Адвокаты норвежского террориста Брейвик против его помещения в лечебницу

27

Подошли к концу слушания по делу Андерса Брейвика, обвиняемого в двойном теракте в июле прошлого года. Приговор суд вынесет не раньше 20 июля, а возможно — аж 24 августа.

Напомним, ранее вердикт намеревались огласить к 22 июля — годовщине трагического дня, когда на острове Утойа и в Осло погибли 77 человек. Но главным вопросом пока остается один — здоров ли Брейвик психически?

В ходе всех слушаний, продолжавшихся с апреля этого года, за убийцей наблюдали психиатры, которым и предстоит вынести вердикт. Если Брейвик будет признан нездоровым психически, то его ждет принудительное лечение. По собственным словам террориста, это страшнее тюрьмы для него. Еще бы — сидеть ему от силы 26 лет (если к изначальному сроку в 21 год накинут пять, сочтя заключенного опасным), а вот лечение — бессрочное.

В этой связи последнее заседание суда было почти полностью посвящено проблеме психического состояния подсудимого. Интересно, что в подобных ситуациях на психических отклонениях, как правило, настаивает сторона защиты, в то время как обвинение пытается доказать вменяемость подсудимого. Однако в случае Брейвика — из-за мягкости норвежских законов — все вышло наоборот.

Адвокат Брейвика Гейр Липпестад показал чудеса демагогии, засыпая присутствующих различного рода сентенциями вроде «Лечить здорового человека так же плохо, как не лечить больного» (подразумевая, разумеется, что здоров именно Брейвик).

«Объясняя его действия психическим расстройством, вы лишаете его одного из фундаментальных человеческих прав — права нести ответственность за свои действия», — заявил защитник, умалчивая при этом о том, что Брейвик ответственность нести согласен, но лишь в комфортной тюрьме и лишь в течение 21 года.

Слова адвоката явились ответом на ранее сделанное прокурором Свейном Холденом заявление. Тот, напомним, подчеркнул, что, по его мнению, гораздо хуже, если психически больной человек окажется в тюрьме, чем если человека здорового упекут в лечебницу.

Не был, отметил Липпестад, его подзащитный и склонен к немотивированной жестокости — при совершении убийств им двигали его идеи (о том, что Брейвик руководствовался не идеологическими мотивами, говорилось в отчете после первой психиатрической экспертизы). «Не жестокость лежит в основе его действий, а политический экстремизм, — убеждал адвокат. — Если суд полагает, что в основе его (Брейвика) действия — его экстремистские взгляды, то мы можем пренебречь результатами первой экспертизы».