Договорятся ли по Сирии и есть ли у России план

38

Предложения России относительно урегулирования сирийского кризис получило в свое распоряжение агентство Reuters.

Речь в документе якобы идет не только о досрочных выборах нового президента Сирии, но и о масштабной конституционной реформе, на которую отводится 18 месяцев. План, по данным агентства, ляжет в основу той позиции, которую Москва озвучит на встрече в Вене, назначенной на 14 ноября. Официальный представитель МИД РФ Мария Захарова опровергла представленную Reuters информацию, отметив, что Москва проводит консультации с партнерами по переговорам.

По данным Reuters, Сирии отводится полтора года на подготовку конституционной реформы — причем участия в этом процессе Башар Асад принимать не будет, подчеркивает агентство. Однако, согласно документу, нынешнему сирийскому лидеру не будет запрещено переизбираться на президентский пост. Что касается оппозиции, то ей предлагается сформировать «единую делегацию», которая и станет полноправным участником переговоров и переходного процесса. К слову, о необходимости «согласования списка сирийской оппозиции, которая будет вести переговоры с Дамаском» заявила, комментируя публикацию Reuters, и представитель МИД РФ.

А насколько вообще осуществимы озвученные агентством Reuters положения? Об этом c «МК» побеседовал старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Фасих БАДЕРХАН:

– Оппозиция внутренняя, невооруженная, давно уже готова к мирному, конституционному пути решения сирийского вопроса. Что касается вооруженных групп, террористов «Исламского государства» (ИГ, организация запрещена в России) и «Фронта ан-Нусра», то они в контексте политического выхода из кризиса не берутся в расчет. Есть другие формирования, например, Свободная сирийская армия (ССА), с которыми и Москва, и Дамаск желали бы сотрудничать в борьбе с вышеуказанными террористическими группировками. ССА, разумеется, может выражать недовольство тем, что Асад будет в течение 18 месяцев присутствовать в стране как политическая фигура. Тем не менее, если основные оппозиционные группы в Вене будут согласны с подобным сценарием, не думаю, что ССА станет помехой, ведь она против терроризма, хотя, конечно, и против Асада. Но если полтора года приведут к изменению ситуации в стране, то могут быть найдены некие варианты, при которых ССА вольется в этот процесс. Главное — договоренность между политической оппозицией.

– Насколько достижима такая договоренность?

– Сейчас в этом направлении больше всего работает как раз российский МИД, а также спецпосланник ООН по Сирии Стаффан де Мистура. И если им удастся сформировать некую делегацию, представляющую все оппозиционные группы, проблем не будет. Есть основополагающие аспекты, в которых согласны все: борьба с терроризмом, сохранение единой Сирии, гуманитарные вопросы, освобождение заключенных. Личные амбиции, разумеется, присутствуют, но едва ли они могут стать серьезной помехой.

– Что касается Асада – может ли он согласиться остаться не у дел на полтора года?

– Полагаю, уже есть некие договоренности о роли Асада в переходном периоде. Наверняка в каком-то виде он будет присутствовать. Речь может идти о договоренностях не только между Москвой и Дамаском, но и с Саудовской Аравией, Ираном, США.