Два года «Русской весне»: политические итоги

34

Уже в середине февраля открывает сезон цветения миндаль. Сообразно климату и политическая русская весна первой пришла именно в этот город-герой, по словам самих севастопольцев, имеющий, пожалуй, самый большой опыт евроинтеграции – в городе и его окрестностях есть немецкое, французское, английское и даже итальянское кладбище, на которых лежат евроинтеграторы XIX века.

Оттолкнувшись от героической севастопольской земли, русская весна пошла дальше в Крым, на Донбасс и далее в Новороссию. Но захлебнулась в Харькове и была жестоко огнем и кровью остановлена в одесском доме профсоюзов. Путь от площади Нахимова в Севастополе до сгоревшего дома профсоюзов в Одессе занял всего 9 недель. Но чтобы пройти этот путь, понадобилось 23 года унижений, лишений и злости.

Два года назад «русский мир» преобразился – перестав быть маргинально-ущербным он вышел на свет, расправил плечи, став основной повесткой дня России и окрестностей. Недаром даже британский телеканал ВВС рисует фантастическую картину захвата «вежливыми людьми» Латгалии – юго-восточного региона члена ЕС и НАТО Латвии. Лозунг запрещенных российским же законодательством нацболов «Севастополь – русский город» претворился в политическую явь (там, правда был еще и другой – «Наши МИГи сядут в Риге»). Но что дальше? Как за весной следует лето, так и за возвращением Крыма должно было начаться его неотложное восстановление. Необходимо было срочно продемонстрировать историю успеха – и если на Донбассе сделать это было тяжело по объективным причинам (все-таки прифронтовая зона), то уж в Крыму-то можно? Ведь Украина за все годы управления полуостровом не вложилась ни одной гривной в капитальное восстановление инфраструктуры. Все, начиная от дорог и электричества, заканчивая водой и жилищным фондом, родом из СССР доживало свои последние годы. Но как это обычно бывает, после триумфального политического возвращения, экономические перемены заставили себя подождать. Если не считать главную крымскую стройку – мост, связывающий Керчь с Кубанью, грозящую быть завершенной к 2017-му (если успеют), все прочие видимые глазу изменения так или иначе оказались связаны с непрекращающимися украинскими блокадами – продуктовой, водяной, электрической. В результате первой цены на продукты питания, которые теперь стало необходимо завозить непосредственно из России, естественным образом выросли до среднероссийских. Относительно безболезненно пережив водяную блокаду, энергетический блэк-аут стал для крымских властей серьезным вызовом, с которым они справляются по сей день. Но если в Севастополе отключения света практически прекратились, то в Крыму все еще имеют место.

Но чтобы осуществить историю успеха на практике, прежде она должна родиться в головах. Ведь не стоит же всерьез и далее надеяться на знаменитую поговорку крымчан периода русской весны о том, что после возвращения в Россию «хоть камни с неба»! Да и что греха таить – некоторые крымские деятели до сих пор продолжают отмечать «возвращение домой». На этом фоне особенно несвоевременно выглядят политические разборки, к которым все активнее стал прибегать «народный мэр» Севастополя периода русской весны Алексей Чалый. Сначала написав заявление об отставке с поста руководителя городского парламента, но, так и не собравшись в нее, затем призвал к тому же губернатора и организовал голосование за недоверие правительству Севастополя в законодательном собрании. Затеяв операцию «иду на Вы» против нынешнего губернатора Севастополя Сергея Меняйло, Чалый, тем самым, доставил нескрываемое удовольствие Киеву и тем украинским политическим институтам, которые в силу своих профессиональных обязанностей должны работать на дискредитацию российских властей полуострова. Попытки играть по украинским правилам в монохромной российской политической жизни заканчиваются обычно негативно для тех, кто этого не понимает. И будет очень жаль, если еще один герой русской весны вслед за Игорем Стрелковым разменяет свою историческую роль на политическое крохоборничество непризнанной мессии.

Чем может быть история успеха для Крыма и Севастополя сегодня? Конкретными реализовавшимися проектами реконструированных дорог и коммуникаций – наглядным примером работы команд Аксенова и Меняйло. И если с коммуникациями (спасибо Украине) все идет форсированными темпами, то ситуация с дорогами выглядит как обычно. Ответственность за это, конечно, можно распределить между федеральным центром и исполнителями на местах. Но ключевым, на мой взгляд, являются укоренившиеся украинские традиции - «разруха в головах». Чего вы хотите от людей, выросших в политической культуре (вернее тотальном отсутствии культуры ответственности) бесконечного украинского маскарада, где слова никогда не соответствовали делам? И если севастопольская команда состоит преимущественно из новых людей и даже варягов, то на среднем уровне в Крыму продолжают управлять выходцы из Партии регионов беглого украинского президента. Даже если допустить исключительную степень их личной ответственности, прежде все равно их нужно обучить политической культуре делания. Вытравить украинскую маскарадную культуру из крымской жизни до сих пор остается важной политической задачей России. Ведь мало вернуть Крым, нужно его еще и удержать.

Очевидно, что до тех пор, пока в головах крымской элиты украинская вседозволенность не будет навсегда заменена российскими правилами политики суровой ответственности, любые прямые выборы руководителей региона будут неизменно превращаться в соревнование денежных мешков или их игрушечных политиков по киевским лекалам. Дабы изжить негативный опыт украинской иллюзорной демократии - майданократии, за которой скрывается власть олигархов, необходимо произвести перезагрузку мозгов оставшихся с украинских времен управленцев. На это может понадобиться до пяти лет. В противном случае любые выборы будут неизменно превращаться в фарс, не имеющий никакого отношения к реальным делам. И тогда все еще просматривающиеся на крымских почтовых ящиках украинские тризубы будут проступать в головах крымской.

Олег Бондаренко, Московское Комсомолец
Tеги: Россия