Россиян подсаживают на интернет: стоимость услуг снижается год от года

40

В ближайшие несколько лет широкополосный доступ (ШПД) в Интернет станет такой же обязательной коммунальной услугой, как вода, отопление, газ или электричество.

Сегодня Россия достигла серьезных результатов в части обеспечения населения высокоскоростным Интернетом — 64% отечественных домохозяйств подключены к Глобальной сети. При этом передача данных, если верить докладу Всемирного банка «Широкополосный доступ в России», сопоставима со скоростями в европейских странах. Плюс у нас низкие тарифы: средние затраты пользователей на «виртуальную паутину» ежемесячно составляют менее 500 рублей. Эксперты полагают, что тенденцию к удешевлению интернет-услуг вряд ли остановишь.

Интернет — наше все

«У нас в стране не так много отраслей, достижениями которых мы можем похвастаться, — говорит руководитель информационно-аналитического агентства TelecomDaily Денис Кусков. — Сектор информационно-коммуникационных технологий один из них. В целом, повсеместное внедрение высокоскоростного Интернета является ключевым звеном, способным вытащить из кризиса и стать движущей силой нашего экономического развития. А уж в России, с ее размерами и низкой плотностью населения за Уралом, этот тезис особенно актуален».

Широкополосный доступ в Интернет, неважно, мобильный или фиксированный (по международной классификации — со скоростью более 256 Кбит/с. — «МК»), прямо влияет на производительность труда, на создание новых рабочих мест, причем даже в удаленных или вообще изолированных населенных пунктах.

На каждые 10% увеличения уровня проникновения ШПД рост ВВП составляет 0,25–1,5%. Согласно исследованию экономиста Форнфельда, компании, внедряющие такие процессы, повышают в среднем свою эффективность на 5% в обрабатывающей промышленности и на 10% в сфере услуг. Развитие ШПД стимулирует смежные сектора. Например, в последние годы в России благодаря высокоскоростному доступу разработка программного обеспечения стала чуть ли не самой динамично развивающейся отраслью экономики. Этот вид экспорта вырос со $120 млн в 2000 году до почти $3,5 млрд в 2014-м. По объемам «заказного программирования» наша страна прочно заняла третье место в мире после Индии и Китая.

Наконец, ШПД способствует привлечению иностранных инвестиций, повышает качество госуслуг и считается основой «умных» транспортных, электрических и коммунальных сетей. Таким образом, чем больше проникновение Интернета, тем выше конкурентоспособность страны. Несмотря на высокую стоимость инвестиций, их отсутствие обойдется гораздо дороже, поскольку чревато пещерной отсталостью.

Дальше будет сложнее

Впрочем, у России, как всегда, довольно амбициозные планы. К 2018 году планируется обеспечить недорогой доступ для 80% населения страны, а через пять лет предоставить Интернет 95% жителей. В 2008 году средняя скорость подключения была 2 Мбит/с, в 2013-м уже 7,4 Мбит/с, в 2014-м — 9,2 Мбит/с. В мировом рейтинге по этому показателю в прошлом году мы занимали 24-е место. Сейчас передача данных сопоставима со скоростями в европейских странах и больше, чем в Италии или Франции.

В начале 2014 года в Закон «О связи» была добавлена новая универсальная услуга — подключение на основе волоконно-оптических линий связи (ВОЛС) точек доступа в поселках с населением 250–500 жителей, обеспечивающих передачу данных на скорости не менее 10 Мбит/с. Общий объем финансирования за 10 лет равен более 163 млрд рублей. Плюс средства будут выделяться по региональным программам.

Занимается прокладкой кабеля один из операторов с большим госучастием. Его доля на рынке фиксированного ШПД приближается к 50%. Частные операторы, федеральные и региональные, тоже ведут оптоволокно, но делают это в основном городах. К сожалению, проекты строительства ВОЛС до поселков с населением менее 20 тысяч жителей в условиях малоэтажной застройки не имеют приемлемых сроков окупаемости.

Кстати, в России почти двукратная разница использования Интернета в городской и сельской местностях. В целом на селе только треть домохозяйств имеют ШПД.

«Иногда у крестьян в домах элементарно отсутствует бытовая инфраструктура: электричество, компьютеры и так далее, — справедливо замечает эксперт Денис Кусков. — Ускорить внедрение Интернета в сельской местности можно, например, снизив налоговое бремя для таких проектов. Чтобы и частным операторам было выгодно строить свои сети в малонаселенных районах».

В настоящее время в России идет строительство самой длинной и разветвленной в мире кабельной сети: в общей сложности прокладывается 215 тыс. км проводов (как пять земных экваторов).

«По итогам прошлого года, по статистике Росстата, возможность широкополосного доступа в Интернет есть у 64% россиян. Рост за год составил 7,5%. Но нужно понимать, что каждый дальнейший процент дается все труднее, — поясняет глава Минсвязи Николай Никифоров — Мы переходим к все меньшим по размеру пунктам. Это более сложная география и геология прокладки кабеля».

