О влиянии падения лиры на турецкий футбол

159

Дидье Дрогба, Уэсли Снейдер, Робин ван Перси, Лукас Подольски ехали в Турцию доигрывать, но были вынуждены уехать раньше наступления пенсионного возраста. У этого есть простое объяснение – катастрофа турецкой экономики.

Ситуацию которой оказался турецкий футбол после падения турецкой лиры разобрало издание Sports.ru в статье «В Турцию уже не зовут суперзвезд. Кончились деньги».

Шесть дней назад в Турции закрылось самое бедное летнее трансферное окно за 11 лет. Суммарно клубы потратили 49 миллионов евро. Для сравнения прошлым летом – 110, а вообще в предыдущие 10 лет летние траты не опускались ниже отметки в 60 млн евро.

Ниже 5 самых заметных трансферов лета. Все намного хуже, чем раньше, но пока не так плохо, как в РПЛ.

введите описание рисунка

• Ислам Слимани (из «Лестера» в «Фенербахче») – аренда, 1,5 млн евро

• Баду Ндиайе (из «Сток Сити» в «Галатасарай») – аренда, 0,75 млн евро

• Андре Айю (из «Суонси» в «Фенербахче») – аренда, 1,5 млн евро

• Адем Ляйич (из «Торино» в «Бешикташ») – аренда, 1,25 млн евро

• Лорис Кариус (из «Ливерпуля» в «Бешикташ») – аренда, 1 млн евро

Дидье Дрогба, Уэсли Снейдер, Робин ван Перси, Лукас Подольски ехали в Турцию доигрывать, но были вынуждены уехать раньше наступления пенсионного возраста. В списке топ-игроков лиги остались 34-летний Рикарду Куарежма и 35-летний Пепе.

У этого есть простое объяснение – катастрофа турецкой экономики. С начала года турецкая лира обвалилась по отношению к доллару на 40 процентов. Раньше доллар стоит 3,8 лиры, сейчас 7.

Основной причиной катастрофы аналитики называют желание президента Реджепа Тайипа Эрдогана повысить рейтинг, опустив процентные ставки. Удивительно, но в итоге это привело к гигантской инфляции, огромному дефициту бюджета и краху национальной валюты.

введите описание рисунка

Если раньше инвесторы охотно вкладывались в местную экономику, то поведение президента их теперь серьезно беспокоит, и рисковать никто не хочет. В прошлом месяце Эрдоган назначил министром финансов зятя и атаковал независимый центробанк. Банк повышал процентные ставки, спасаясь от инфляции. Эрдоган же был уверен в обратном: повышение ставок все только усугубляет.

На прошлой неделе Эрдоган обвинил в крахе «террористов из социальных сетей», которые «наносят ущерб, распространяя ложные слухи о повышении курса доллара», а зять президента сообщил, что экономика Турции стабильна, никаких рисков в будущем нет. И в этом есть что-то знакомое.

Прямо в эти минуты турецкую экономику добивает не только Эрдоган, но и Дональд Трамп, который удваивает тарифы на импорт алюминия из Турции.

В футболе тоже знакомая картина.

введите описание рисунка

• Контракты суперзвезд привязаны к валюте, и клубы выполняют их с большим трудом. Если бы не «Фенербахче», все было бы совсем уныло. Там хотя бы получают бонусы в евро от участия в еврокубках.

• Из-за падения покупательской способности населения падает выручка клубов.

• Кто-то находит в кризисе хорошее: наконец-то в турецкой лиге станет больше местных.

В июне Эрдоган победил на выборах, взяв, по официальным данным, 52,4% голосов.

Мощь турецкой оппозиции оценить трудно. Но точно известно, что если фанаты станут ее активной частью, властям станет сложнее. В 2013 году в Турции вспыхнули массовые беспорядки, которые поддержали фанаты «Фенербахче» и «Бешикташа». На улицы вышли более 2 млн человек, в столкновениях с полицией погибли 10 человек.

введите описание рисунка

Но в итоге бунт был подавлен. Хотя Эрдогану так и не удалось подчинить себе весь бизнес. Например, владелец «Фенербахче» Али Йылдырым Коч поддерживал протестующих в 2013-м и нельзя сказать, что он на стороне правительства сейчас. Турецкие стадионы по-прежнему заполняются и периодически закипают от гнева. И чем слабее будет лира, тем серьезнее будет этот гнев.