Столкнувшись с международным давлением, Россия принимает неопределенную позицию в отношении Сирии

25

Россию застала врасплох "Арабская весна", которая смела за собой Ближний Восток, бывший в период Холодной войны для мировых держав центром геополитической борьбы, ввиду его попыток за последнее десятилетие по восстановлению своих позиций в богатом энергоресурсами регионе.

Россия оставила малый шанс на успех охотникам за реформами в то время, как они выступали против своего деспотического правительства в Тунисе и Египте. Кроме того, стратегические расчеты России также ошибочно полагались на поддержание правления Муаммара Каддафи в ливийском политическом театре, когда вспыхнули политические волнения в феврале. В этой связи Россия воздержалась от голосования в Совете Безопасности ООН, в то время как другие постоянные члены проголосовали за начало совместной международной военной операции против Каддафи.

Ситуация в регионе изменилась с такой непредвиденной скоростью, что под угрозой оказались продажа российского оружия и сделки по энергоносителям со странами региона, особенно в случае с Ливией, а затем и с Сирией. Москва сейчас внимательно продумывает свои шаги, чтобы не допустить подобных сценариев развития событий, как это уже было в Сирии, являющейся важным плацдармом ее интересов в регионе.

С другой стороны, после безжалостных и бесконечных разгонов протестующих против режима Башара Аль-Ассада, мнения по сирийскому вопросу среди лиц, принимающих решения на московской политической арене, разделились.

Нет необходимости напоминать, что ассадовский режим во многом обязан России - стране, которая, несмотря на сильное международное осуждение и давление, все еще защищает Дамаск – за поддержание ее статуса на международной арене.  Принимая осторожный подход по отношению к волне революций, которые сотрясли весь Ближний Восток и Северную Африку, и в настоящее время штурмующие Сирию, Россия в Совете Безопасности воспользовалась правом вето в резолюции, предполагающей осуществление военных действий против «сердца арабизма». Россия решительно выступает против любых действий как коалиционных сил в рамках ООН, так и НАТО, направленных против Сирии, ввиду особых соображений по собственным интересам внутри страны.

По мнению российского журналиста и аналитика Максима Шевченко, Сирия была на первом плане социалистических революций после 1950 года. В комментариях к предыдущему воскресному выпуску газеты «Заман» он подчеркнул, что длительный исторический расчет двусторонних связей не может быть искоренен в такой короткий срок.

Максим Юсин – обозреватель газеты «Коммерсант» - убежден, что российская военная база в Латакии является значительным стратегическим активом России, и что она потеряет свою единственную базу, подразумевая военное присутствие на Ближнем Востоке, если режим будет свергнут оппозицией. При таком развитии событий Россия не только потеряет стратегическую военную базу, но и рынок сбыта своего оружия, что для обеспокоенной страны будет означать конец сделкам по продаже оружия на миллиарды долларов.

По мнению Елены Супониной – редактора международных новостей газеты «Московские новости», революция в Сирии подает отрицательный пример остальным странам региона, и следующим будет Иран.

Обеспокоенность Москвы в отношении возможных проявлений революции на Кавказе – хаотичном с политической точки зрения регионе, представляющем угрозу российской власти – возрастает. В этом отношении россиян взволновали высказывания американского сенатора Джона Маккейна в адрес премьер-министра Владимира Путина, в которых он советует Путину задуматься о драматической кончине Каддафи, поскольку его ожидает подобная участь.  Россия подвергла критике страны Запада, обвинив их в создании военных оппозиционных групп в Сирии, вместо того, чтобы предпринять какие-либо существенные попытки убедить эти группировки провести переговоры с представителями режима.

Москва также хвалит усилия режима Ассада по облегчению условий православной общины в стране с преимущественно мусульманским населением. Следует также отметить, что Патриарх Кирилл – лидер православного духовенства в России – прибыл с четырехдневным визитом в Сирию и призвал к диалогу между общинами, взаимоотношения которых ухудшились на фоне растущих опасений по поводу возможной гражданской войны.

