Чего ищут женщины в «заочных» тюремных романах?

2874

Их называют «заочницами» — они влюбляются в зэков на расстоянии, случайно познакомившись по телефону. Они не пугаются суровых приговоров и внушительных сроков своих ненаглядных.

Они готовы ехать «на свиданку» за сотни километров, только чтобы провести вместе с почти незнакомым мужчиной несколько часов. Они бросают свои семьи, отказываются от благополучной жизни ради призрачных отношений с героем сомнительного свойства...

Что ищут такие женщины в любви заключенных? Какими способами мошенники из-за решетки очаровывают барышень? Кто попадает в их сети и к каким трагическим последствиям такие отношения могут привести?

Зять c утюгом

КСТАТИ

Сильно романтизированная история о том, как следователь Наталья Воронцова влюбилась в подследственного Сергея Мадуева по прозвищу Червонец, за которым числилось более десятка убийств и пять побегов, легла в основу фильма Евгения Татарского «Тюремный романс». В реальности следователь помогла бежать матерому уголовнику и сама оказалась за решеткой.

Под Вологдой в колонии №17 недавно произошел дерзкий побег Алексея Шестакова, осужденного за убийство и грабеж на 24 года. Он пытался улететь из колонии на арендованном вертолете, оплатила который Татьяна Важалина. Она познакомилась с Шестаковым по телефону и никогда не встречалась с ним. Но влюбилась настолько, что готова была пожертвовать всем, что имела, ради свободы мужчины своей мечты.

У Ларисы Качан была хорошая, крепкая семья: работящий муж, послушный сын. Мать души не чаяла в дочери и поддерживала молодых материально. Но однажды на мобильнике Ларисы раздался неожиданный звонок. Некто приятным мужским голосом сообщил, что случайно увидел ее фотографию у друга и с тех пор потерял покой и сон... С этого момента у женщины началась новая тайная жизнь — с ночными мечтаниями и ожиданиями звонков. Лариса не расставалась с телефоном, стала рассеянной и равнодушной к домочадцам. Таинственный незнакомец по имени Артем рассказал свою печальную историю: был осужден несправедливо, сейчас находится в местах не столь отдаленных — одинокий и всеми забытый. Но когда он узнал Ларису, его жизнь словно озарилась светом...

— В тюрьмах сложилась целая традиция «разводки» женщин с воли, — рассказывает кризисный психолог Михаил Хасьминский. — Времени там много, телефоны, коммуникаторы есть, вот и идет рассылка слезных или любовных писем — вдруг кто да откликнется. Особенно ценятся телефоны реальные — давних подруг, знакомых, соседок, — которые передаются друг другу. Люди с воли воспринимаются как бараны, которых надо развести. Какие-то высокие чувства — уважение к женщине, любовь — для них просто не существуют. Что сказать или написать даме, нередко сочиняют коллективно, всей камерой. Смысл не меняется годами, он психологически выверен. Например, «ты красивая, мне о тебе рассказывал друг» — ведь каждой девушке хочется верить, что наконец-то ее оценили по достоинству.

Три года длилась тайная переписка Ларисы с Артемом. В начале лета 2008 года об этом романе узнал муж Сергей. После бурной сцены он собрал вещи и ушел. А Лариса отправилась в колонию — навестить любимого. Прихватив при этом и мамины сбережения.

— Я всю жизнь вкалывала, — сдерживает рыдания мать Ларисы Капитолина Дмитриевна Морокова. — В 43 года уехала работать на Север, работала день и ночь, доросла до главного бухгалтера крупной компании. В конце концов купила квартиру в Москве — и все ради дочери, ее семьи, чтобы они ни в чем не нуждались... У меня 330 тысяч лежали на черный день в укромном месте, в коробке из-под обуви. Я в июне 2008 года уезжала в деревню навестить свою маму. Возвращаюсь — а в моей с таким трудом заработанной квартире чужой мужик. Накурено, пустая коробка из-под денег валяется около балкона... Оказывается, это ее тюремщик условно-досрочное освобождение получил. Небось моими сбережениями дочь за это заплатила!

