Народ плохо верит | Письма президенту

37

Г-н президент, 3 сентября — чёрная дата, годовщина гибели заложников в Беслане. Это кровавая история (погибли сотни людей).

Это политическая история (вы использовали эту трагедию как повод для отмены губернаторских выборов). Это, мягко говоря, очень странная история, уж слишком сильно расходятся некоторые факты и официальная версия.

Власть Российской Федерации утверждает, будто сделала всё возможное для спасения заложников. Верит ли народ?

Президентом России тогда, в сентябре 2004-го, были вы. Сейчас, судя по официальным социологическим опросам, вам доверяет почти 90% населения.

Было бы логично, если бы это «доверие вообще» распространялось и на частные случаи. Если вы говорите, что тогда властями было сделано всё правильно и что иначе жертв было бы больше, то и народ должен так думать. Ведь 90% — это и есть народ. Остальные — пятая колонна или её пособники.

Вот свежий опрос российского народа. Он проведён в конце августа 2015 года «по репрезентативной всероссийской выборке городского и сельского населения среди 1600 человек в возрасте 18 лет и старше в 134 населённых пунктах 46 регионов страны».

Репрезентативная, говоря по-русски, означает, что полученные данные показывают мнение всего населения России. Возраст «от 18 и старше» — значит, это избиратели. Их у нас примерно 110 миллионов. Это значит: 1% = 1 100 000 (миллион сто тысяч). Теперь посмотрим результат.

ВОПРОС. На ком, по вашему мнению, лежит основная ответственность за то, как развивались события в Беслане, и за гибель заложников? (Заметьте: вопрос поставлен не о захвате, а о последствиях.)

ОТВЕТЫ.

Никто не виноват,кроме террористов 29%

Ответственность на федеральных властях 22%

На местных/республиканских властях 15%

На руководителях операции 10%

На исполнителях операции (спецназе) 3%

На жителях Беслана, мешавших проведению операции 2%

Затруднились ответить 19%

Умные социологи разделили власть на федеральную, местную и руководителей операции (которых назначила власть). Хорошо, что социологи не разделили власть ещё мельче: президент, правительство, Дума, Совет Федерации, президент Северной Осетии, правительство Северной Осетии, мэр Беслана, начальник милиции… Тогда каждому досталось бы ещё меньше процентов.

Но власть у нас не делится. Она у нас одна.

22 + 15 + 10 = 47%. Это почти 52 миллиона человек. Вот сколько взрослых людей в России возлагает ответственность за гибель заложников на власть.

А этих, которые «затруднились», ещё почти 21 миллион. Вот бы их опросить (анонимно, без угроз): отчего и почему вы затруднились?

Г-н президент, вы прекрасно знаете, как люди боятся говорить что-нибудь огорчительное для власти и вас лично. Миллионы уверены, что из-за «плохого ответа» могут быть большие неприятности. Миллионы уверены, что даже когда они — в закрытой от чужих глаз кабинке! — ставят галочку в бюллетене, то их могут вычислить и наказать, если они поставили галочку не там, где велено.

Поэтому мы совершенно антинаучно склонны прибавить как минимум половину «затруднившихся» к тем 47%, и получится 57 — больше половины взрослого населения.

ВОПРОС. В 1999 году были взорваны жилые дома в Москве и Волгодонске. В 2002-м боевики захватили зрителей «Норд-Оста» в Москве, в 2004-м — школу в Беслане. Какая точка зрения кажется вам более правдоподобной?

Предложено 5 вариантов ответа:

а) теракты были полной неожиданностью для спецслужб;

б) спецслужбы знали об их подготовке, но не смогли предотвратить;

в) спецслужбы знали о подготовке, но бездействовали;

г) возможно, спецслужбы способствовали подготовке этих терактов;

д) затрудняюсь ответить.

Пункт «г» получил 4% голосов. Это ужасный вариант, и надо радоваться, что так ответили всего 4%. Но как подумаешь, что это четыре с половиной миллиона взрослых граждан России… А затруднились ещё 18% — ещё почти 20 миллионов.

