Письмо президенту: Нужен лётчик

151

Г-н президент, вчера совершил аварийную посадку «Ту-134» — один из тех самолётов, которые вы приказали выбросить на свалку.

Помните, когда «Ту-134» в июне разбился под Петрозаводском, вы потребовали, чтобы все эти «старые самолёты» были сняты с эксплуатации. С тех пор — как бы подтверждая мудрость вашего решения — у двух «Ту-134» отказали двигатели, а у вчерашнего было повреждено шасси.

Но послушайте, если самолёт разбился по вине лётчиков — значит, машина не виновата. Если самолёты благополучно садятся на одном двигателе или с повреждённым шасси — значит, это очень хорошие самолёты. Может быть, вы ошиблись? Может, их не надо выбрасывать?

Однажды, г-н президент, давая интервью сразу трём федеральным телеканалам (то есть всему народу), вы сказали общеизвестную важную вещь:

— Власть должна слышать то, что ей говорят граждане. Если сделано что то, что создаёт проблемы, не грех и поправить.

Смысл сказанного ясен, хотя фраза очень туманная. «Власть должна» — это вы о ком? Если это не вы, то кого вы имели в виду? Или вы хотели сказать «я и все мои подчинённые, все руководители страны должны слышать, что нам говорят граждане»?

«Если сделано что то, что создаёт проблемы» — это о ком? о чём? Почему не сказать просто: если я сделал ошибку…

Списать сразу десятки и сотни самолётов легко (ломать не делать, душа не болит). Но сделать новые — уйдёт лет десять, а то и больше.

Авиакомпании, которые пользуются старыми дешёвыми самолётами, скорее всего умрут. Пассажиры (в провинции, где в основном летают эти самолёты) останутся без транспорта. Кое-где, как вы знаете, нету ни шоссе, ни железных дорог.

Но если где-то прибавляется горе, то в другом месте, наверное, счастье. Кто-то же должен радоваться вашему решению. Это, несомненно, производители «Боингов» и «Эйрбасов» (извините за русскую транскрипцию). Они продадут нам и новые машины, и, конечно, старые (подешевле).

Но это значит, что контракты (в том числе на обслуживание) будут подписаны на годы, на десятки лет. И когда наши заводы сделают наконец подходящий самолёт, рынок будет полностью занят.

Кто вам подсказал такое радикальное решение: выбросить «Ту-134» и «Ан-24» на свалку? Его фамилия случайно не Боинг?

Западные самолёты, вертолётоносцы (типа «Мистраль») и т.п. уничтожают шансы на возрождение нашей промышленности. Для кого тогда разрабатывать новые технологии?

* * *

«Ту-134» сел с повреждённым шасси. А где он его повредил?

Террористы, г-н президент, ни при чём. Это наши дороги; в данном случае — наши взлётные полосы в провинции. Там бугры, там ямы. А когда лётчик ведёт самолёт, когда он его сажает или поднимает-то объезжать ямы не может. Скорость и конструкция не позволяют лавировать — это, кажется, ясно.

Наши лайнеры покрепче. А иностранные производители продают нам самолёты с условием: значительно чаще менять «тележки», чем у тех же машин, летающих на Западе. Подвеска не выдерживает, говоря автомобильным языком.

Да ещё необорудованные аэропорты, перебои с керосином, с освещением, вдобавок случается, что ошибся диспетчер, да ещё в кустах идиоты с лазерами, — при чём тут самолет?

Вам, конечно, нелегко согласиться с тем, что вами «сделано что то, что создаёт проблемы». Но очень хочется вас убедить; ведь это не только мое мнение. Вам любой лётчик скажет: если машина прошла положенный ремонт, если она прошла комиссию — она может летать. А что сиденья потёртые — это на лётных качествах не отражается.

Что касается «Ту-134», то вы, наверное, знаете: этот самолёт — чемпион мира: он ни разу не потерпел катастрофу из-за отказа техники.

…Намереваясь писать вам это письмо, я во вторник опробовал аргументы в прямом эфире одной популярной радиостанции. А ведущий поставил на голосование вопрос: правильное ли решение принято президентом о списании старых самолётов? Не обижайтесь, но результат получился такой: 94 процента — самолёты оставить; 6 процентов — списать. А ведь это честное голосование, без всякого Чурова, без таинственных манипуляций с бюллетенями. Это компьютер считает телефонные звонки.

На моей стороне 94% — о таком результате на выборах любой политик может только мечтать.

Г-н президент, возьмите свои слова обратно — будьте человеком (то есть ошибающимся), будьте хорошим человеком (то есть признающим свои ошибки).

Ну правда ведь: если самолёт разбился по вине лётчика, то почему списывать лайнеры? Может быть, надо лётчиков лучше готовить, строже проверять.

Если разбиваются автомобили (в том числе очень хорошие), то всем понятно, что виноваты водители…

Приведу, если позволите, более понятную аналогию. Предположим, какое-нибудь государство терпит коррупционную катастрофу, военные склады взрываются, леса и торфяники горят… Что делать: страну выбросить на свалку или лётчика поменять?

На этот счёт существует два мнения. Условно говоря: народное и диктаторское (царское).

Вам какое ближе?

Александр Минкин, Рисунок Алексея Меринова, Московский комсомолец