Любовь от звонка до звонка

Подруга семьи Лидия Митрофановна говорит, что Ларису после знакомства с ухажером из тюрьмы словно подменили. Раньше она была послушной дочерью, вежливой и воспитанной. А тут грубить стала, постоянно требовала от матери деньги и на своего нового кавалера смотрела как на божество. «Первый муж у Ларисы был хороший, красивый парень, чистюля и мягкий человек, — вспоминает Лидия Митрофановна. — Но он был немногословным. Наверное, Ларисе ласковых слов не хватало...»

Невысокий, щуплый Артем Фадеев, наоборот, был обходительным и в то же время суровым — в общем, настоящим героем дешевых женских романов. Чтобы он был рядом, 32-летняя Лариса была готова на все.

— Отдавала ему все деньги, занимала у родственников, пыталась оформить разные кредиты, — говорит Капитолина Дмитриевна. — А когда деньги кончились, Фадеев уехал к себе на родину, в Набережные Челны. Мне он по телефону прямым текстом говорил: «Ваша старая дура (хотя она всего-то на три года его старше) мне не нужна!». Но дочь ничего слышать не захотела, сорвалась за ним следом...

Какими способами Ларисе удалось вернуть любимого, неизвестно, но вскоре оба опять приехали жить в квартиру матери. И начался для Капитолины Дмитриевны настоящий кошмар. Ухажер дочери угрожал 58-летней женщине расправой, требовал денег и настаивал, чтобы та переписала жилплощадь на него или Ларису. Морокова была вынуждена бежать из собственного дома, жила по очереди у подруг. А 12 июля 2008 года заглянула домой ненадолго. Дочка сама открыла ей дверь: «Не бойся, заходи. Его сейчас нет дома». Мать зашла в свою квартиру — и тут началось...

— Фадеев избивал меня ногами и руками, угрожал шилом выколоть глаза, сказал, что знает, как убивать, и следов не останется, — с содроганием вспоминает она. — Затем он посадил меня на пол, снял трусы, полностью обмотал скотчем, рот заклеил. И все это на глазах у внука, которому тогда было десять лет! И так я, окровавленная, сидела в позе эмбриона несколько дней. Он требовал, чтобы я отдала документы на квартиру. А дочь — моя дочь! — не только не пыталась меня защитить, но, наоборот, подавала ему утюг, чтобы он меня пытал... Она словно заколдованная стала.

Все это могло бы показаться бредом сумасшедшего, если б не было подтверждено материалами уголовного дела. Позже в травмопункте и больнице у Мороковой зарегистрировали переломы двух ребер, носа, раны от утюга и скотча. Капитолина Дмитриевна довела дело до суда, и осенью 2008 года Фадеева арестовали. За издевательства над Мороковой его осудили на 3,5 года. А дочь Лариса при рассмотрении уголовного дела давала показания в качестве свидетеля защиты...

Кстати, бывший муж Сергей тогда предложил Ларисе снова жить вместе, растить сына. Но жена отказалась и уехала навещать своего возлюбленного зэка, а впоследствии зарегистрировала с ним брак.

Она по-прежнему не пускает мать в ее собственную квартиру. Чтобы были деньги на любимого, одну из комнат сдает. С «МК» Лариса говорить отказалась.

— Она ждет возвращения любимого, ездит на встречи и угрожает матери, — говорит адвокат Любовь Кравцова. — Я занимаюсь тюрьмами и много таких женщин повидала. Они ведутся на красивые слова, совсем не замечая того, что их просто используют.

А руководитель кризисного психологического центра Михаил Хасьминский считает, что «женщины, которые попадаются на мошенников из-за решетки, — обычно незрелые, поверхностные личности с большими амбициями, низким интеллектом и небольшим жизненным опытом. Они боятся реальности и предпочитают жить в иллюзиях».

Уже в середине мая Фадеев должен освободиться. Капитолина Дмитриевна — в ужасе:

— Он мне постоянно звонит по телефону: «Мы — казанские, знай, с кем связалась. Найдем где угодно». Я просто не знаю, где искать защиты!..

Сиделец с Рублевки

24-летнюю Екатерину и 26-летнего Дмитрия свели вместе мail-знакомства. Дмитрий забрасывал девушку посланиями, надрывными и пафосными, как тюремный шансон. Писал, что только ее фотография возвращает его к жизни. Что когда он выйдет, он все сделает для ее счастья — такая женщина не должна работать! Ее нужно на руках носить и каждый пальчик целовать... «А пока, — между делом просил Дима, — пришли, пожалуйста, блок сигарет и брось денег на телефон».