До сих пор из крупных неподключенных городов остается Норильск. Очень сложно и дорого протянуть сеть через Енисей. Не хватает денег на подключение к скоростному Интернету через Сахалин трем крупным курильским островам. Интернет там по-прежнему очень медленный, так как идет через спутник. Есть еще один огромный по площади регион, не имеющий подземной высокоскоростной оптики, — это Чукотка.

Кроме того, если взять такой показатель, как проникновение скоростного Интернета, то существует большой разрыв между регионами. Москва, Санкт-Петербург, Новосибирская область находятся на одном уровне с США, Финляндией, Новой Зеландией (около 30 интернет-абонентов на 100 жителей). Однако наши республики Северного Кавказа конкурируют с Бангладеш — соотношение 1 к 100.

Правда, острота информационного неравенства сглаживается за счет мобильного Интернета. Яркий пример такого положения — Тыва. Показатель проникновения мобильного Интернета там равен 88%, а фиксированного — он чуть выше, чем опять же в Бангладеш. Камчатка, Магаданская область также решают свои проблемы за счет доступности мобильного Интернета.

Кстати, если сравнивать средние по России показатели проникновения фиксированного и мобильного Интернета, то они явно в пользу последнего: 16,6% против 65% соответственно. Отчасти это логично, поскольку популярность сотовой связи высока. На одного россиянина, включая детей, приходится полтора телефона. При этом 60–70% абонентов используют смартфоны, а значит, мобильный Интернет. Тем не менее в США, стране, сопоставимой с нами по площади, это соотношение практически одинаковое.

Пока фиксированный и мобильный ШПД не конкурируют, а скорее дополняют друг друга, развиваясь параллельно. У фиксированного доступа лучшие показатели по скорости, качеству передачи данных и надежности. Мобильный доступ, как правило, используется при сиюминутных потребностях — узнать погоду, посмотреть пробки и т.п. Поэтому это разные услуги, разные бизнес-процессы.

В конце прошлого года ВЦИОМ провел в 130 населенных пунктах опрос на тему: сколько россиян пользуется Интернетом. Оказалось, 66%: из них 46% выходят в Интернет каждый день, 19 % — несколько раз в неделю или месяц, а 1% — крайне редко. Самые активные пользователи Сети — это 18−24-летние граждане (84%), люди с высшим образованием (66%).

Большинству Интернет нужен для того, чтобы быть в курсе последних новостей о событиях в стране и мире (82%). Спросом пользуются порталы с музыкой, фильмами и книгами (80%). Около 77% респондентов пользуются электронной почтой, еще 74% общаются в социальных сетях. По вопросам работы и учебы к Глобальной сети обращаются 70% опрошенных. Играми в Интернете увлекаются 54% пользователей, а покупки через Интернет делают 43% пользователей. В посещении эротических сайтов сознались 20%. Наименее распространенным видом активности является ведение интернет-дневников (14%).

Почем Интернет для народа

«Россия может служить примером развития широкополосного доступа для других стран, — считает координатор по программам в сфере ИКТ в регионе Европа и Центральная Азия Всемирного банка Карло Россотто. — Проведенный анализ подтвердил, что в 2014 году число подключенных российских абонентов оптоволоконных линий в домохозяйства превысило этот показатель во всех странах ЕС вместе взятых».

Правительство развивает фиксированный Интернет не случайно. Во-первых, он дешевле. Во-вторых, в глубинке альтернативы ему еще долго не будет. По прогнозам J'son & Partners Consulting, в ближайшие 2 года рост абонентов фиксированного ШПД будет на уровне 2–3% в год. К 2016 году число абонентов составит 31,4 млн.

В докладе Всемирного банка утверждается, что у нас одни из самых низких тарифов на фиксированный ШПД. Затраты на Интернет не превышают 5% доходов большинства россиян. 500 рублей — средняя стоимость наиболее распространенных тарифов на широкополосный доступ. Получается, Интернет — роскошь для тех, кто зарабатывает не больше 10–15 тыс. рублей в месяц, а это менее 10% граждан. В основном — пенсионеры.

Кстати, в 2013 году произошло резкое удешевление интернет-услуг. Цена в расчете на 1 Мбит/с упала в среднем в 1,6 раза, до 27,9 рубля. Однако по федеральным округам цены сильно разнятся. В крупных городах, где высока конкуренция и люди проживают компактно, самые низкие тарифы, а на Дальнем Востоке их величина до 10 раз выше.

Провайдеры руководствуются принципом — больше Интернета за те же деньги. Поэтому его стоимость постепенно снижается. Рост числа устройств и их разнообразие требуют все большей пропускной способности каналов. При этом тарифные планы начинают включать больше услуг и сервисов, давая в сумме снижение цен. На рынке существуют оценки, по которым уже к 2017 году средние затраты на безлимитный Интернет для одного абонента составят не более 350 рублей.

Леонид Беррес, Московский Комсомолец