Экономика России рухнула на дно. Снизу ожесточенно стучат

257

День ото дня усиливаются споры, начала ли Россия выходить из кризиса или нет. Правительство все чаще успокаивает население, что рост возобновился уже в начале осени.

По данным Росстата, в сентябре экономика выросла к августу на 0,3%, а в октябре к сентябрю 0,1%. Но далеко не все эксперты верят в достоверность этих показателей. К тому же нет единого мнения, что будет с российской экономикой в будущем году. Минэкономразвития обещает рост на 0,7% ВВП. А бывший главный правительственный прогнозист Андрей Клепач еще более оптимистичен — 1%. Однако в ЦБ считают, что при цене на нефть марки Urals в $50, спад ВВП продолжится. А если баррель будет стоить, как сейчас, — не больше $40, то наша страна окончательно провалится в финансовую пропасть. Но это еще цветочки. Ряд авторитетных экспертов из Столыпинского клуба — известной дискуссионной площадки отечественных экономистов — обвиняют власти в том, что они выдают желаемое за действительное. По их мнению, наша экономика упадет в этом году не менее чем на 8% и никакого роста в ближайшие годы не предвидится.

Нынешний год стал одним из самых тяжелых в экономической истории нашей страны. Даже по прогнозу Минэкономразвития, который является наиболее оптимистичным, но в котором многие сомневаются, ВВП в 2015-м упадет на 3,9%. При этом, по данным Росстата, в этом октябре к октябрю 2014-го наша экономика «приземлилась» более чем на 4%.

Промышленность с начала года упала на 3,3%. Особенно пострадали обрабатывающие отрасли, на которые делает ставку правительство в попытке слезть с сырьевой иглы. В октябре 2015 года реальная зарплата россиянина сократилась на 10,9%. Такими темпами оклады не сокращались в течение последних 16 лет. Средняя зарплата сейчас составляет немногим более 33 тыс. рублей. На 4% сократились реально располагаемые доходы населения (речь идет как о зарплатах, так и о пенсиях).

И это произошло не только потому, что правительство перестало индексировать зарплаты бюджетникам и госслужащим, но и прежде всего из-за высоких темпов инфляции. По прогнозу Минэкономразвития, накопленная с начала года инфляция составит 12,2–12,3%. В Счетной палате эту цифру считают явно заниженной, так, уже к началу ноября темпы роста цен превысили 11%.

Впрочем, это жонглирование цифрами. Как справедливо указывает глава аналитического департамента «Альпари» Александр Разуваев, инфляция уже превышает 15%. А безработица уже не 5%, а все 6%.

Впрочем, даже такие ужасающие показатели многие эксперты считают чересчур заниженными. Например, президиум Столыпинского клуба недавно провел специальное заседание «Прогноз состояния экономики Российской Федерации в кратко-, средне- и долгосрочной перспективе». В ходе дискуссии выяснилось, что российская экономика находится на грани катастрофы.

Все выступающие согласились в следующем:

— кризис начался еще в 2013 году;

— реальное падение ВВП выше заявленного правительством;

— при текущих ценах на нефть в 2016 году вероятен дефицит бюджета выше предусмотренного в 3%;

— дно кризиса еще не достигнуто;

— равновесный курс сегодня должен составлять 72 рубля за доллар.

Глава отдела международных рынков капитала ИМЭМО РАН Яков Миркин пояснил: замедление экономики началось еще в 2013 году, но вначале сдерживалось за счет беспрецедентного роста потребительского кредитования. Так, розничный кредитный портфель с января 2011-го по май 2012-го вырос почти втрое.

Однако эти возможности исчерпаны — и поддержать экономику за счет внутреннего спроса не получится. Настала пора возвращать полученные кредиты, и у банков сложилась плохая задолженность, доходящая у некоторых до 40% от объема выданных кредитов.

Еще более пугающий анализ приводит финансовый консультант Владислав Жуковский. По его расчетам, учитывая темпы роста потребительских цен и цен производителей, реальное падение ВВП в этом году составит не 3,9% и даже не 4%, а все 7–8%. Добавим, в кризисном, 2009 году ВВП, по официальным данным, упал на 7,9%.

Небольшой прирост ВВП в нынешнем октябре вызван пополнением складских запасов после их беспрецедентного сокращения за последний год небольшим сезонным притоком спекулятивного капитала и падением импорта на фоне стабилизации экспорта.

При этом в случае стагнации цен на нефть ситуация, по расчетам экспертов, может привести к падению продаж в торговле на 15% уже в ноябре-декабре 2015 года. Специалисты рассчитали, что при текущих ценах на нефть ($40–44 за Brent и $38 за Urals) дефицит бюджета (рассчитан исходя из цены в $50 за Urals) не уложится в прогнозируемые 3% ВВП. Это ограничит гибкость бюджетной системы в 2016 году, что при стабилизации прочих макропараметров может привести к сокращению госрасходов и станет одним из главных негативных факторов падения ВВП в 2016 году

Равновесный курс, по мнению экспертов, должен составлять 72 рубля за доллар и сейчас удерживается на более высоком уровне исключительно усилиями ЦБ.

Все это говорит, что дно кризиса еще впереди.

Тем не менее нельзя считать, что власть не видит этих рисков. Например, в ходе первого чтения бюджета-2016 министр финансов Антон Силуанов заявил, что если нефть упадет до $40 и ниже за баррель, то бюджет недополучит 1 трлн рублей доходов. Чтобы закрыть именно эту дыру, Минфин запросит еще 500 млрд рублей из Резервного фонда (к 2017 году там останется примерно такая же сумма) и использует замороженную накопительную часть пенсий (342 млрд). При этом Силуанов предупредил депутатов, что в 2017 году придется составлять совершенно иной бюджет — без излишних и неэффективных трат. В частности, главный удар будет направлен против Федеральной адресной инвестиционной программы (ФАИП). В этом году туда было ассигновано более 800 млрд рублей. Но, по данным Счетной палаты, было введено в строй всего 20 объектов, а за последние 10 лет осталось недостроенными более 9 тыс. А это 5–6 трлн рублей, что составляет около трети бюджета. Поэтому деньги на развитие в России есть. Главное — их найти и правильно распределить.