Сравнение выводов «Алмаз-Антея» и Нидерландов по MH-17

3

Версия международного следствия о подрыве ракеты «Бук» на встречном курсе Boeing рейса MH17 недостоверна – главный вывод, который озвучил советник главного конструктора Концерна «Алмаз-Антей» Михаил Малышевский на пресс-конференции в Москве, устроенной сразу же после обнародования выводов международной комиссии в Голландии.

Несмотря на то, что обе пресс-конференции были на одну и ту же тему, выглядели очень по-разному. В Голландии в качестве доказательств выборочно демонстрировались фото поврежденных обломков самолета, правда часто снятые в таком ракурсе, что трудно понять, в какой части они изначально находились, и дополнялось все это красивой компьютерной графикой и мультиками, сделанным по реконструкции событий, какими их представили себе следователи.

В Москве тоже показали снимки сбитого самолета. Но рядом демонстрировали уже не компьютерные картинки и мультяшки, а реальные съемки и фото результатов натурных экспериментов, которые проводили специалисты предприятия, которые работая параллельно со следствием, тоже восстанавливали картину катастрофы.

Вполне допускаю, что мультик про то, как российский «Бук» едет по Украине, западному зрителю может понравиться куда больше, чем реальные и не такие красивые результаты экспериментов, которые сложно воспринимаются на слух непосвященным зрителем. А значит, кто там будет разбираться и копаться в доказательствах.

Однако нравится-не нравится – не та категория оценки, которая применяется, когда речь идет о научном эксперименте, рассматриваемом в качестве доказательства в деле расследования катастрофы. И с этой точки зрения факты, в очередной раз представленные «Алмазом-Антеем», выглядели не просто убедительно, а просто безапелляционно. Это было разительным контрастом с тем, какие сомнительные вещи представили в качестве доказательств своей версии голландцы.

Несмотря на то, что представитель «Алмаза-Антея» напрямую следствие не обвинял, а только оперировал фактами, было понятно: либо зарубежные следователи все эти два года занимались подтасовкой фактов, чтобы выстроить заранее озвученную версию катастрофы, либо в европейских и особенно голландских школах совсем плохо с физикой и точными науками, если даже те, кого считают международными экспертами, строят свои утверждения на вещах, которые противоречат законам физики.

Малашевский привел такой пример: в отчете Совместной следственной группы (ССГ), представленном ранее, утверждалось, что ракета стартовала в 6 км к югу от села Снежное (расположено примерно в 10 км от Тореза). Однако если бы ракету действительно выпустили оттуда, ее скорость в момент подрыва составила бы около 600 м/сек. А в отчете сказано, что 730 м/сек. Выходит «Буком» стреляли из Тореза?

Представитель Концерна также заявил, что повреждения упавшего самолета, описанные в отчете ССГ, не соответствуют реальным – их количество подогнали под нужные параметры, даже не удосужившись сопоставить описание с оригиналом. Эксперименты, которые проводились международной следственной группой, вообще нельзя назвать корректными, так как голландские эксперты при моделировании крушения лайнера использовали параметры ракеты американского комплекса ПВО, а она конструктивно принципиально отличается от ракет комплекса «Бук».

Говоря о проведенном Голландией следствии, Малашевский, конечно, не называл вещи своими именами, но было и так понятно, что вели его, или дилетанты, или люди, задачей которых было что-то скрыть. Одно из принципиальных расхождений между «Алмазом-Антем» и следователями – это повреждения самолета, полученные от осколков по касательной. При моделировании специалисты Концерна доказали, что такого просто не могло быть если бы ракета поразила лайнер на встречном курсе, то есть из района Снежное, который контролировали ополченцы. А именно это и утверждает следствие.

«Они не просто создавали виртуальную модель, - говорит Малышевский, - они ее немножко изменили под себя. Они внесли абсолютно другие исходные данные. Мы задавали исходные данные не расчётов, а проверенные на практике — в 1980-е годы было более 124 испытаний ракет, и получили значение, как взрывается боевая часть. Если внимательно читать технический отчёт голландской комиссии, то они пишут, что оценивают только повреждения внешней обшивки. То есть они не смотрят, как внутри поражающие элементы летят. Якобы это сложно и рассчитать невозможно. Как невозможно, когда это невооружённым глазом видно? То есть они даже не рассматривали, почему был рикошет, почему пол был пробит».

Вообще, как отмечают специалисты, фактов, которые следователи почему-то проигнорировали было гораздо больше тех, которые они посчитали нужным учесть в материалах своего отчета. Судя по всему, в этом следствии многое было поставлено с ног на голову: сначала делались нужные выводы и только потом под них подбирался материал, который хоть отдаленно, пусть даже с натяжкой, мог быть использован в качестве доказательств.

На все доводы российской стороны, подтвержденные многочисленными натурными испытаниями, что такого не может быть, представители следствия только возражали: «Нет, наш компьютер говорит, что это летает по-другому». И, видимо так оно и было, если предположить, что в этот компьютер для моделирования вносились только те данные, которые должны были дать заранее спрогнозированный результат. Только в этом случае о достоверности обнародованного в Нидерландах доклада, говорить не приходится.

Московский Комсомолец

Ольга Божьева
Tеги: МК, Россия