Россия в огне

41

Человек, которого называют художником, принёс канистру бензина на Лубянку к дверям ФСБ, облил, поджёг и спокойно стоял на фоне пламени, пока его фотографировали. Фотографии получились очень красивые.

Потом его кое-как задержал гаишник, но это потом. Если бы художник принёс бомбу, фотографии, возможно, были бы ещё эффектнее. В зависимости, конечно, от мощности (в тротиловом эквиваленте).

Видимо, офицеры Федеральной службы безопасности все ушли на фронт (в Сирию?) и оставили свой дом без присмотра. Но если они просто прос… проспали, то надо было бы спросить: за что эти бюджетники получают зарплату? Но нам сейчас не до этого.

Речь не о бдительности. Стоит сопоставить другие ценности.

Если разобраться — ущерб-то небольшой. Двери ФСБ заменят, и всё. Но «художника» накажут строго.

Ожог такого чувствительного органа, как Лубянка, причинил властям острую боль. Не то что приколачивание собственной мошонки к Красной площади (прошлая акция того же автора).

Какую статью впаяют — неизвестно. Пока — вандализм (до 3 лет лишения свободы). А могут добавить хулиганство, могут — оскорбление чувств ветеранов ЧК (ведь через эти двери ходил сам Берия, сам Андропов и тень Дзержинского), а могут и террор. Какой срок влепят: двушечку или больше — тоже пока неизвестно, но влепят непременно.

А недавно в Питере (в культурной столице) уничтожили Мефистофеля (ценный барельеф), и ничего сперва не было, закон дремал; только вопли общественности и начавшийся скандал разбудили органы, и они кое-как возбудили уголовное дело. Если и накажут, то штрафом. Мефистофель — это же чёрт, а Лубянка — святое.

Каким-то образом органы выбирают: кого и за что наказывать. За последние годы в Москве уничтожены сотни памятников архитектуры. Разве кого-нибудь посадили?

Иногда памятник архитектуры мешает построить выгодный торговый центр. Памятник сносить по закону нельзя. Вдруг он ночью сгорает дотла. Жаль, но не оставлять же пустое пепелище. Глядь — вот он, торговый центр, там, где хозяева и хотели.

Дикари ИГИЛ (запрещённая организация) уничтожают памятники архитектуры ради идеи. А наша саранча в союзе с чиновниками-паразитами уничтожает исторические здания просто ради денег. У одних безумные идеи, у других разумная выгода; трудно сказать, кто больше заслуживает уничтожения. За чужие памятники ИГИЛ бомбим, а те, кто снёс свои, ездят в «Майбахах», получают ордена.

За подожжённую дверь «художник» сядет, а за сожжённые шедевры никто не сел. За вырубленные заповедники, за Байкал, за уничтоженные реликтовые рощи, что ушли под трамплины и дворцы, за браконьерскую охоту с вертолёта — никто не сел, никто не оштрафован.

За сомнительную книжку (то ли она стояла на полке, то ли подбросили) арестована директор библиотеки. За удар по руке омоновца (о котором тот «вспомнил» спустя полгода) человек получил реальный срок. Потому что «эта рука — у кого надо рука». У кого надо и когда надо.

Тайницкий сад в Кремле рубили и бетоном залили — о штрафах и двушечках даже речи быть не могло. Потому что эта вертолётная площадка для того, для кого надо.

«Художник» теперь очень прославится. На время. Потому что храбрость и искусство — вещи разные. Помните пусси? Они должны быть благодарны кровавому режиму. Не дали бы им двушечку — не целовал бы их Элтон Джон, не прижимала б к груди Мадонна… Пока сидели — их интервью печатались целыми полосами. А потом куда-то пропали. Такое впечатление, что их умные мысли и талант кончились через неделю после выхода из зоны.

Есть такие места, где человек кажется важнее и умнее, чем на самом деле. Точно так, как у пусси, кончились мудрые мысли у одного государственного деятеля. Пока сидел в кресле председателя Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации — мог всё. Даже волшебные фильтры для воды изобрёл. Где он теперь? Как его звали? Кто ему теперь раскатает ковровую дорожку? Если на свободе, то и слава богу.

От тюрьмы никому зарекаться не стоит; всякое может случиться. Но предусмотрительно избегать посадки — вполне разумно.

За криками про поджог Лубянки почти никто не расслышал другую, в некотором смысле более горячую новость. Все таможенники России получили приказ, запрещающий им отдых за границей; «особенно в странах, которые подписали с США договоры о выдаче преступников».

Понимаете? Это не забота о здоровье именно таможенников (у нас есть и другие достойные члены общества). Это опасение, что их где попало могут арестовать и выдать в США.

Уберечь товарищей от ареста — вполне разумно. Но как-то так получается, что этим приказом мы сами вроде бы каким-то образом всех таможенников признали потенциальными арестантами. Вообще-то такая оплошность называется «шапка горит».

Вообразите, что будет, если на всех наших ворах, грабителях, взяточниках вдруг разом загорятся шапки. Мы окажемся в пылающей стране. Заполыхают санэпидстанции, мэрии, таможни, штабы, министерства, адмиралтейства. Вообразите одномоментное самовозгорание Кремля, Думы, Совета Федерации… а вы думаете, будто там нет вороватых чиновников? Полыхнёт Газпром, университеты вместе с Минобрнауки, коммунальщики, дорожники, все заправки, где разбавленный бензин, все… ну просто все. Мы станем видны из Дальнего Космоса. И горящая дверь Лубянки превратится в ничтожную искру на фоне Большого Отечественного Пожара.