Почему новый тренер футбольной сборной России не должен быть иностранцем

34

Евро-2012, до обидного рано закончившийся для российской сборной, завершился, наконец, и для всех. И тут мы с немалым удивлением узнали, что Андрей Аршавин, оказывается, стал со своими тремя голевыми передачами за три игры лучшим распасовщиком турнира, а Алана Дзагоева из наилучших бомбардиров лишь в самой концовке финала подвинул испанец Фернандо Торрес.

До этого момента нашу миссию на чемпионате Европы смело можно было считать провальной, а делегацию — самой пострадавшей. Ведь у сборной России теперь нет тренера, у Российского футбольного союза — руководителя. А есть только нелюбимые футболисты да всенародное желание выместить на ком-нибудь специфическое российское зло, образовавшееся в процессе наблюдений за чужими успехами.

Ан — не на ком.

Сергей Фурсенко со своей своевременной придумкой перевода внутреннего чемпионата на систему «осень—весна» выбил футболистам в начале лета паузу, и они зализывают душевные раны, отдыхая вдали от родины. Сам добровольный якобы отставник теперь вообще неподсуден. А Дик Адвокат все время работы в России свято следовал завету профессора Преображенского: никаких большевистских газет не читать — ни с утра, ни тем более после таких игр, как с Грецией. И вообще он уже приступил к тренировкам с клубом ПСВ из города Эйндховена.

Поэтому затаенная ненависть должна, по всему, вылиться на его преемника — особенно если «мнение» о необходимости призыва сейчас на сборную русского тренера в конце концов победит. Вот ему-то и достанется заряд злобы, который не попал в голландца, оказавшегося в недосягаемости для прямого прицеливания после Варшавы. Даже если этот гипотетический отечественный тренер (фамилии называют разные, но не суть) согласится возглавить сборную на один матч — августовский, товарищеский, чтобы дать новому главе РФС (или тому, кто его назначит) время определиться с новым тренером-иностранцем.

В одном этом предложении заткнуть собой амбразуру уже содержится унижение, о чем применительно к отечественному специалисту никто почему-то не думает. А то что бы Виталию Мутко, нанимавшему в свое время на работу Хиддинка, не закинуть удочку тренеру «Анжи»: Гус, ты ведь помнишь, как после поражения от Словении мы тебя полгода почти в страну заманить не могли, ты и делать ничего не делал, и контракт на расстоянии разорвать было невозможно, сколько денег тогда за просто так переплатили — проведи теперь один матч просто в память о нашей дружбе, ты ж теперь изнутри, через чемпионат, всю ситуацию видишь, вот и подскажешь чего на будущее...

Достойный ответ нам перевели бы через пару дней из какой-нибудь голландской газеты — в них-то все прогрессивные тренеры периодически высказываются. Адвокат вон как только окончательно на родине оказался — тут же поведал местным СМИ, что с командой, лидеры которой уезжали в серьезные европейские чемпионаты, чтобы осесть там по лавкам, ему и рассчитывать на многое не приходилось. И наши легкоранимые люди не на сами эти слова обиделись — а на то, что не им они были сказаны.

Нам ведь тренер на самом деле нужен вовсе не для побед — как в том анекдоте: «А поговорить?..» А с нами давно уже с высот тех уровней не разговаривают: Хиддинк отшучивался, Адвокат — огрызался, диалоги не удавались. Гус в хорошем настроении мог хоть кончик сигары в красное вино макнуть, а Дик — какой-то агрессивно непьющий попался. С ним вообще общего языка никому, кроме Фурсенко и бухгалтерии, так и не удалось найти. Тех, кто не тренировал топ-клубы, Адвокат, похоже, ни за каких коллег не считал, и говорить с ними ему было абсолютно не о чем. А эксперты вроде бывших игроков сборной СССР — они вообще кто такие; давай, до свидания...

То ли дело — наш, отечественный тренер!

Помню, как в португальском Фаро в 2004-м после пары безнадежных матчей российской сборной на одну довольно узкую встречу с тренерским составом проник не вполне трезвый болельщик и, «пользуясь случаем», высказал тренерам почти все, что он думал о них и об игре их команды. Сказал — и развернулся к дверям, пока охрана не достала.

«А ну постой, — встрепенулся наш главный тренер. — Я что, в ж... тебе отвечать должен?!» Парень повернулся — и получил от Георгия Александровича Ярцева такой ответ, какому впору было аплодировать. И они чуть ли не мобильными телефонами потом менялись — чтобы на одном языке и дальше поговорить.

Сейчас же разговор капитана сборной с депутатом Госдумы такой идиллией закончиться никак не мог: что-то неуловимо изменилось в отношениях команды с болельщиками за те годы, что ее тренируют иностранцы. Одни стали (для самих себя) европейцами, бесповоротно записав других в быдло.

И «европейцу» просто насущно необходим предводитель, за которого можно спрятаться и которому можно адресовать все вопросы (эта опция как бы априори вписана между строк в его многомилионный контракт). Тренер, который будет непробиваемо твердить про проделанную работу, трансформировавшуюся в игру, за которую не стыдно ни ему, ни команде. Если вам что-то не нравится — значит, мы или игры разные смотрели, или просто по-разному на футбол в принципе смотрим, и что вы, русские, вообще в этом деле понимаете?

Но мы-то с былинных лет к другому привыкли: ты и сам перед людями покайся, и среди футболистов виновных назови! Не забудь про судей, тяжелый сезон, плохие поля тренировочные, шум под окнами гостиниц и неудобные кровати в номерах. Ты душу перед нами выверни, вот тогда ты — настоящий тренер настоящей сборной России!

Да, все мы, конечно, двумя руками и одной глоткой будем за то, чтобы тебя как можно скорее выгнали (ну, коль не властен ты над этим процессом, то зачем ты нужен, даешь следующего), но до чего же внятно ты нам все объяснил! Мы как будто сами тренерами сборной побывали! А с иностранцами этими даже на дорожку не посидишь — ни одного по-человечески не проводили...

Непонимание происходящего — когда начальники в РФС сами с трудом улавливают смысл, а тренеры предпочитают не опускаться до объяснений, — порождает в тех, кто пытается во всем разобраться самостоятельно, комплекс неполноценности.

Сколько мы там чемпионатов мира пропустили? Три, говорите, из четырех последних? Ах да, в 2002-м, после матча с японцами, машины по всему центру Москвы жгли и переворачивали. Тогда (если кто вспомнит) сборную вовремя не обновили, Бесчастных сыграл, как Кержаков сейчас, а Сычев — почти как Дзагоев. Зато Романцеву на матчах «Спартака» полгода можно было гадости за сборную орать. И он их слышал — а сделать ничего не мог. Куда ему деваться, родимому?

Только и именно для этого нам сейчас жизненно важен отечественный тренер, хотя никакого отношения собственно к футболу это иметь не будет. Нам нужно выпустить околофутбольный пар, заполнить эмоциональную пустоту, найти и поймать в прицел того, кого будут хором клеймить отечественные эксперты. Потом он, конечно, проиграет очередной Словении, и его погонят, но уже панибратски, дружески шепча за спиной: «Ну, не получилось, все как всегда... Надо было звать иностранца».

Изгнанный будет огрызаться, но по-свойски, по-семейному, а не из-за бугра и не свысока. Поскольку он не Дик, а вполне домашен.