Олимпийцы — не футболисты: им есть за что биться, а нам есть за кого болеть

28

За несколько дней до открытия Игр в Лондоне ВВС провела прогноз-опрос среди членов олимпийской команды Великобритании. И выяснилось, что 61% опрошенных не сомневаются в том, что их сборная займет третье место в общем медальном зачете, а выше будут только США и Китай. России же они отвели место за пьедесталом.

Додумаются же на острове своем — физкультурников опрашивать! Олимпиаду люди получили, а до сих не могут в толк взять, что когда речь идет о таких глобальных вещах, как оценка выступления олимпийской команды в целом, то тут слово могут иметь только спортивные чиновники высшего ранга. А уж никак не бессловесный «материал», как называл своих спортсменов один из наших председателей федерации, уволенный после провала в Ванкувере.

Вот у нас — разве пришло бы в чью-то умную голову спрашивать велосипедистов, как они оценивают лондонские шансы стрелков из лука, а дзюдоистов — про перспективы в пляжном волейболе? Что бы тут началось, при таком вероломном посягательстве на чужую территорию! Какие такие медали вы нам пророчите?! Откуда вы взяли, что мы что-то выигрывать собираемся?! Ах, это вы прознали, сколько денег нам Минспорта под Олимпиаду выделило! Вы свои лучше подсчитайте — и бабки, и титулы, а к нам не лезьте! Чтоб вам самим провалиться в Лондоне этом!!!

Да и зачем вообще чего-то обещать, кроме как «отдать борьбе все силы»? Потом ведь припомнят же все слова, и отвечать, чего доброго, заставят: всем памятен Ванкувер, куда ехали с президентом Тягачевым за местом в тройке, а вернулись с одиннадцатым, без Тягачева и еще нескольких руководящих товарищей. Вот и молчат наученные опытом «зимников» их коллеги в летних видах спорта, действительно получившие от Минспорта средства под в очень узком кругу озвученные задачи.

Говорят только те, кто такой поддержки не получил. Как, например, теннисный президент Шамиль Тарпищев, который еще четыре года назад, после того как в Пекине наши девушки заняли весь пьедестал почета, предложил программу, ориентированную на завоевание медалей в парном и смешанном разрядах. Для ее реализации Тарпищеву была необходима организация нескольких сборов в год для наигрывания тандемов с лондонским прицелом. Все это время ведомство господина Мутко теннисистам в их запросах последовательно отказывало, в связи с чем Тарпищев сейчас и заявляет (с полным на то основанием), что никаких обязательств у теннисной федерации перед Минспорта нет и быть не может, а потому пусть оно потом не приписывает себе чужие заслуги, что за спортивными чиновниками очень даже водится.

Но теннисисты — они хоть люди состоятельные, могут позволить себе арендовать коттеджи по соседству с уимблдонскими кортами, не отвлекаться на толчею и тесноту Олимпийской деревни, да и премии за медали в Лондоне кажутся им умеренными по сравнению с привычными гонорарами на турнирах Большого шлема. Они уже один конкурс выиграли, заполучив флаг России в руки Марии Шараповой, а не полетят мячи в Лондоне — так скоро Нью-Йорк с его несколькомиллионным призовым фондом. А вот как быть представителям тех видов спорта, о которых вспоминают раз в четыре года? Тем, для кого Олимпиада — единственный шанс заработать столько денег, сколько за все долгие годы тренировок никто из них в руках не держал?

Мы только что всей страной кляли на чем свет стоит футболистов — да, боюсь, не всю злобу израсходовали. Нам все кажется, что глаза там не у всех и не тем огнем горели, — опозорились ребята и вроде как не расстроились. И этого мы им прощать не собираемся. Но им наше прощение не шибко-то и нужно: поехал уже новый сезон, пришел новый тренер сборной, будет еще и новый президент РФС. И зрители — вон их сколько! — новым голам уже аплодируют...

