Отсидевшая в колонии певица рассказала об ужасах зоны

5

Эта история в одно мгновение сделала группу «Белый песок» из пяти блондинок, исполняющих хиты Дмитрия Маликова, знаменитой. Ксения Денисова и администратор ее коллектива Артем стали героями телерепортажей и газетных публикаций. Правда, это был миг славы с криминальным отсветом.

Когда судья зачитывала приговор, слова гонгом разрывали напряженную тишину в зале, но Ксения была как в тумане. Четыре года лишения свободы для нее и четыре с половиной ее возлюбленному. Теперь они не пара, не коллеги, а просто подельники.

Он ломает блок сигарет пополам. Последнее соприкосновение рук и губ. Короткое прощание.

Конвой, наручники, слезы родных — так начинался отсчет жизни под стражей. Их будет ровно 787, дней несвободы.

Недавно Ксения и Артем вышли по УДО, отбыв половину срока. Он хочет забыть о случившемся навсегда. А она решилась на откровенный разговор — ради тех, кто не может докричаться из зоны.

Музыканты попали в разработку Госнаркоконтроля после того, как дали объявление в Интернете о продаже лекарственного препарата. Успокоительные таблетки, еще недавно хранившиеся чуть ли не в каждой домашней аптечке, с недавнего времени входят в список сильнодействующих веществ и продаются строго по рецепту, как, впрочем, и пилюли от кашля, содержащие микроскопическое количество кодеина.

По объявлению позвонила подсадная утка — сотрудница ФСКН Карина Карцева, однако сделка оказалась столь ничтожной, что на уголовное дело никак не тянула, но Ксения с Артемом оказались под колпаком.

Через несколько месяцев пара привезла из Камбоджи четыре пачки злополучного препарата. В стране кхмеров лекарство продается свободно. С артистами тут же вышел на связь некий «Коля» — опер из Госнаркоконтроля, по легенде — алкоголик, пытающийся выйти из запоя на успокоительных таблетках. На этот раз улов был крупным. Дело в том, что учитывается полный вес таблетки со всеми невинными наполнителями типа целлюлозы, а не только содержание фармакологически активного вещества. «Коля» приобрел пачку и один блистер — все вместе за 5 тысяч рублей, и карательная машина заработала.

Такие преступники — мечта любого оперативника. Наивные, неискушенные, они легко заглатывают все крючки с наживкой. Доказывая, что препарат был приобретен легально, Ксения предъявила чек из камбоджийской аптеки и паспорт с отметками о пересечении границы. Это признание обернулось еще одной статьей УК — о контрабанде.

— Тем не менее нас отпустили под подписку о невыезде, и на все заседания суда мы приезжали из дома, — говорит Ксения. — Мы не считали себя закоренелыми преступниками. Это лекарство — не наркотик, я понятия не имела о том, что его включили в списки сильнодействующих препаратов. Даже в Таиланде, где за наркотики смертная казнь, это лекарство свободно продают в аптеках.

Она настолько верила в торжество справедливости, что ни капли не сомневалась: их отпустят в зале суда! Год под следствием и судом — достаточное наказание за участие в оперативном эксперименте.

Продолжение читайте на сайте МК.

Московский Комсомолец, Елена Светлова
Tеги: МК, Россия