Что нужно сделать, чтобы привлечь в Россию иностранных туристов

1932

Основными продаваемыми направлениями для въездного российского туризма так и остаются Москва и Санкт-Петербург. Иностранцы до сих пор мало знают о нашей стране...

Кроме того, до сих пор не ушли и проблемы с получением въездных виз, соотношением высокой цены и низкого качества услуг. Многие профессионалы туриндустрии говорят о разобщенности государственной политики, отсутствии четкого алгоритма работы. Пути решения проблем узнавал корреспондент «МК».

По данным Ростуризма, основными странами, поставляющими нам международных туристов, остаются ближайшие соседи. Среди них Финляндия, Китай, Польша и Германия (при этом нужно учитывать, что зачастую, указывая как цель поездки «туризм», в нашу страну иностранцы приезжают по делам). За 2011 год из каждого из этих регионов приехало от 600 тысяч до 1,2 млн. человек. В общей сложности иностранных путешественников порядка 2,5 млн. человек. Поток очень маленький, поскольку, судя по приблизительным оценкам Всемирной туристической организации, страна может пропускать через себя порядка 40 млн. туристов в год. Но это может осуществиться при наличии всей инфраструктуры, начиная от средств размещения, услуг и заканчивая вменяемыми билетами на самолет и ценами на аренду автомобиля. А пока мы довольствуемся малым.

От общего к частному

Самой большой проблемой для въездного туризма остается отсутствие комплексной программы развития. Региональный туризм варится в своей каше, пытаясь выжить на имеющиеся выделенные бюджеты, а центр работает по уже накатанной программе городского туризма.

Эксперты констатируют 20-летний период стагнации этой отрасли. По словам руководителей Ростуризма, только теперь государство оценило роль сферы в экономике и начало заниматься ее проблемами.

— Многие структуры находится под руководством разных ведомств. Вот, например, все городские музеи подчиняются Министерству культуры, а не Агентству по туризму. И такое происходит повсеместно. Нет единой сферы влияния, нет полномочий, чтобы консолидировать усилия и структурировать работу. У руководителей нет рычагов для комплексного взаимодействия, — говорит о причинах такого положения дел директор одной из крупнейших российских турфирм Сергей Зенкин.

Именно поэтому региональные центры и рады бы принимать туристов, но не имеют для этого возможностей. Вечная проблема отсутствия размещения, хороших профессиональных услуг, заасфальтированных дорог, нормального освещения на улицах. И даже в тех российских регионах, где уже более-менее налажена основная жилая и сервисные части, не чувствуется поддержки из центра.

— В нашей Ассоциации малых туристических городов порядка восьми культурных центров, среди которых Углич, Суздаль, Кунгур, Елабуга, Азов и другие, — рассказывает директор ассоциации, замглавы администрации Углича Елена Канева. — Поток иностранных туристов приличный, есть отели разного ценового диапазона, имеются туристические центры, предоставляющие информацию для путешественников. Безусловно, эти города являются ценностью и на культурном уровне — музеи, галереи, интерактивные площадки. Однако стыдно за общий облик города. Это все те же внутренние и подъездные дороги, освещение, коммуникации. Все это дает картинку, которая довольно удручающая...

Ассоциация существует не так давно, с 2007 года. Города сами объединились для того, чтобы создать конкурентоспособный продукт не только на федеральном, но и на международном уровне. В него могут войти только регионы, уже имеющие более-менее сформированную базу для развития туризма. Именно поэтому участников пока всего восемь.

— Если говорить конкретно про Углич, туризм у нас начал развиваться только после того, как в области несколько лет назад создали отдельное управление по туризму. Именно тогда учредили программу по внутреннему и въездному туризму, появились общая стратегия, конкуренция. Но это инициатива снизу, не сверху. Помощи извне до сих пор нет. На федеральном уровне нет четкого алгоритма работы, нет и денег, — говорит директор местного туристического информационного центра Юлия Воронова.

К слову, во многих регионах туризм так и остается частью молодежной политики и спорта. Бюджеты выделяются небольшие, и поэтому разделить одному ведомству все деньги на три совершенно разных направления, да так, чтобы всем хватило, бывает сложновато.

По словам Каневой, ассоциация развивается благодаря внешним инвесторам, личным инициативам. Ее члены в своих городах создали систему скидок при помощи карты гостя, благодаря которой снизили общую стоимость всех затрат на сферу услуг — рестораны, музеи, магазины. Стоимость номера здесь тоже ниже, чем по всей стране. Так, в том же Угличе можно снять номер за 1500 рублей, а если брать гостевой домик на несколько человек уже за пределами культурного центра, то получится и того меньше. Порядка 800 рублей. Во многих других городах цена за номер начинается с 2500–3000 тысяч.

— Пока поддержки со стороны федерального центра нет. Мы даже не просим денег, мы хотим, чтобы городу помогли с инфраструктурой. Пусть государство возьмет на себя эту часть расходов. Мы вылизали центр города, но иностранцы же ходят не только там. Стыдно, когда они видят весь масштаб бедствия, — добавляет директор ассоциации.

 

Праздник Масленица может стать одним из популярных и продаваемых брендов для иностранцев, но сейчас этим никто не занимается.

фото: Геннадий Черкасов

 

По ее словам, важно подхватывать инициативы успешных регионов. Видя пример, другие регионы тоже пойдут по этим стопам и через несколько лет в ассоциации будет уже не восемь городов, а двадцать.

Именно поэтому возлагаются большие надежды на появление отдельного министерства, которое будет заниматься только туризмом, а не как раньше объединять в себе и спорт, и молодежь.

