Есть девушки в русских бассейнах!

14

Наш специальный корреспондент Ирина Степанцева передает из Шанхая с чемпионата мира по водным видам спорта

Семь выступлений наших синхронисток в водах Шанхая — семь золотых медалей. Больше быть не могло, восьмая медаль организаторами не предусмотрена. Вот и решен основной вопрос на чемпионате мира-2011: уступят или нет русские хоть одно “золото”? 

Вечные споры, убивает ли вид спорта такое преимущество одной нации над остальными, совершенно бессмысленны, если вы видели хотя бы одну программу в исполнении наших девочек. Еще лучше — если при этом вы видели и выступление соперниц. Бессмысленно и пытаться понять, как россиянкам удается то, что они делают. Когда над водой уже крутят фуэте, можно только ахнуть. Когда каждая программа — будь это группа или соло — настоящее произведение искусства, можно лишь испытать восхищение и легкую зависть: бывают же девушки в русских бассейнах!

Простые гении

Они, эти космические красавицы, представьте себе, обычные люди, им бывает страшно. Перед выступлением в дуэте (пятая золотая медаль) на чемпионате мира Наталья Ищенко плакала. Ей показалось: все, не выдержит. А потом были «Куклы» в ее исполнении и Светланы Ромашиной. И заплакали уже многие. Не думайте, что это преувеличение.

Чтобы придумать, поставить и исполнить такую программу, надо быть гениями.

Татьяна Данченко, тренер дуэта, шла в смешанной зоне от одних журналистов к другим вслед за чемпионками. Рядом — дочка Лена, теперь уже помощница во всех делах. «Куклы», может, столь и хороши, что целая семья участвовала в их создании.

— Наташа Ищенко увидела в Интернете танец марионеток, музыку я нашла на разных дисках, и дочь еще старшая искала, потом брат обработал, дописал много, — рассказывает Татьяна Данченко. — Придумывали разные образы, куклы ведь бывают, как и люди, — от душек до злюк. Эту программу мы впервые показали на чемпионате Европы и очень нервничали: как примут? Но там же я и успела получить максимальное удовольствие от высказываний. И столько хороших слов никогда в жизни, наверное, не слышала, уж и не знала, как некоторых людей остановить. В Шанхае тоже подходят люди — показывают, кто мурашки по коже, кто мокрые глаза. Это бальзам на душу, сразу понимаешь, для чего работаешь, зачем все эти тяготы претерпеваешь. Мы знали, что будем тренироваться рано, приходилось выезжать в пять утра, чтобы успеть потренироваться нормально. Это уже было непросто, а ведь таким образом у нас потихонечку оттяпывают равновесие. Нервы оголенные дергают. Дуэты и соло очень сложно физически делать, выкладка сил идет по полной программе у спортсменок: если ошибешься или схалтуришь, тебя видно сразу — спрятаться не за кого.

Не страшно ли за будущие программы? Будем стараться сделать еще чуть-чуть, но лучше. После знаменитых «Агентов» меня многие спрашивали: куда лучше-то? Вот родились «Куклы». Думаю, мы потом вспомним и скажем: ах, ах, а говорили, что лучше не сможем сделать! Я надеюсь на это очень сильно. Потому что назад мы не имеем права двигаться. И стоять на месте — тоже.

Главный тренер наших синхронисток, по определению, даже в момент триумфа не должна хвалить своих безоглядно. Когда Татьяну Покровскую спросили, все ли было идеально, она удивленно переспросила: «Есть ли претензии к своим?». И также удивленно ответила: «Конечно, есть!».

— У меня всегда есть. Я в жизни не видела идеального исполнения. Может, у меня какие-то кривые зеркала… Бывает, и что-то случается, например, здесь в одном выступлении у спортсменки слетел зажим, а программа идет так быстро, что не было возможности его поменять, и половину программы она без зажима выступала. Но я раскрывать все не буду — это наши рабочие моменты. Вы вообще знаете в жизни что-то идеальное? Можете назвать? Я не знаю, а в спорте тем более.

Я не главный тренер. И могу назвать: выступление наших синхронисток.