Ассад видимо не в состоянии провести реформы, которые могли бы облегчить положение Москвы при защите Сирии на международной арене.  Безжалостное подавление протестов вызвало появление в Москве противоречий относительно того, какую позицию занять в отношении Сирии.

Недавнее решение Лиги Арабских стран о временном прекращении членства Сирии сильно удивило россиян. Будучи заложницей внутренних проблем, Россия, на первый взгляд, кажется неспособной к принятию рискованных позиций в международной политике в свете грядущего развития относительно новых сделок с ЕС в сфере электроэнергетики, вступления во Всемирную Торговую Организацию (ВТО) и ввиду негативного влияния кризиса евро на длительную застойную экономику России. К тому же, осторожность России возрастает в связи с предстоящими выборами в Государственную Думу и президентскими выборами в марте 2012 года.

С другой стороны, прослеживается некое изменение в российской пьесе. Министр иностранных дел России Сергей Лавров провел встречу с главой Национального совета Сирии Бурханом Гальюном, в ходе которой двумя сторонами была проведена оценка курса сирийских событий.

В то время как Россия предложила не давать официального признания оппозиции либо существующей помощи, она сделала акцент на поддержании открытыми каналов связи с Советом.

Юсин отметил, что ассадовский режим запомнится в России и Китае. По мнению российского журналиста, будущее Сирии не зависит от России.

«Россия не в силах остановить ход событий, происходящих внутри страны. Приостановка членства Сирии Арабской Лигой заставила Россию пересмотреть свою позицию. Разумным шагом для России станет проведение переговоров с оппозицией», - добавил он.

Российский эксперт сообщил, что заявления относительно того, что совет был простым продолжением руки другой страны, не являются истинными. «Невозможно полностью игнорировать факты. Национальный Совет Сирии, который ищет поддержки в Москве, это законная организация, имеющая прочную основу», - заметил Юсин.

Повторение ливийского сценария в Сирии

По заявлению Юсина, сирийское правительство не подает надежд на разрешение ситуации в стране. Трудно исключить возможность гражданской войны, схожей с ливийской. В этом случае, Юсин высказал мнение, что коалиционные силы могут начать совместную военную операцию в Сирии, точно так же, как они сделали в Ливии, что откроет путь для Турции, как ключевого игрока в свержении Ассадовского режима.

Супонина дает России две недели на осознание большой вероятности, что в ближайшем будущем режим Ассада будет свергнут. «На мой взгляд, политика России в отношении Сирии меняется. Факт принятия у себя лидеров оппозиции является сигналом для иного хода. В ближайшие дни мы сможем увидеть смелые действия», - сообщила Супонина.

По ее мнению, Россия заинтересована в том, чтобы Ассад был у власти хотя бы до 2014 года, но в настоящее время это не представляется возможным. Россия поймет, что Ассад не сможет удержать власть вслед за утратой законности на международной арене.

На прошлой неделе на саммите Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС) в Гонолулу Президент России Дмитрий Медведев и Президент США Барак Обама провели отдельную беседу относительно установления курса Обамы в дипломатии двух стран. Многие наблюдатели полагают, что наряду с иранской ядерной программой, лидеры двух государств обсудят и политические волнения в Сирии.

В интервью агентству Cihan эксперты заявили, что возможность участия России в ближайшие несколько недель в международных делах и санкций в отношении Сирии, за исключением военных действий, очень велика.

Относительно позиции Турции в игре, Шевченко, упрекая Турцию, члена НАТО, в смелой поддержке смены режима в Сирии, называет это вмешательством во внутренние дела. «После Сирии наступит очередь Ирана. Хочет ли Турция начала войны с Ираном? Будет ли Турция участвовать в совместных операциях против Ирана?» - ставит вопрос политолог.