Для девяти десятых олимпийцев эти две недели — редчайший шанс выйти из периферии зрительского интереса, почувствовать себя футболистами, если хотите. Только не надо сравнивать Олимпиаду с Евро и одних игровиков с другими, благо наших футбольных сборных на этих Играх уж двадцать лет как нет. Так же как нет, собственно, никакой единой олимпийской команды России — кроме виртуально общей медальной копилки, этих людей ничего не связывает, они в разные сроки приезжают на Игры, в разные соревнуются и в разные же покидают (ту же Шарапову со знаменем на параде открытия далеко не все наши олимпийцы увидят даже по телевизору). Для них это возможность прежде всего самим себе доказать, что не зря они когда-то загадали эту мечту — Олимпиаду, еще понятия не имея, с кем им там предстоит сражаться.

Когда четыре года назад американский пловец Майкл Фелпс довел количество своих олимпийских побед до четырнадцати, опередив по этому показателю всех и, очень возможно, навсегда, его феномен попытались объяснить какими-то нечеловеческими способностями к переносимости запредельных нагрузок и — особенно — к быстрому восстановлению. Пока остальные в раздевалке не могли отдышаться от предыдущего заплыва, Фелпс уже готовился к следующему.

Так вот, тогда же один из российских пловцов-олимпийцев сказал: «Фелпс — уникум, вопросов нет, но мы тренируемся примерно столько же, а разница в том, что после выхода из воды американские массажисты, меняя друг друга, образуют очередь к Майклу, я же с другими ребятами стою в очередь на массаж, а после тренировки он едет отдыхать в свой дом с бассейном и тренажерным залом, тогда как я — восстанавливаться в свою съемную „двушку“, с осознанием того, что своей квартиры, скорей всего, у меня никогда не будет — для этого надо разве что Олимпиаду выиграть». (Кстати, стимулирующий к успеху слоган можно было бы вывесить на плавательной тренировочной базе: «Обгони Фелпса — получи ключи от квартиры!».) Да вот только как ее выиграть, если пропасть в условиях подготовки американских и наших пловцов (да если бы только пловцов!) за межолимпийский цикл лишь увеличилась. И министр Мутко загодя предупреждает: учтите, что в первые дни Олимпиады пойдут не наши виды — то же плавание, где один Фелпс приносит по восемь золотых медалей, а у нас все надежды хоть на какой-нибудь успех связаны только с Настей Зуевой да Юлей Ефимовой. То есть догнать американцев у нас все равно шансов ноль, поэтому плавание в олимпийской программе болельщикам нужно просто перетерпеть — дальше авось будет лучше...

Но давайте все-таки это право тяжкого терпежа («молча, стиснув зубы», как говорил футбольный экс-президент С.Фурсенко незадолго до беседы с Путиным, еще не догадываясь о своей добровольной отставке) оставим министру и его ближайшему окружению. А сами — поболеем.

Нет, не за абстрактную олимпийскую сборную России, а за конкретных людей, своей пахотой до седьмого пота заслуживших этот шанс четырехлетия. Как вспоминал наш великий пятиборец, олимпийский чемпион Анатолий Старостин: у меня пять видов, и если я за день хотя бы три из них по паре часов не потренирую, мне не то что на Олимпиаду — на первенство района заявляться смысла не будет.

Поболеем за ходоков, идущих по жаре свои 50 километров на грани потери сознания, а нередко и переходя эту грань, — не все из них после дистанции способны вспомнить, как их зовут и где они находятся.

За пловцов в открытой воде, которые после финиша показывают такие синяки, ссадины и следы от укусов соперников, будто их из ванны с крокодилами только что вытащили.

За велосипедистов, чьи кости как хворост ломаются об асфальт из-за выбежавшего в экстазе на трассу болельщика.

За борцов, ломающих ребра в первой схватке и проходящих в таком состоянии до финала еще пять — лишь бы у доктора хватило нашатыря.

А сколько они там на всех наберут медалей — разве это так уж и важно болельщику, конкретно влюбленному в Исинбаеву или Шарапову? Ведь что-нибудь наши в этом Лондоне выиграют обязательно.