Плач китайца

В прыжках в воду главная сенсация нас поджидала там, где за дело, причем выступая каждый за себя и против всех, взялись уже к тому времени серебряные призеры чемпионата мира в синхронных прыжках с трамплина Евгений Кузнецов и Илья Захаров.

В индивидуальных прыжках с трехметрового трамплина они заняли второе (Захаров) и третье места, оставив без пьедестальной ступеньки пятикратного чемпиона мира и олимпийского чемпиона Цинь Кая. В пятой попытке Цинь Кай допустил ошибку, максимальная судейская оценка составила 3,5 балла.


Проиграть дома — что может быть горше? Да еще и допустить такое неэстетичное падение. Олимпийского чемпиона, честно, было не просто жалко, все это выглядело шокирующе.

Выиграть у олимпийского чемпиона у него же на родной воде — что может быть краше? Да еще и не допустить ни одной серьезной ошибки! Это не просто здорово, а роскошно.

Умница Захаров — он не дрогнул. За пятый уникальный винтовой прыжок Илья заработал почти максимальную сумму — 97,50! А ведь для него это был последний финал чемпионата, напряжение — высочайшее. И Кузнецов, который в предварительных соревнованиях был шестым, а в полуфинале седьмым, показал, что, оказывается, просто тихорился. Как признается Женя потом, уже с медалью на шее, он вообще-то намерен был биться как раз за призовое место, а не довольствоваться каким-нибудь четвертым, которое рисовали для него в лучшем случае.

— Доволен ли я собой в психологическом плане? — Илья Захаров, весьма лаконично отвечая на официальные вопросы пресс-конференции, то ли стесняясь немного, то ли не желая травмировать и без того ошеломленную часть китайской аудитории (рядом с родным победителем Хе Чуном они хотели увидеть вовсе не Захарова), на вопросы уже без официоза отвечал с полуулыбкой. — В целом доволен, потому что и в синхронных прыжках и в индивидуальных получилось выполнить программу без грубых ошибок. Обидно за синхрон с вышки — мы с Виктором Минибаевым допустили грубую ошибку и оказались на четвертом месте, надо работать, чтобы не повторять такое.

— Вы после каждого прыжка, как говорите, смотрите повтор и оцениваете свое выступление сами. Насколько и часто ли ваши оценки расходятся с оценками арбитров?

— Это вы о том, что нас засуживали? Я так не считаю. Обычно оценки совпадают. Я всегда склонен всегда считать, что судьи правы, они видят со стороны. И вообще, все ведь зависит от тебя. Бывает, конечно, что у них обнаруживается разброс в три с половиной балла, это, конечно, никуда не годится.

— Тогда в чем же нам будет легче, как все говорят, в Лондоне?

— Так я же не сказал, что китайцам здесь оценки не завышали. Было дело — своя территория, своя вода. А в Лондоне — климат другой, уже легче психологически. Это уже Европа. Мы ведь китайцев должны с двух сторон давить — сложностью и характером. Если бы я выполнил, например, три прыжка не на восемь с половиной балла, а выше, то выиграл бы «золото». А из-за маленьких помарочек стал вторым. Почему так уверен? Очень часто на тренировках прыгаем столь здорово, что, если бы исполнили и здесь так, китайцы ничего не смогли бы нам противопоставить. Женя, кстати, и по телосложению, и по технике — стопроцентный трамплинист. И тренируется только на трамплине. С трамплина толкаешься мягко, ждешь доску. А на вышке надо толкаться жестко, уметь «вкручиваться» в прыжок. Совсем другая техника. А меня все на разнообразие тянет. Скучно в одном виде. Да, а в Лондоне, несмотря на то что я сказал, тоже легко не будет. Но и мы ведь будем другими. Вот пойду за наших болеть — буду орать как резаный за своих в оставшиеся дни.

Горячая вода

Открытая вода была горячей в прямом смысле слова. Было разыграно семь комплектов наград. В активе россиян три медали — одно «серебро» Владимира Дятчина на 25 км и две «бронзы» — Сергея Большакова на 10 км и Евгения Дратцева на 5 км. В общекомандном медальном зачете россияне заняли восьмое место. Женщины очень неудачно стартовали на олимпийской дистанции 10 км и не отобрались в Лондон. Правда, как говорит главный тренер Дмитрий Белов, возможность сделать это, но лишь одной спортсменке, у нас осталась.

