снова: не талант прославил оперу на весь мир, а государственная (и опять с подачи церкви) кара: запрет, увольнение, приговор министерства культур-мультур.

Пресс-секретарь президента России заявил: «Государство, которое выделяет деньги на производство кинематографической продукции и на постановки в театрах, вправе ожидать от творческих коллективов корректных постановок».

Очень честно сказано: государство хочет корректных постановок. Говоря по-русски — скучных смертельно. Скучных, как речи чиновников, пустых, как протокольная вежливость.

...Плакат, из-за которого поднялся скандал, действительно похабный. Попытки доказать, что человек, распятый в промежности, изображает не Христа, а что-то другое... Мол, некто просто раскинул руки; мол, креста на картинке нет — это глупость или лицемерие. Поза узнаваема сразу и безошибочно, вдобавок видишь рану в области сердца и струйку крови из раны...

Церковь и государство так бурно вскипели, будто только и ждали повода ввести цензуру. Жаль, если она будет введена из-за такой дряни. Жаль, если после этого ничтожного случая тысячи чиновников, не имеющих ни ума, ни таланта, получат право запрещать.

Цензор по природе своей — тля. Его искусство вообще не интересует. Он занят только одним: угодить начальству, не огорчить.

Вот самый краткий список их скотских подвигов:

Лучший фильм Алексея Германа «Проверка на дорогах» был запрещён 15 лет. Лучший фильм Андрона Михалкова-Кончаловского «История Аси Клячиной...» был запрещён 20 лет. Спектакль «Живой» в Театре на Таганке был запрещён 21 год. Спектакль «Случай в Виши» в «Современнике» был запрещён 21 год. Фильм «Комиссар» Александра Аскольдова был запрещён 21 год. (А когда разрешили показ чудом сохранившегося фильма, он получил десятки призов в СССР и за границей, а Мордюкова за эту роль попала в 10 лучших актрис ХХ века.)

...Кроме церковно-государственного скандала поднялась и в обществе настоящая пыльная буря. Опять размежевания и взаимная ярость. Опять поспешные комментарии; как же иначе: горячая тема, упустить нельзя.

Вот и сам ввязываюсь (впервые), да и то лишь потому, что наткнулся на комментарий талантливого Дмитрия Быкова. Он пишет:

«Главный повод для скандала — плакат с распятием на фоне лона Венеры — уже заменен пустым листом. ... В Библии есть фраза: «Рече безумен в сердце своем: «Несть Бог» (Пс. 13, 1). Значит ли это, что следует запретить Библию за пропаганду атеизма? Многие верующие наверняка были бы оскорблены; беда в том, что они не открывают Библию».

В 13-м псалме сказано: «Рече безумец в сердце своем». Безумец, а не безумен. Цитируя Библию, следует быть точным, меньше доверять интернету (там, если погуглить 13-й псалом, — тут же вылезет «безумен»). И распятие не «на фоне лона», а прямо на нём — на вагине без всякого фона. Но главная, на мой взгляд, ошибка — в последней фразе: мол, беда в том, что «верующие не открывают Библию».

Это не беда, а большое счастье, что граждане (верующие и неверующие) не открывают Библию.

Книга эта недаром была столетиями запрещена в католической Испании и в других христианских странах Европы. Дикари извлекают из Св. Писания лишь ярость — огонь, серу и казни (не только египетские).

Министр культуры у нас ещё тот (потому и назначен), но и плакат в «Тангейзере» тоже дерьмо. Все, кто публично едят фекалии, прибивают мошонку к брусчатке, распахивают пальто, чтобы показать несчастный член (счастливые заняты другим способом), засовывают кур в вагину — все они не заслуживают защиты деятелей искусства. Ибо вся эта дрянь не искусство. Пусть их защищают жёны, мужья и врачи-психиатры.

Р. S. У Редьярда Киплинга есть стихотворение, удивительно полезное всем, кто верит не столько в Бога, сколько в свои фантазии.

ЕВАРРА И ЕГО БОГИ

Читай:

Вот повесть о Еварре-человеке,

Творце богов в стране за океаном.

Затем, что город нес ему металл

И бирюзу возили караваны,

Затем, что жизнь его лелеял Царь,

Так что никто не смел его обидеть

И болтовнёй на улице нарушить

Его покой в час отдыха, он сделал

Из жемчуга и злата образ Бога

С глазами человека и в венце,

Чудесный в свете дня, повсюду славный,

Царем боготворимый; но, гордясь,

Затем, что кланялись ему, как Богу,

Он написал: «Так делают богов,

Кто сделает иначе, тот умрет».

И город чтил его... Потом он умер.

Читай повествованье о Еварре,

Творце богов в стране за океаном.

Затем, что город не имел богатств,

Затем, что расхищались караваны,

Затем, что смертью Царь ему грозил,

Так что на улице над ним глумились,

Он из живой скалы в слезах и в поте

Лицом к восходу высек образ Бога.

Ужасный в свете дня, повсюду видный,

Царем боготворимый; но, гордясь,

Затем, что город звал его назад,

Он вырезал: «Так делают богов,

Кто сделает иначе, тот умрет».

И чтил его народ... Потом он умер.

Читай повествованье о Еварре,

Творце богов в стране за океаном.

Затем, что был простым его народ,

И что село лежало между гор,

И мазал он овечьей кровью щеки,

Он вырезал кумира из сосны,

Намазал кровью щеки, вместо глаз

Вбил раковину в лоб, свил волоса

Из мха и сплел корону из соломы.

Его село хвалило за искусство,

Ему несли мед, молоко и масло,

И он, от криков пьяный, нацарапал

На том бревне: «Так делают богов,

Кто сделает иначе, тот умрет».

И чтил его народ... Потом он умер.

Читай повествованье о Еварре,

Творце богов в стране за океаном.

Затем, что волей Бога капля крови

На волос уклонилась от пути

И горячила мозг его, Еварра,

Изодранный, бродил среди скота,

Шутя с деревьями, считая пальцы,

Дразня туман, пока не вызвал Бог

Его на труд. Из грязи и рогов

Он вылепил чудовищного Бога,

Комок нечистый в паклевой короне,

И, слушая мычание скота,

Он бредил кликами больших народов

И сам рычал: «Так делают богов,

Кто сделает иначе, тот умрет».

И скот кругом мычал... Потом он умер.

И вот попал он в Рай и там нашел

Своих богов и то, что написал,

И, стоя близко к Богу, он дивился,

Кто смел назвать свой труд законом Бога,

Но Бог сказал, смеясь: «Они — твои».

Еварра крикнул: «Согрешил я!» — «Нет!

Когда б ты написал иначе, боги

Покоились бы в камне и руде,

И я не знал бы четырех богов

И твоего чудесного закона,

Раб шумных сборищ и мычащих стад».

Тогда, смеясь и слезы отирая,

Еварра выбросил богов из Рая.

Вот повесть о Еварре-человеке,

Творце богов в стране за океаном.

Александр Минкин, Московский Комсомолец