Казаки решили выпускать собственные у.е.

27

Не успела утихнуть шумиха вокруг подмосковного фермера из деревни Колионово, который в разгар кризиса решил выпускать собственную валюту, как «частный» печатный станок «включили» в Северной столице.

На этот раз собственные дензнаки решили ввести в оборот представители православного союза казаков «Ирбис». Уже неделю, как здесь в ходу свои гроши, алтыны и башли. Казаки решили не мелочиться: самая «маленькая» купюра, грош, имеет номинал в сто рублей, а самая «большая» — башля, равняется 10 тысячам.

Идея напечатать собственную валюту принадлежит петербургскому атаману Андрею Полякову. Кстати, его портрет красуется на самой скромной банкноте в один грош — эквивалент ста рублям.

— Чтобы правильно все понимали, наши гроши, алтыны и башли — это не совсем деньги. Скорее, это внутренний финансово-хозяйственный документ нашей общины, по которому можно получить некие производимые у нас товары и услуги, — объясняет Андрей Викторович.

Схему хождения собственной валюты атаман описывает так:

— Например, мы создали единственный в России юнкерский казачий колледж. Так вот, преподаватель колледжа получает зарплату, естественно, в рублях. Но если он отработает, скажем, неделю в нашем фермерском хозяйстве, за общественную нагрузку мы ему можем выдать вознаграждение в тех самых алтынах, которые он потом обменяет на мясо или мед, то есть ту продукцию, которая у нас производится.

Отовариться на гроши и башли можно только внутри общины. Впрочем, и здесь есть где разгуляться. Помимо нескольких фермерских хозяйств, расположенных на хуторе в Ленобласти, община открыла православный ресторан и парикмахерскую.

— Еще мы организовали казачье такси — эту услугу также можно оплатить в грошах.

— А если к человеку, не состоящему в вашей общине, попадет ваша валюта, он сможет ею воспользоваться?

— Конечно, наши купюры обеспечены товаром, фактически это как накладные или расходные ордера.

Вот только очень уж эти казачьи «накладные» похожи на реальные дензнаки как по дизайну, так и по некоторым формальным признакам. Например, в углу каждой банкноты есть серия и номер.

Впрочем, атаман и не отрицает — за основу дизайна были взяты реальные дореволюционные купюры. Что до названия валюты, то, по словам Полякова, здесь они тоже ничего не выдумали.

— Гроши были в ходу в России, как и алтыны. Более того, до сих пор на Кубани в просторечии деньги называют грошами. Башли же были официальной денежной единицей, используемой в XVII–XVIII веках в казачьих станицах.

Помимо профиля самого атамана на купюрах изображены виды Севастополя, Москвы, Санкт-Петербурга. А на банкноту достоинством пять башлей (это 50 тысяч рублей) казаки поместили профиль Владимира Путина.

— Вам не кажется, что, поместив на купюру портрет президента, вы переборщили?

— Почему? Мы считаем, что его заслуги в России недооценены. Таким образом мы бы хотели поблагодарить его за возвращение наших исконных русских земель...

На собственную валюту у казаков серьезные геополитические планы.

— Можно дизайн наших купюр взять за образец при создании собственной валюты в Новороссии — там этот шаг уже назрел. А можно ввести алтын в ЕврАзЭС как денежную единицу при взаиморасчетах, — мечтает Поляков.

Идея напечатать собственные у.е. не нова. Несколько лет назад так поступил глава колхоза из Башкирии. Затем идею подхватил подмосковный фермер, выпустивший «деревенские» колионы. Но и в том, и в другом случае суд счел эту идею незаконной. Вот и казачьей валютой уже заинтересовалась прокуратура Петербурга. В ведомстве по данному факту уже инициировали проверку. Но казаков такое развитие событий не пугает.

— Если нам запретят выпускать гроши и башли, выполним все предписания ведомства. А потом — мы же можем всегда их переименовать, назвать, например, приходными ордерами.

Читайте материал: Единая валюта ЕАЭС по поручению Путина появится в 2016 году: "алтын" или "евраз"?

Анастасия Гнединская, Московский Комсомолец