«В Турции я ощущала себя как дома»

213

В Турции прошел пятый международный фестиваль «От природы к искусству», проводимый женской ассоциацией мастеров искусств «Фемин и Арт».

В нем приняли участие более ста художниц из двадцати стран мира. В делегацию от Кабардино-Балкарского госуниверситета входила старший преподаватель кафедры ИЗО, очень талантливая и очень красивая Асият Абаева. Мы встретились с ней, чтобы поговорить о фестивале и ее личных впечатлениях.

– Итак?..

– О, эмоций даже не море, а океан! В Турции я ощущала себя как дома. Все время было впечатление, что я уже видела этих людей и эти места. Возможно, в одной из прошлых жизней я жила в этой стране. Турецкий язык звучал для меня не как иностранный, а как родной. Возможно, потому, что я владею балкарским. Студенткам из нашей делегации я говорила: «Впустите в себя этот язык, не сопротивляйтесь! Просто слушайте его, не отторгая, и все будет хорошо». Я вернулась в Нальчик – и уже скучаю по Турции. Буду изучать турецкий язык.

– Сколько человек было в вашей делегации?

– Девять: заведующая кафедрой ИЗО Елена Березина, я – старший преподаватель кафедры – и семь студенток. У каждой из нас было по две-три работы для выставки в Турции. Некоторые художницы из других делегаций специально привезли много работ, чтобы продавать их. Но никто ничего не продал, хотя возможности были. Просто атмосфера фестиваля была настолько светло-возвышенной, абсолютно некоммерческой, что все друг с другом передружились и дарили работы на память. И никому не было жалко! Наши работы тоже все раздарены.

– Какого внимания удостоилась наша делегация?

– На наших студенток были постоянно нацелены турецкие телекамеры. Но они молодцы, показали высший пилотаж: были красивыми, недоступными и, главное, отлично рисовали! В течение дня надо было несколько раз менять образ, чтобы быть органичными среде, и я отмечаю с удовлетворением: студентки справились с задачей. То мы были в коктейльных платьях, то в вечерних, то в спортивных. В шикарном ресторане, где были чиновники из мэрии города Трабзона и российского посольства, наши студентки прекрасно спели две песни и станцевали лезгинку. А когда в огромном торговом комплексе делегации показывали мастер-класс (по желанию!), дамы из Сибири продемонстрировали, как быстро связать шаль крючком, уральские красавицы на глазах у всех расписали посуду, а наши выполнили интересные работы акриловыми красками на больших холстах. Не растерялись от любопытствующих взглядов.

– Чувствую, Турция уже высечена в твоем сердце.

– А мы – в сердце Турции: ведь мы буквально изменили ее облик; пусть чуть-чуть, но изменили. В Трабзоне есть стена под мостом, мы ее расписали. У каждой делегации была своя часть стены. Нам дали на руки репродукции «Старый Трабзон». Разрешалась полная импровизация. А еще мы расписали бетонный забор школы, находившейся высоко в горах. Ландшафт вокруг все время менялся: то дикие горы, где никого не было, то в тот же день шикарный ресторан. Жили мы в олимпийской деревне. Тройная охрана, полная безопасность.

– Какая делегация тебе больше всего понравилась?

– Из художественного училища г. Кировска Ленинградской области приехала преподаватель Ольга Юрьева с тремя студентами-инвалидами. У одного из них не было рук. Художник без рук – такое возможно. Его супруга, тоже студентка этого же училища, подавала ему кисточку, и парень удерживал ее культями. Когда делегации работали на пленэре (все работали друг у друга на виду), этот художник без рук создал очень интересную работу. Я была потрясена.

– А что тебя удивило?

– Монастырь. Сейчас он недействующий, но там была такая благотворная энергетика! Он расположен практически в горе, имеет несколько ярусов. Во время экскурсии, когда я встала на какое-то возвышение (возможно, оттуда читали проповеди), мне кто-то сделал неуместное замечание. По привычке наших будней я автоматически выдала язвительную реплику. И тут же все завертелось, только этот человек, с которым я пререкалась, стоял напротив. Такое я видела только в кино. Подруга, почуяв неладное, буквально сняла меня с этого места. Мы, конечно, должны контролировать свои эмоции и чувства. Нельзя идти у них на поводу. И нельзя злиться.

– В общем, экология духа – превыше всего.

– Кстати, насчет экологии. После открытия общей выставки всех делегаций было парадное шествие к памятнику Ататюрка. С турецкими песнями и танцами. И с турецкой модой: турчанки и турки модельной внешности были одеты в одежду из… мусора! Это был призыв не засорять окружающую среду.

– Как тебе турецкая кухня?

– Роскошь! Когда мы ездили в Тония, нас угостили супом из черной капусты (она растет только там) и фасоли. Потрясающе вкусным был ярко-зеленый суп из крапивы. Кукуруза с сыром и зеленью – тоже классно! В общем, кормили от души.

– Как выглядят турчанки?

– На улицах – пестро, на мероприятиях соблюдают дресс-код. Не носят мини-юбки. Хотя в магазинах они были: видимо, для туристок. Но в Турции люди особо не заморачиваются на одежде. Они просто живут. И очень остро ощущаешь импульсы развития. Там все на широкую ногу. Турки открыты совершенно разным культурам. Их доброжелательный, искренний интерес к искусству каждого народа, который был представлен на фестивале, удивлял и вызывал уважение.

– Как вы добирались до Трабзона и кто оплатил расходы?

– До Сочи доехали на поезде, от Сочи до Трабзона – на пароходе. Дорогу оплатил наш университет, спасибо ректору Барасби Карамурзову. Все остальные расходы – проживание, питание и наши незабываемые поездки – за счет ассоциации «Фемин и Арт». Организация фестиваля была на высочайшем уровне. Действительно, Турция нашла свой уголок в душе каждой из нас, прикоснувшихся к этой удивительной стране.