Медведев рассказал, как спасти рубль

137

Всем, кто в панике метался перед обменными пунктами, пытаясь вложить падающий рубль в твердую валюту, можно успокоиться.

Председатель правительства Дмитрий Медведев заявил, что знает, как укрепить рубль. По его мнению, национальная валюта «в среднесрочной перспективе должна вернуться к тому уровню, который был достигнут до последнего ослабления». Цифр премьер не называл, но до начала последнего ослабления, в начале лета, за доллар еще давали 49–50 рублей. Как же правительство собирается добиться такого курса?

Премьер пояснил, что он провел совещание с экспортерами и попросил их увеличить продажи валютной выручки государству. В этом ему видится главный рецепт укрепления национальной валюты.

Танцы вокруг валютной выручки начались еще в начале девяностых годов, когда Закон о валютном регулировании дал государству право заставлять предпринимателей продавать часть своих долларов. Эффект от этого был разным. К примеру, в 1992 году экспортеры должны были обменивать на рубли 50% валюты, что не помешало гиперинфляции достигнуть уровня примерно в 3000% годовых. Одна из причин в том, что предприниматели любыми способами прятали свои доллары, лишь бы не продавать их государству за «деревянные». А в начале «нулевых» глава Центробанка Геращенко добился, того, чтобы экспортеры продавали ЦБ аж 75% валютной выручки. К тому времени уже экономика оправилась от дефолта, и нефть росла как на дрожжах, и прятать «зеленые» от государства стало труднее. В итоге рубль укрепился, а инфляция замедлилась, даже несмотря на то, что государство «дало людям денег», увеличив рублевую массу почти в 20 раз. Так начались «тучные годы», однако в их конце, с 1 января 2007-го, обязательная продажа валютной выручки была отменена как антирыночная. Мы тогда грезили о том, что рубль станет СКВ.

Вернуть обязательную продажу валюты требовали политики и экономисты всех мастей начиная с прошлого лета, когда грянул новый кризис. Однако президент и премьер были категорически против. Неудивительно, ведь все предыдущие годы они обещали рублю свободное плавание, и было бы смешно показательно разворачиваться на 180 градусов. В конце осени 2014 года Кремль и Белый дом решили пойти по другому пути. Когда в обменниках стали задумываться о том, чтобы начать закупку трехзначных табло (в том, что евро пробьет трехзначную отметку в 100 рублей, уже мало кто сомневался), руководство страны воспользовалось телефонным правом. Крупных экспортеров просто по-человечески попросили продать государству побольше долларов. Это сработало, и с зимы по весну 2015-го рубль укреплялся.

И вот премьер дозрел до того, чтобы еще раз попросить экспортеров продать побольше долларов. Вот только поможет ли это?

— Формально обязать экспортеров продать побольше валюты нельзя (нет сегодня такого закона), но можно попросить так убедительно, что очень трудно отказаться, — сказал «МК» профессор высшей школы экономики Игорь НИКОЛАЕВ. — Но проблема в том, что возможности этого механизма уже не так велики, как в конце прошлого и начале этого года. Тогда у экспортеров излишек валюты еще был. Но с тех пор ситуация не улучшалась, а только ухудшалась. Не все владельцы экспортной выручки теперь обременены большими доходами. Кроме того, по осени им придется выплачивать большие деньги по внешним долгам. В ответ на просьбу государства продать ему доллары они могут сказать, что должны ими расплачиваться, и будут правы.

— А если государство попросит экспортеров не платить пока по внешним долгам (подождут немного), а продать эти деньги ЦБ?

— Теоретически государство так может поступить, но все же прекрасно понимают, чем это обернется в скором будущем. Если ты не платишь по долгам — то не только наращиваешь проценты. Тебя завалят исками, новых кредитов не дадут. Западные санкции и без того предельно ограничили возможности заимствования. А ведь наш экспортный бизнес развивается на заемном капитале. Это будет катастрофа.

Поэтому я не думаю, что государство станет брать у экспортеров больше, чем они могут дать. А это значит: надеяться на то, что покупка у них валютной выручки опять позволит поправить ситуацию, было бы наивно. Возможен кратковременный положительный для рубля эффект: на несколько дней он перестанет падать и начнет укрепляться, но потом все вернется в свое русло.

Неужели же премьер Медведев настолько наивен, чтобы обещать невозможное? Неужели правительственные эксперты не сообщили ему о том, что за счет покупки валютной выручки рубль на это раз не поднять?

Конечно же, в правительстве это понимают. Но существует такое понятие, как вербальная (словесная) интервенция. Громкое заявление главы кабмина о скором укреплении рубля, да еще и с указанием конкретного рецепта (неважно, действенного или нет), является такой интервенцией. Ее задача в том, чтобы хоть как-то успокоить валютный рынок. Такие интервенции иногда дают эффект. В сегодняшнем случае эффект от успокаивающего заявления о пользе валютной выручки мог бы оказаться едва ли не большим, чем сама выручка. Если бы не одно «но».

«Вербальным интервенциям у нас верят все меньше, даже если они исходят от главы правительства, — полагает Николаев. — Чтобы они срабатывали не на короткое время, а надолго, нужно, чтобы правительству по-настоящему доверяли. А высказывания членов кабмина на экономические темы в последнее время слишком часто расходятся с делом».

И тут мы можем столкнуться с замкнутым кругом: чем чаще правительству придется использовать ложь во спасение рубля, тем меньше будет доверия и к кабинету, и к самому рублю.