За что любят и ненавидят Супермарио?

253

Балотелли — самый скандальный футболист Чемпионата Европы 2012 года. Удивительная история!

Человек, которого даже многие болельщики сборной Италии (и его клуба — «Манчестер Сити», — кстати, тоже) не то что не любят — ненавидят, в одночасье становится национальным героем. Просто потому, что забивает два мяча в нужный момент.

В полуфинале чемпионата Европы против Германии.

А после этого бежит к приемной маме, слезная история, которую читали далеко не все, тиражируется по миру — и уж теперь-то Марио Балотелли узнает каждая домохозяйка!

«Эти голы для тебя, мама», — произнес Балотелли после окончания матча с Германией. Трогательные кадры, запечатлевшие объятия сильного чернокожего героя итальянской сборной и хрупкой белокожей женщины, уже облетели весь свет. Мало кто без удивления глядел на них. Однако сам Марио Балотелли сказал, что только эту женщину он действительно может назвать своей матерью — несмотря на то, что кровного родства между ними нет.

«Я итальянец, я чувствую себя итальянцем», — повторяет Балотелли вслед за знаменитой песней Тото Кутуньо. У него есть причины заострять на этом внимание публики. Ведь хоть он и родился 12 августа 1990 года в итальянском городе Палермо, на Сицилии, его настоящими родителями были иммигранты из Ганы, Томас и Роуз Барвуа, перебравшиеся сюда в конце1980-хгодов. Через год после рождения сына семья переехала в город Баньоло-Мелла, в регионе Брешиа.

Трагедия семьи была не только в отсутствии у иммигрантов средств для сытой жизни. Маленький Марио родился больным, ему было сделано несколько операций на желудке. Вскоре после переезда в Баньоло-Меллу у него вновь случилось осложнение, и около года ребенок провел в больнице.

Эта болезнь и разлучила семью: родители не могли обеспечить Марио достойного лечения, поэтому попросили помощи у служб социального обеспечения. И в 1993 году, когда Марио было всего лишь два года, родители передали его итальянской семье из города Кончезьо. Вскоре Франческо и Сильвия Балотелли оформили официальную опеку над маленьким Марио, а их старшие дети — Коррадо, Джованни и Кристина — приняли его как родного братика.

Чета Барвуа же после официального расставания словно вычеркнула сына из своей жизни. Приемные родители Балотелли рассказывают, что несколько раз привозили Марио повидаться в дом биологических отца и матери, но те даже не открывали дверь.

Однако теперь родные папа с мамой вспомнили о нем. Томас Барвуа поделился с прессой отцовскими переживаниями по поводу того, что он «даже подумать никогда не мог, что Марио сменит свою настоящую фамилию на ту, которую носит воспитавшая его семья». У самого Марио другое мнение по этому поводу: он считает семью Балотелли единственной настоящей. Предательство биологических родителей запомнилось ему. «Где они были, когда я был никем? Почему ни разу не захотели встретиться, почему не предприняли даже попытки меня вернуть? А теперь они мелькают на телеэкранах с трагическими выражениями на лицах», — говорит Марио. Более всего его коробит, что в своем интервью биологические родители пытались опорочить семью Балотелли.

...Когда юному еще форварду впервые поступило приглашение из молодежной сборной по футболу, итальянские расисты устроили ему обструкцию: «Не бывает темнокожих итальянцев!»

Незадолго до этого он смог наконец получить итальянское гражданство. Сложности с этим процессом также возникли из-за давнего усыновления, но 13 августа 2008 года Марио Балотелли на специальной церемонии вручили паспорт гражданина Итальянской Республики.

Италия может гордиться Марио, как гордится им и настоящая мать, Сильвия Балотелли, которой любящий темнокожий сын сегодня посвящает потрясающие голы. «Мама специально приехала сюда, и я хочу сделать ее счастливой», — заявил герой полуфинального матча.

Дарья Тюкова, Московский комсомолец