Игра в антикризисные наперстки

32

С антикризисным планом пока железно ясно только одно: кризис налицо, соответственно, у правительства должен быть план борьбы с ним.

Дальше — туман. Главное в таком плане — деньги, а вот с ними ясности совсем мало. Министр финансов Антон Силуанов уже предупредил: правительство не знает, сколько денег в заветной тумбочке. Какой уж тут «план».

Цифры пляшут. И чем дальше, тем зажигательнее. 18 февраля правительство «в основном» одобрило предложения по антикризисному плану, представленные Минэкономразвития. Алексей Улюкаев рассказал, что антикризисный план — это 880 млрд рублей, которыми правительство будет затыкать те дыры, которые считает особо зияющими, или те, где социальная составляющая признана решающей. Из этих 880 млрд около 440 миллиардов рублей уже предусмотрены в бюджете на 2016 год, около 40 миллиардов рублей решено выделить из ФНБ и еще около 40 миллиардов рублей предполагается дополнительно предоставить в виде госгарантий. 185 миллиардов рублей были отнесены к финансируемым за счет антикризисного резерва бюджета, а источники финансирования мер еще на 189 миллиардов рублей не определены. Таким образом, суммарно «внебюджетные» меры стоят 374 миллиарда рублей. Принятие плана «в основном» означало, что эти 374 млрд рублей предстоит утоптать в 250 млрд — именно такой лимит установило правительство.

Цифры я привел по материалам РИА «Новости». Если не полениться и сложить 440, 40, еще 40, 185 и 189 млрд рублей, то сумма составит 894 млрд рублей, а не 880. Если из 894 млрд вычесть экономию в 124 млрд, которую требует правительство, останется 770 млрд — цифра, которую никто не называл. В общем, не план, а анекдот на тему усушки, утруски и округления.

Но дело анекдотом не закончилось, случилось форменное восстание Минфина. Промолчав, когда правительство «в основном» одобряло творение Минэкономразвития, Антон Силуанов 20 февраля направил премьеру Дмитрию Медведеву письмо. Если бы письма можно было бы называть как статьи, то это письмо точно называлось бы «Не могу молчать». Лев Толстой под таким заголовком протестовал против повешения 20 крестьян (дело было в 1908 году), Антон Силуанов — против искажения данных о возможностях бюджета в 2016‑м. Пафос, конечно, не тот, но каждому — свое. Силуанов предупреждает: у правительства в антикризисном фонде есть только 65 млрд руб. Еще приблизительно 55 млрд руб. в нем могут появиться в апреле — когда федеральное казначейство направит в фонд невостребованные остатки бюджета-2015. И все. Никаких 250 млрд рублей, можно рассчитывать лишь на 120.

В глазах не рябит? Тогда самое время вспомнить: а вообще, анонсированные Улюкаевым 880 млрд рублей антикризисного плана — это много или мало? Совсем немного, если сравнить с прежними антикризисными программами. В 2008–2009 годах на борьбу с кризисом отрядили 3,5 трлн рублей, в 2015‑м — 2,33 трлн. И хотя в 2015‑м удалось даже что-то сэкономить, ряды рублей — защитников российской экономики, как нетрудно убедиться, год от года тают. А тут выясняется, что и 880 млрд рублей под ружье не поставишь. И даже 770 млрд.

Что делать? Ответы, как ни странно, есть, их даже два. Первый — от Силуанова. Он предлагает не уповать на улучшение собираемости бюджетных доходов или на приватизацию, которая вдруг «выстрелит», чего наверняка не произойдет, а, как и положено тем, кто ничего не может решить самостоятельно, бежать туда, где решения принимают, — в Кремль.

Закрома Родины тоже бывают разными. Как пишет Силуанов, есть президентский резерв, из которого правительство могло бы запросить до 342,2 млрд рублей. Министр финансов предлагает соломоново решение. Добрать существующие 130 млрд внебюджетных антикризисных денег из президентского кошелька до искомых 250 млрд. И план устоит, и президенту останется. По-своему изящно.

Есть и второе решение. К правительству в отличие от кризиса оно не имеет никакого отношения.

Все заметили, что, как правительственный план ни крути, банкам — за исключением разве что ВЭБа, но это не просто банк, а госкорпорация развития, — ничего не обломится. А почему? Можно, конечно, вспоминать, сколько им уже досталось в прежние, «тучные» антикризисные кампании. А можно просто заметить, как 20 февраля ЦБ выделил 600 млрд рублей «системообразующим банкам». Кредиты выделяются на год по заявкам банков, их цель — страховка. Речь идет о выполнении «норматива краткосрочной ликвидности» — одного из требований Базеля III, смысл норматива — стопроцентное (с 2016 года) покрытие высоколиквидными активами ожидаемого чистого оттока средств из банка. Кредиты ЦБ, конечно, не должны пускаться в оборот, если «страховой случай» не наступил.

Размер имеет значение. Пока правительство никак не догонит кризис со своей программой и не может найти 130 млрд рублей, ЦБ без шума и пыли выделяет банкам 600 млрд. Вот это и есть антикризисная программа. Если же правительство и дальше будет тянуть и перекладывать решения по кабинетам, то дело может дойти до того, что всю антикризисную программу профинансирует ЦБ.

В конце концов для рынка нет разницы, откуда берутся свеженапечатанные рубли — прямо с фабрик Гознака или это финансирование бюджетного дефицита из Резервного фонда. В любом случае рублей становится больше, и они попадают в экономику не под проценты ЦБ, а фактически бесплатно.

Николай Вардуль, главный редактор "Финансовой газеты"