Поездка в Каппадокию: дорога на Соганлы

450

Монастырь Кешлик (Монастырь Архангела) – один из неприступных вырезанных в скале монастырей Каппадокии. Спрятанный от людских глаз, он расположен рядом с дорогой, ведущей от Мустафапаша до Соганлы (Луковое).

Монастырь занимает несколько скальных выступов, окруженных пышным зеленым садом, где в изобилии произрастают тыквы, помидоры и лук.

До того как были вывешены знаки, привлекающие сюда посетителей, большинство людей проезжало мимо входа, даже не догадываясь, что они пропускают. Сегодня мощеная дорога отделяется от главной и ведет к остановке, около которой расположен чешме (фонтан) и пруд, как будто чудом перенесенный сюда из Англии. Здесь нас встречает приветливый смотритель здешних мест Джабир Джошкунер, а также его жена и мать, ухаживающие за садом в перерывах между приемом туристов.

Поскольку в этой части Каппадокии общественный транспорт ходит не слишком часто, я приехала в Кешлик, заказав в Гёреме тур «Неизвестная Каппадокия». До места мы добрались довольно быстро, и скоро наш гид Фатих уже показывал нам почерневшее от сажи сердце монастыря – храм Михаила Архангела – здание, которое более других каппадокийских церквей обходится тем, что предоставила ему природа. Лишь двойная апсида в его дальнем конце явно была создана рукой человека. В 13 и 14 веках фрески наносили прямо на грубо тесанные стены и потолки пещер так же, как в монастыре Сумела рядом с Трабзоном. После обмена населением, произошедшего в 1924 году, церковь явно использовалась не по назначению, и Фатиху приходится включить фонарь, чтобы помочь нам разглядеть фрески под толстым слоем полностью покрывающей их копоти, образовавшейся здесь из-за печей для готовки. Расположенная в дальнем конце храма дверь ведет в комнату, которая служила убежищем. Здесь, говорит Фатих, монахи могли отсидеться, завалив вход огромным камнем и тайком наблюдая за вторгшимися в обитель врагами через дыру в центре камня.

Церковь Михаила Архангела – самая крупная из трех расположенных здесь церквей. Чтобы попасть в остальные, мы идем по дорожке, петляющей по саду и бегущей мимо вырубленных в камне домов, по крайней мере в одном из которых есть очаг невиданных размеров. Аркатура на фасаде выдает месторасположение второй церкви; внутри здания кажется, что потолок постепенно приближается к полу. Стоящий за поворотом храм Святого Стефана более походит на церковь, его стены и потолок выровнены, они словно плоские холсты с геометрическими узорами. Орнамент, украшающий здание, принято относить к периоду иконоборчества, а это значит, что он на несколько веков старше, чем росписи храма Михаила Архангела.

Кешлик прячет в рукаве еще один козырь: это длинная и узкая трапезная, разделенная на две части каменным экраном. Слева от экрана вырезанный из камня обеденный стол и скамьи сохранились очень хорошо. Между тем стол, находящийся справа, практически истерся, возможно, потому, что местные жители использовали это помещение как стойло для скота: на стенах остались следы от кормушек.

Фрески церкви Михаила Архангела не только покрыты сажей, но и обезображены граффити. В свете фонаря Фатиха мы видим, что имена, выцарапанные на стенах, принадлежали грекам, посещавшим эти места в конце 19 века, в те времена, когда лежащий неподалеку городок Мустафапаша переживал пору стремительного роста. Большая часть населения города переехала в Стамбул, где многие, сделав состояние, отсылали деньги в родной город и украсили его крупными особняками, каменная кладка которых до сих пор сохраняет поразительную красоту. Фатих показал нам величественный вход в медресе, расположенное напротив главной мечети. До того, как в 1900 году было построено это медресе, - объяснил он, - в Мустафапаша (тогда город назывался Синасос) было две греческих православных школы и не было ни одного учебного заведения для турок-мусульман, которых в городе было меньшинство. К сожалению, новая школа принимала учеников только 14 лет, поскольку с началом войны в ее здании сделали склад амуниции. Сегодня она опять служит образовательным целям: здание занимает местное профессионально-техническое училище.