Куда смотрит Останкинская башня? Как можно было оставить стольких людей в незнании, неуверенности, смутных подозрениях?

Но это неправильные вопросы. Башня старается изо всех сил. Однако у людей есть и своя голова на плечах.

ВОПРОС. Есть ли у вас ясность относительно того, кто стоял за взрывами жилых домов в российских городах осенью 1999 года?

Это прекрасный вопрос. Он не заставляет опрашиваемого человека обвинять кого-нибудь, тем более — не заставляет обвинять вас и власть в целом.

Вот ответы, данные в августе 2015 года — через 16 лет после взрывов, после 16-ти лет вашего правления.

Да (есть ясность) 6%

Скорее да 20%

Скорее нет 28%

Нет 37%

Затруднились ответить 10%

Только четверть населения, г-н президент, думает, что у них есть или «скорее есть» ясность. Мы же понимаем, что те 10%, которые «затруднились», никакой ясностью не обладают. А если у человека нет ясности, значит, у него есть подозрения, что официальные версии неубедительны. И таких в России 81 миллион. Не всё потеряно. Возможно, вам стоит поговорить с народом на эти темы, когда у вас будет с ним, с народом, прямая линия.

Стоит, наверное, поговорить и о «Курске». В связи с 15-летием гибели подлодки был соцопрос, который показал, что «40% жителей России уверены: власти сделали всё возможное для спасения моряков».

40 процентов?! Может ли быть? В день публикации опроса на сайте «Эха Москвы» был задан тот же вопрос: сделали ли власти всё возможное для спасения подлодки «Курск»?

ОТВЕТЫ:

да 3%

нет 94%

затрудняюсь ответить 2%

У социологов доверчивых набралось 40%, а на сайте «Эха» таких оказалось только 3. Сколько бы ни говорили о специфичности аудитории этой радиостанции, разница может исчисляться процентами, пусть десятками процентов. Но разница в 13 раз…И ответили не 100 человек, а 13 тысяч! Не всё потеряно.

Жизнь научила разных стадных животных, что в вожаке главное ум. Таким образом, лучше бы правители демонстрировали народу интеллект, а не икроножные бицепсы-трицепсы. Лучше бы вожди на глазах у народа играли в шахматы или хоть в домино, где как-никак нужны знания, чутьё и способность к прогнозированию последствий. А когда премьер-министр подтягивается, чтобы показать свои дарования народу, то пусть бы подтянулся сто раз, а не еле-еле полтора (после чего камера поспешно отвернулась, чтобы мы не увидели: плавно он упал или рухнул).

Народ любит умных вождей. Но год за годом вы с премьером то в бадминтон, то в хоккей, то на горных лыжах. Здорово, конечно, что вы оба умеете кататься, но какое это имеет отношение к управлению страной, к умению сделать ее богатой и счастливой?

Помните, нашего боксёра назначили в соперники чемпиону мира по шахматам американцу Фишеру? Помните рассказ боксёра о тренировке?

Я налёг на бег на стометровке,

В бане вес согнал, отлично сплю.

Были по хоккею тренировки…

В общем, после этой подготовки

Я его без мата задавлю.

А когда начали играть — возникли сомнения:

Чем же бить? Ладьёю — страшновато,

Справа в челюсть — вроде рановато…

В телефильме про тренажёры и завтрак самым шокирующим была не высота чьих-то каблуков и не картинка из жизни высокопоставленных чиновников, нет. Два президента России показывали себя народу и не сказали ничего значительного, кроме замечаний насчёт прожарки стейка.

Все мелочи, все детали широко обсуждались. Всё это сработало: никто не заметил, что вам оказалось нечего сказать ни друг другу, ни народу. Ведь если бы удалось сказать что-то разумное-доброе-вечное, то вряд ли бы телевизионщики это вырезали.