Допинг России: а что нам делать?

26

Не прошло и нескольких дней после объявления о подозрениях в употреблении допинга олимпийского призера Ольги Забелинской, как новое имя не заставило себя ждать: двукратный чемпион мира по плаванию на открытой воде Владимир Дятчин теперь – тоже подозреваемый. Многовато для страны вообще-то будет.

«Новость о дисквалификации Елены Лашмановой (подставляй любую фамилию из наказанных) - очень плохая», - так говорил один высокопоставленный чиновник.

«Мы сожалеем (по поводу Шобуховой, но можно снова назвать любого спортсмена), но что делать? Надо принимать эту историю как существующую», - констатировал другой.

С высказываниями не поспоришь.

Принимать допинговые истории, как существующие, – наш удел. А больше ничего и не остается. Тем более что истории – разные. Объединяет всех одно: имена дисквалифицированных очень громкие, популярные, любимые.

Кому не симпатична, например, Юля Ефимова? Я таких болельщиков не знаю, да и Юля сама – поводов для недовольства не давала. Если говорит – то искренне, если плывет, то радует. И на наших глазах буквально выросла – мы же ее прогресс год от года наблюдали, а не так – откуда взялась?

Юлю не зря министр спорта уже после событий назвал идеалом спортсменки. Сильное заявление, конечно, на фоне нарушения антидопинговых правил. Но тем и сильнее. И сама Ефимова не скрывала – принимала пищевую добавку-жиросжигатель в течение недели. Запрещенный препарат был обнаружен в допинг-пробе, взятой у Ефимовой 31 октября в Лос-Анджелесе во внесоревновательный период. А 21 октября и 10 ноября допинг-пробы россиянки оказались чистыми. В ФИНА решили: Ефимова не планировала использовать препарат для улучшения спортивных результатов.

Да. Но все-таки на этикетке препараты были указаны. Юля сослалась на недостаточное знание английского языка.

Случилось «самое большое недоразумение»? Наверное. И это последнее слово все равно будет теперь всегда присутствовать рядом.

В заявление в федерацию спортсменка написала: награды, которые у меня отобрали из-за этой истории, верну на чемпионате мира-2015 в Казани.

История, можно сказать, со счастливым концом. По крайней мере, с предполагаемым счастливым.

А биатлонистка Ирина Старых, оказывается, получила допинг через косметику, так следует из ее объяснения. Эритропоэтин – слово, которое не знает только младенец. А уж биатлонисты-то… И Екатерина Юрьева, видимо, тоже хотела улучшить кожу. Дурачить можно кого угодно, себя – не стоит. Не тот случай, когда – минута позора, а потом возвращение успеха. Екатерина Юрьева получила теперь восемь лет наказания, пусть она уже и не действующая спортсменка.

Мы начинаем их любить, когда они только появляются и подают надежды на победы. Потом, с еще большей силой, когда побеждают. Если это случается не один раз – любим уже за то, что просто есть. Потом – происходят «недоразумения». В которых обязательно кто-то виноват. Наверное, ответственные люди, в отличие от нас с вами – хотя мы тоже можем догадываться или предполагать, – знают, этих «кого-то» в лицо. Но дело даже не в том, что нам обязательно нужны их фамилии.

Как болельщикам относиться к дисквалифицированным? Они стали хуже или – все те же? Они заслуживают любовь или мы должны подарить им безразличие?

Пока ясно одно – раньше мы продолжали их страстно любить. (Вспомните историю с той же Екатериной Юрьевой, которая после дисквалификации получала мощнейшую поддержку от фанатов, может быть, даже большую, чем при «естественном» спорте.) Теперь – все больше захлестывает раздражение. Многочисленные уже попытки шокового осмысления каждого допингового случая крадут радость от новых побед – а не окажется ли завтра, что вчера Иванов, Петров и даже Сидоров играли в свою игру?

Самый титулованный случай за последнее время – Елена Лашманова. Так необычно выигрывала! На Играх в Лондоне сделала это внезапно для всех, и даже для тренера Чегина, который первые минуты после финиша не мог скрыть некоторой растерянности: выскочила ведь Лашманова из-за спины любимицы страны Ольги Каниськиной, шедшей ко второму титулу олимпийской чемпионки. А в Лужниках – 2013 зрители стадиона хором подсказывали Лене, куда идти, запуталась девчонка в дороге к золоту.

Такое запоминается больше, чем секунды. Вычеркиваем или оставляем? Как будем встречать в Рио, когда, по выражению министра Мутко, она вернется и еще «всех грохнет»?

«Будем проходить через позор, будем очищаться – а что нам еще делать?» - подобные слова сейчас может произнести любой руководитель.

А как это должно быть на практике? Трудно отделаться от ощущения, что если реально очищаться, то получим дисквалификацию многих видов спорта, а не отдельных спортсменов. Висят уже на волоске самые серьезные федерации - плавания, тяжелой атлетики, легкой атлетики.

Надо понять одно: допинг не будет разрешен. И сетовать на двойные стандарты: «всем можно, а нам нельзя», бесполезно. Кстати, есть те, кто оголтело в это верит. Но есть и другие. И их борьба – вечна.

Но делать-то – что? Рыба, как известно, тухнет с головы. Наверное, трудно призывать к молниеносной отставке после допинговых случаев президентов федераций и провинившихся тренеров. Потому что международные связи за один день не наладишь, а тренеров высшего эшелона не так уж и много. Хотя и первое, и второе вполне может быть заблуждением. Может, как раз в сборной порой сидят люди, которые пробились за счет нечестных результатов, а грамотные тренеры остаются на местах, с энтузиазмом работая за копейки.

…Летом прошлого года после победы Лашмановой на чемпионате мира я сделала с ней большое интервью. И – оно так и осталось в диктофоне. Ничего я, конечно, не предвидела, просто так получилось. Теперь - не жалею. Героев хочется видеть только героями.