В центре города мы сделали остановку, чтобы полюбоваться живописным каменным узором из виноградных лоз, украсившим вход в заново освещенную церковь Елены и Константина, которая в своем нынешнем воплощении была построена в 1850 году. Потом мы направились в Кешлик, расположенный недалеко от деревеньки Джемиль, которая когда-то называлась Зелиль, что означает «жалкий». Деревенька носила это название до тех пор, пока местные жители не обратились к султану с просьбой сменить его на другое. К югу от Кешлика дорога проходит через Ташкынпаша, и слева от дороги мы видим величественный вход в медресе, построенное еще во времена сельджуков. Дальше дорога идет к Шахинэфенди – деревеньке, которая так разбогатела на выращивании картофеля, что местные жители смогли выстроить себе современные особняки, по размерам не уступающие домам в Мустафапаша.

В 2002 году искатели сокровищ, работавшие в полях вокруг Шахинэфенди, обнаружили первые свидетельства того, что оказалось римским городом Собесос, основной археологической достопримечательностью Каппадокии. Здесь находятся развалины римской бани, большая часть подземной печи для отопления полов которой до сих пор цела. Крыша из рифленого железа защищает ряд мозаик с геометрическими узорами, поверх которых византийцы построили небольшую базилику.

Однако главной целью нашей поездки остается долина Соганлы. «Луковая долина» на самом деле состоит из пары оврагов, к которым ведет дорога. Вдоль этой дороги высятся сотни покинутых домиков-голубятен необычного вида с обведенными белым цветом входами – видимо, так они привлекают больше птиц, – что, по непонятной причине, придает им неприятный вид мишеней на широком стрельбище. Фатих рассказывает нам о том, как после землетрясения 1992 года деревенские жители, все еще жившие в Эски (Старом) Соганлы были вынуждены переехать в новые дома; сегодня их заброшенные жилища представляют собой вереницу разбросанных по склону холма кубов медового цвета. Единственные обитатели этих мест – два пожилых брата-пастуха, которые поссорились с остальными членами своей семьи и вернулись в свои прежние дома.
Как и в Кешлике, в Соганлы расположено несколько украшенных фресками церквей разной степени сохранности. В первую очередь мы направляемся в сводчатую Йыланлы Килисе (Церковь со змеей), которая, возможно, получила свое название благодаря расположенному прямо напротив входа изображению Георгия Победоносца, поражающего змея. Как и в Кешлике, фрески покрыты сажей, хотя здесь изображения гораздо проще разглядеть невооруженным глазом.

Наконец мы идем за Фатихом по дороге, бегущей по склону холма, которая ведет нас к двум самым необычным церквям Каппадокии. Практически полностью вырезанные из камня, когда-то эти церкви имели маленькие аккуратные купола, хотя один из них практически истерся. Отсюда открывается изумительный вид на старую деревню и на обозначенную рядами тополей линию дороги.

Мы останавливаемся пообедать и поговорить в Соганлы. Обед простой, но вкусный, а в деревне можно купить в качестве сувенира одну из изготовленных здесь кукол. После этого мини-автобус возвращается в деревню под названием Гюзельоз и поворачивает налево, направляясь через равнину Деринкую, где расположено большинство подземных достопримечательностей Каппадокии. Хотя возможно, что еще хетты первыми начали создавать подземные туннели, считается, что нижние уровни Деринкую (Глубокий Колодец) были вырыты христианами, искавшими здесь убежища от арабских завоевателей, пришедших в начале средних веков со Среднего Востока. Глубоко под землей они воссоздали множество вещей (например, стойла для скота, давилки для винограда, школу), в которых нуждались, когда жили наверху.

Вообще, «город» – не совсем верное название, поскольку людям было бы очень сложно проводить долгое время в сырых, темных туннелях и подземных залах, освещенных лишь неверным светом свечей. Даже сегодня, когда четко обозначены маршруты и установлен запасной генератор, благодаря которому свет никогда не погаснет, у некоторых туристов из нашей группы туннели вызвали приступ клаустрофобии. Другим же понравилась загадочная и таинственная атмосфера этого места.