— Олимпийскую лицензию будем завоевывать в следующем году на олимпийской неделе в Португалии. Там будет разыгрываться девять именных путевок. Возможно, в отборе примет участие и Лариса Ильченко. Это ее шанс? Да, если бы здесь наши девушки выступили удачно, то попасть на Игры Лариса бы уже не могла.

Вода в тридцать градусов и выше — далеко не радость бытия. Всем памятен, наверное, трагический случай, когда в Дубае в прошлом году на этапе Кубка мира погиб американский марафонец Фрэн Криппен. У него не выдержало сердце. Чтобы успеть предотвратить несчастный случай, организаторы чемпионата мира установили в воде сонарные установки. Если спортсмен погружен в воде более чем на метр, раздается писк.

Хорошо, что на чемпионате мира обошлось без писка.

Но, например, на тяжелейшей дистанции 25 километров у мужчин все ждали, что судьи после поднятия температурного градуса воды свыше 30 проявят благоразумное милосердие и определят победителя по двадцати километрам, даже девятнадцати. Ориентируясь на это известие, наш Дятчин и вырвался вперед на тех самых предполагаемых километрах.

Судьи не плыли. Они решили досмотреть дистанцию до самого конца.

А Владимир уже не успел перестроиться. «Серебро» — очень хорошая медаль. Так и хотелось сказать Дятчину.

* * *

В день начала плавательной программы в бассейне на Шанхай налетела гроза. Гром гремел, духота крепчала. 14-кратный олимпийский чемпион Майкл Фелпс накануне заявил, что понял и осознал: все последнее время ленился. Но тут же и обнадежил: неудачи — отличный повод для мотивации.

А спортивный арбитражный суд (CAS) в Лозанне с какого-то перепугу официально оправдал бразильского пловца, чемпиона пекинской Олимпиады, четырехкратного чемпиона и рекордсмена мира в плавании на 50 и 100 метров вольным стилем Сезара Сиело Фильо, который в мае сдал положительный допинг-тест на фуросемид. За этот самый фуросемид страдали уже многие виды спорта и многие титулы. Почему не пострадал Фильо? Вопрос, конечно, интересный. Причем международная федерация (FINA) опротестовала решение национальной федерации о помиловании, а суд решил, что поддельные витамины — вполне приемлемое объяснение.

Короче, парню в Шанхае не только быть, но и плыть.

* * *

Хорошо там, где нас нет. А мы вечером в Шанхае были. Пятое место наших эстафетчиков 4×100 вольным стилем, единственных финалистов этого дня, большой и светлой надежды, действительно как укус. После первого дня нужно будет восстанавливаться еще и духом. Если можно себя утешить этим фактом, то и американцам не удалось сохранить семилетнее лидерство в этом виде. Как говорят пловцы, Фелпс зря полез на «сотню», плавал бы свои 200, было бы лучше. Как бы там ни было, Австралию было не удержать, уже на первом этапе они показали 47,49, французы рванули следом — вторые, потом американцы, итальянцы, затем — Россия.

Сергей Фесиков, плывший на последнем этапе, был обескуражен.

— Не вышло. Ладно, олимпийская путевка получена. Посмотрим через год, что будет. Почему не вышло? Если честно, команду нужно привозить за неделю. Просидели до упора в Москве. Как вы думаете, хорошо ребята себя чувствуют на третий день? Это мне здесь уже комфортно, а Гречин, Лобинцев, Лагунов прилетели только 21-го. (Сам Фесиков прилетел из Рима 16 июля.) Команда ведь была готова быть в медалях — точно. И точно, что мы готовы плыть быстрее. И я мог проплыть быстрее, но в волнах биться сложно, соперники были впереди. С такими соперниками — у одних австралийцев шесть человек в лидерах стояло — нужно быть либо впереди, либо хотя бы наравне.

…Увы, в этот день нам не удалось ни то, ни другое.

Ирина Степанцева, Московский Комсомолец