Катя, которая росла в подмосковном городишке, слов таких в свой адрес отродясь не слышала. Она училась в вузе, подрабатывала няней и уборщицей, тусовалась с приевшейся дворовой компанией. Ничего особо интересного в ее жизни не происходило. А тут вдруг — такая любовь! И неважно, что он сидит, — всякое по молодости бывает, статья не очень тяжелая. Девушку не смущало, что кавалер все время чего-то просит: передач, денег, интимных фотографий...

— Ну, влюбленный молодой мужчина, конечно, мечтает о сексе со своей девушкой! Вот я и отправила свои эротические фотографии, — объясняет Екатерина.

Дмитрий постоянно слал ей эсэмэски: то сентиментальные, то страстные, то ревнивые. Катя считала, что он истинный джентльмен, случайно угодивший за решетку. Да, он просил денег, но каялся и мучился, что берет у любимой женщины. Говорил, что ее деньги идут на взятки — чтоб не слишком жестоко обращались, на нормальную еду и лечение. Обещал на свободе вернуть ей в сто, в тысячу раз больше, превратить ее жизнь в сплошной праздник.

Он писал, что у него коттедж на Рублевке и богатые предки, которые временно отвернулись от непутевого сына. Но сейчас он все осознал, и родители его почти простили. А когда предки увидят еще и такую золотую девушку, как Катя, они тем более простят и помогут. «Я за все благодарен судьбе. По-другому я не познакомился бы с тобой».

Наконец долгожданный день встречи наступил. Увидев Катю, Дмитрий застыл на месте. «Что-то не так?» — заволновалась девушка. «В жизни ты еще прекраснее, чем я представлял!» — с придыханием произнес бывший зэк.

Первые дни были наполнены страстными объятиями и сексом. Правда, ехать на Рублевку или просто искать работу Дима не спешил. Жили они в комнатушке, что снимала Катерина. Иногда кавалер пропадал на несколько дней. Говорил, что скрывается от международной мафии, которая пытается втянуть его в нехорошие дела. Однажды пришел взволнованный: родители еще не вернулись из заграничного турне, а ему позарез нужны деньги. «Чтобы окончательно порвать с прошлым, — объяснял он. — Если ты мне не поможешь, я пропал!» Дмитрий убедил Катю взять взаймы три тысячи долларов у своего начальника.

— Для меня это была огромная сумма, даже не знаю, как я и решилась на это, — вздыхает девушка. — Шеф согласился дать взаймы, и я все, конечно, передала Диме. Хотя уже чувствовала, что что-то не так... Через несколько дней возвращаюсь с работы и понимаю, что он исчез. При этом еще и часть моих вещей прихватил. Больше я Диму не видела, хотя искала всюду...

«Сейчас фенька новая в ИК появилась, многие ЗеКи (орфография и пунктуация сохранены. — Авт.), в особенности кто при делах и возможность такую имеют, живут за счет баб на Воле! — пишет в ЖЖ некий летописец современной лагерной жизни. — Причем, совершенно до поры до времени не знакомых и знающих друг друга виртуально, по голосу. И это ведь не все Альфонсы! Есть и вовсе Уважаемые и не бедные, игровые или иные, да и с Воли Братвой греются! Но если козочка сама себе добровольно выбирает кому отдаться и подвезти тюки с вкуснятиной разной набитые до кучи! Кто же от такого откажется?! Когда Зек, соскучившийся по телу женскому, отжарит ее за время свиданки долгой, что она потом, выходя за КПП наружу, еле ноги волочит, и базарит потом, что на Воле одни импотенты, голубые, пьянь и наркоманы остались».

«Я его слепила из того, что было»

Посетительница популярного сайта для общения с заключенными Iva рассказывает о своем романе так: «Мои отношения начались с банального любопытства, в жизни своей ни с одним зеком не общалась, а тут Он свалился, как снег на голову. Сначала как у всех — разговоры и день и ночь, мои вопросы глупые, шуточки идиотские, его психи по этому поводу, с моей стороны игра, да и с его тоже, потом появилось какое-то дикое, ненормальное желание. Ни к одному мужику такого не испытывала, это, наверное, от недоступности его...»

