Министр туризма Гюнай: Мы не ждем выгоды от проблем соседей

106

В конце минувшей недели Россию посетил министр туризма и культуры Турции Эртургул Гюнай — две страны подписали программу сотрудничества в сфере туризма на 2012–2013 годы. А перед отъездом господин Гюнай рассказал “Ъ”, чего ждать россиянам в Турции.

— Турция в 2011 году заняла первое место по числу погибших за рубежом российских туристов. Какие меры власти принимают для того, чтобы ситуация прошлого года не повторилась?

— В прошлом году из 31,5 млн иностранных туристов, гостивших в Турции, около 3,5 млн были россияне. И в этом большом туристическом потоке иногда могут случаться происшествия. В 2010 году мы пережили крупную автоаварию, сразу после которой мы собрали совещания с соответствующими министерствами, постарались создать новые правила проверки дорожного движения, опубликовав их в новом циркуляре. По новым правилам с 0:00 до 6:00 никакие туристические автобусы не имеют права перевозить туристов в туры. Благодаря этому число дорожных происшествий немного снизилось. В прошлом году произошел печальный случай отравления алкоголем в Бодруме. Мы все были очень расстроены небрежностью, недостаточным вниманием, уделявшимся со стороны обслуживающего персонала. С мая прошлого года под арестом находятся семь человек, проходящих по этому делу. Мы хотели принять участие в разбирательстве по этому делу от имени Министерства культуры и туризма Турции на стороне российских граждан, ходатайствуя о вынесении наказания подозреваемым. Наш запрос суд пока не удовлетворил, но мы внимательно следим за процессом. Мы придаем большое значение тому, чтобы эти люди понесли заслуженное наказание. Мы также принимаем меры по предотвращению возможных случаев, подобных этому. Россия для нас очень важна, и нашим общим желанием является то, чтобы все приезжающие из России гости вернулись к себе на родину счастливыми и довольными, без каких-либо проблем, с желанием приехать к нам снова. Поэтому мы очень внимательно относимся ко всем требованиям российских структур.

— Тем не менее эти происшествия отпугнули россиян от отдыха в Турции?

— Нет. Некоторое фирмы-конкуренты как внутри России, так и за ее пределами пытались оказывать давление, проводить акции против Турции, но негативная пропаганда не была эффективной. Несмотря на все пережитые проблемы, зная наши благие намерения и то значение, которое мы придаем россиянам, а также проявляемое по отношению к ним наше глубокое уважение, за прошлый год наше присутствие на российском рынке туризма увеличилось примерно на 11%.

— Готовятся ли какие-то меры для привлечения новых российских туристов?

— Мы находимся в первой десятке стран мира как с точки зрения количества туристов, так и по получаемой прибыли. Мы хотим привлечь туристов также и в центральную Турцию, в другие ее районы, чтобы гости приезжали не только в самые жаркие, но и в другие районы страны. Нужно, чтобы Турция запоминалась не одними только пляжами. Для этого мы стремимся развивать и усовершенствовать инфраструктуру в Восточной и Центральной Анатолии, Стамбуле, регионах Мраморного и Эгейского морей.

Мы развиваем религиозный туризм. Так, российские партнеры выразили пожелание проведения религиозных обрядов в монастыре Сумела, и за три года мы обеспечили это при участии большого числа россиян. Мы также работаем над подобным проектом в армянском монастыре Акдамар, расположенном в городе Ване, а также в храме Святого Николая в Демре.

Также мы намерены развивать оздоровительный туризм. Мы не хотим ограничиваться лишь тем, что нашу страну посещает 30 млн туристов. Наряду с увеличением их числа мы стремимся к повышению качества услуг при приемлемых ценах.

— Это поможет в 2012 году довести число россиян, приезжающих в Турцию, до планируемой цифры 4 млн?

— Мы нацелены на это. Более того, к 2015 году эта цифра, скорее всего, увеличится до 5 млн. Это предусмотренная Владимиром Путиным, Дмитрием Медведевым и нашим премьером Тайипом Эрдоганом цифра. Кроме того, мы не просто будем ждать гостей из России, но хотим также направлять в Россию своих туристов. Благодаря развитию экономики, образования и естественного прироста населения, турки по сравнению с прежними годами стали больше путешествовать. Ежегодно большое количество турок посещают Испанию, Италию, Францию. Настала очередь и России. Если управление туризма РФ проведет в достаточной мере презентацию в Турции, в Россию оттуда будут приезжать миллионы туристов — начав со 100 тыс., эта цифра вырастет до миллионов.

— На какой стадии находится вопрос о сроке пребывания туристов?

— Осуществление проекта будет продолжено с возможным увеличением срока. Кабинет министров на днях обозначит нам время пребывания. Безвизовые поездки очень важны, так как из Турции в Россию приезжает много бизнесменов. Также это важно для туристов обеих сторон. Мы настроены продолжать начатые взаимовыгодные проекты с Россией.

— В результате арабских революций прошлого года многие туристы из РФ отказались ехать в Египет и Тунис. Турция ощутила увеличение числа иностранных граждан на своих курортах?

— «Арабская весна» в определенной степени отразилась и на Турции. Некоторые туры, забронированные в Египет или Тунис, были изменены на Турцию, но в большей степени — на Грецию и Италию. Впрочем, мы не связываем рост числа туристов с проблемами, происходящими в некоторых странах. В сложные для Туниса времена представители турецкой туристической отрасли сразу же направились в Тунис с предложениями о сотрудничестве. В начале экономического кризиса мы с премьером и десятью министрами отправились в Грецию. В ходе известных событий на Ближнем Востоке мы понесли даже убытки: снизилось число туристов из Сирии, Израиля.

Туризм не может процветать на фоне проблем каких-либо стран. Туризм развивается в мирной обстановке, с ростом экономики. Поэтому мы хотим, чтобы в Тунисе, Северной Африке, Греции, на Ближнем Востоке царило спокойствие и мир, чтобы соблюдались права человека и развивалась экономика. В этом случае вырастет и потенциал туризма в целом, от которого выиграет и Турция. Мы не ждем выгоды от проблем, которые переживают наши соседи. Мы пытаемся помочь разрешить эти проблемы.