— Единое ведомство, которое собираются создавать, поможет структурировать работу, объединить разные начала. В этом случае, быть может, наладится связь между главным ведомством и игроками рынка, — высказывает свое мнение Зенкин.

Кроме того, по словам пресс-секретаря Ростуризма Олега Мосеева, с прошлого года начала действовать федеральная целевая программа развития внутреннего и въездного туризма регионов, рассчитанная до 2018 года. Регионы пока не успели почувствовать ее действие, но, как обещают, результаты должны уже появиться к 2014 году, когда закончится первый этап реализации плана.

— Общий объем финансирования — порядка 332 млрд. рублей. В рамках программы планируется создать разные рекреационные зоны отдыха, развивать малый и средний бизнес, повышать занятость населения за счет создания рабочих мест и многое другое, — добавляет Мосеев.

Сначала своим, потом чужим

Еще одна не менее важная проблема — небольшое разнообразие турпродукта на рынке и отсутствие рекламы на Западе других направлений, кроме Москвы, Санкт-Петербурга, Байкала и транссибирских путешествий. Когда-то широко известное за границей Золотое кольцо и то сейчас почти ушло.

— Этот бренд почти умер в Европе. Да и неправильно сорок лет подряд пичкать иностранцев золотыми куполами. Помимо этого после посещения первых городов из этой серии у заграничных гостей все сливается — церкви, святыни. Нужно создавать новое. И здесь важно как участие регионов, так и работа федеральных структур, — говорит начальник Управления международного сотрудничества Ростуризма Валерий Коровкин.

Региональные представительства по туризму, в свою очередь, обвиняют в безучастности и туроператоров, которые работают по накатанным программам, не желая тратить деньги на раскрутку новых направлений.

— Самое обидное то, что России действительно есть что предложить. Событийный, активный, спортивный туризм, кулинарный и многое другое. Праздник Масленица, например, был бы очень мощным торговым знаком для иностранцев. Все это только развивается, в туризм очень долго не вкладывали денег, — говорит Мосеев.

Об этом же размышляет и директор Ассоциации малых туристических городов Елена Канева. Недавно ее члены презентовали свой проект французам, и они были приятно удивлены. «Они сказали, что мы им открыли новую Россию», — добавляет Канева.

По словам представителей турбизнеса, в области продвижения продукта стоит действовать все-таки через союз туроператоров и государственный сектор. Турпродукт не доходит до целевой аудитории потому, что о нем поздно узнают продавцы на рынке, которые, в свою очередь, не получают необходимой информации от федеральных источников.

— Для того чтобы продать, нам нужно узнать о событии за год или полтора. За этот период мы формируем пакет услуг, который потом поступает на рынок. Маленький пример — недавно прошедший в столице фестиваль «Круги света». О нем сообщили поздно, поэтому на праздник попали только те иностранцы, кто уже был в Москве. Или взять Фестиваль исторической реконструкции в Коломенском, который пройдет в июле. Мы здесь тоже уже не успеваем. И так в каждом регионе есть пара событий, которые можно вытащить на международный уровень. Но о них никто не знает, — сетует Сергей Зенкин.

Даже в том случае, если гости к нам все-таки доехали, у них возникает множество проблем с навигацией внутри города. Все в тех же регионах нет табличек на иностранном языке, карт, специализированных центров, которые могут помочь гражданам других стран при возникновении затруднений.

— Если у иностранца сломается машина в какой-нибудь глубинке — что он будет делать, куда пойдет? Это тоже вопрос, но это касается уже межведомственных взаимодействий, — говорит директор информационного центра в Угличе Юлия Воронова.

По словам Зенкина, нужна единая программа, продукт, который будет интересен в комплексе. В него должны входить не только музеи, исторические места, но и интерактивные площадки, где гости смогут попробовать традиционные ремесла, профессии, что-то испытать на себе. Но здесь опять важна сильная рука государственной власти, инициатива снизу здесь уже не поможет.

— И еще очень важный момент. Почему ориентация идет на иностранных туристов?! Ведь если наши не приедут, не приедет никто. Сначала нужно привлечь россиянина, а потом уже переходить на иностранцев, — завершил мысль Сергей Зенкин.

Без визы — никуда

Есть проблемы и на более низком уровне. Никуда не ушла неудобная процедура получения российской визы, а перелеты дороги. Давно говорят о том, что процесс получения въездных документов нужно упростить, но дальше разговоров дело не идет.

— Цена по сравнению с визами в другие государства внушительная. Она колеблется от эквивалента 1500 до 10 000 рублей в зависимости от срока пребывания и времени, на которое вы хотите ее получить. Билеты тоже очень дорогие. Так, например, билет из Берлина до Москвы стоит порядка пяти-семи тысяч, — говорит представитель одного из агентств, занимающегося визами для иностранцев Елена Кочетова.

Некоторые чиновники предлагают использовать удачный опыт введения 72-часового безвизового режима для пассажиров круизных лайнеров в Санкт-Петербурге. А также трехдневного безвизового въезда для британских болельщиков, приехавших в мае 2008 года на матч Лиги чемпионов УЕФА. К слову, 500 тысяч посещений туристов только в Санкт-Петербурге дало введение свободных трех дней. А на матч "Челси —"Манчестер Юнайтед" в мае 2008 года приехали 50 тыс. болельщиков, которые положили 30 млн. фунтов в копилку Москвы.

— Для тех, кто хочет задержаться в России на более длительный период, конечно, стоит упростить процесс, убрать унизительную для иностранцев процедуру регистрации, — добавляет Елена.

Ольга Рахимджанова, Московский комсомолец