А 34-летняя Оксана считает, что ей крупно повезло, что у нее чудесная семья, хоть муж и отсидел шесть лет.

— Он бы без меня пропал, через неделю опять на зону вернулся бы, — по-матерински вздыхает женщина.

Познакомились они тоже по телефону. Так получилось, что 41-летний Владимир позвонил в то время, когда Оксана страдала из-за бросившего ее кавалера. Слово за слово, завязался разговор, девушка сама удивляется, почему не повесила трубку, — говорит, судьба. Они общались два года, за это время барышня раза четыре собиралась навестить мужчину своей мечты, но так и не доехала. Возлюбленный присылал ей патетические стихи якобы собственного сочинения: «Признайся, ты сама не ожидала,/Что влюбишься в прокуренного зэка.../А я впервые встретил Человека! А я впервые все хочу начать сначала...» И наконец, прошлым летом Володя приехал сам — после освобождения.

— Я как его увидела, так сразу узнала. Такой родной он стал по переписке, столько фотографий присылал, — признается Оксана. — Первое время нам очень тяжело было. Он сел давно, тогда совсем другая жизнь была. И мать не успела его прописать, умерла. Квартира отошла государству, а Вова остался без угла. Он был совсем потерянным, пил от этого, был в депрессии. Он жил у меня, а ездил к своей бывшей девушке, которая его не дождалась. Разборки были еще те! Но теперь у нас нормальная семья, правда, созваниваемся чуть ли не каждый час: я волнуюсь за Вовку, он умеет попадать в истории...

Оксана добилась, чтобы Владимиру выделили комнату в общежитии. Она устраивала возлюбленного на несколько рабочих мест, но он нигде больше месяца не выдерживал — деньги маленькие, требований много, вставать надо рано. В общем, не такой представлял он жизнь на воле. Друзья Оксаны отдали им старую машину, на которой Владимир теперь и подрабатывает частным извозом. Основным добытчиком по-прежнему остается жена, которая трудится менеджером.

— Чем тебя к себе Владимир так привязал? — недоумеваю я. — Может, слова какие заветные знает? Или в сексе супермен?

— Слова ласковые он, конечно, иногда говорит, правда, с зоны писал куда романтичнее, — задумчиво отвечает Оксана. — Просто годы идут, мужиков мало, кому я нужна? А Вовка — мужик видный, ласковый, когда не пьет. Что мне еще надо?

Комментарий психотерапевта Ирины Млодик: «В такие истории попадают женщины, обделенные вниманием, подверженные чужому влиянию, готовые к тому, чтобы увлеченно играть роль „спасателя“. Люди, отбывающие наказание, — это люди травмированные, те, которыми много манипулировали в их жизни, поэтому уж что-что, а манипулировать другими они умеют. Они быстро понимают, какая „кнопка“ у какой женщины может сработать. И нажимая на нее, легко получают все, что им нужно. У кого-то это жалость, у кого-то восхищение, у кого-то обещания красивой жизни и защиты, у кого-то страх разоблачения. Многие из них напирают на эксклюзивность женщины, прекрасно зная, что быть единственной и неповторимой — важная женская потребность. Многие сексуально более раскрепощены, чем мужчины на воле, что тоже может привлекать и заинтересовывать потенциальных „жертв“. Кроме того, мысль „я его спасу, и тогда он мне всю жизнь будет благодарен“ греет многих женщин. Но тот, кто действительно хочет спастись, никогда не будет начинать с подобных манипуляций.

Что делать близким людям таких женщин? Помочь в таких ситуациях сложно, ведь „жертва“ убеждена в чистоте помыслов, она верит своему ненаглядному. Манипуляторы чутко прислушиваются к изменению в настроении „жертвы“ и быстро выбрасывают следующий „козырь“, обнаруживая и используя следующую „кнопку“ своей жертвы. В момент происходящих событий близким можно только беречь свою собственность, не давать деньги, не подписывать бумаги».

Сильно романтизированная история о том, как следователь Наталья Воронцова влюбилась в подследственного Сергея Мадуева по прозвищу Червонец, за которым числилось более десятка убийств и пять побегов, легла в основу фильма Евгения Татарского «Тюремный романс». В реальности следователь помогла бежать матерому уголовнику и сама оказалась за решеткой.