Посол Франции: Мы должны рассказать французам о том, что в 1915 году погибло 2,5 миллионов турок

135

В то время как отношения Анкары и Парижа переживают трудные времена в связи с выходом нового законопроекта об отрицании "геноцида", посол Франции Лоран Били предлогает рассказать французам и всему миру, что в 1915 году погибло 2,5 миллионов турок.

Били очень хорошо знает Турцию, так как раньше уже работал здесь на дипломатической службе. «Люди здесь пережили тяжелые испытания. Французы не понимают, что пережили турки и мусульманские народы. В Первую Мировую войну мы потеряли 1,6 миллионов человек. В период крушения Османской империи погибло 2,5 миллионов человек, но во Франции этого никто не знает. Нужно об этом говорить», - сказал посол.

Г-н Лоран Били уверен, что армянскую проблему невозможно понять, если рассматривать только события 1915 года. Он считает, что этот вопрос нужно рассматривать в гораздо более широких временных и пространственных рамках. Начиная с 1878 года, турок постепенно начали оттеснять с Кавказа и Балкан, напоминает он: только с Балкан было выслано больше миллиона человек. Били подчеркивает, что к этому времени относится множество исчезновений людей. Он говорит, что после того, как прочел книгу голландского историка Цюрхера, он понял, что армяне должны были заплатить за эти свои ошибки. Французский посол хорошо знает турецкий язык, он поделился с МК-Турция своим проектом, который запланировал еще в Анкаре.

Говоря о существующей напряженности в отношениях между странами, посол отмечает, что не уверен в том, «продолжит ли он свою миссию здесь», обращая внимание на то, что страны могут вообще разорвать отношения. Он подчеркивает: «Никогда еще со времен Первой Мировой войны французского посла не отсылали надолго. Возможно, этот закон – нечто, выходящее из ряда вон, но, несмотря ни на что не стоит слишком бурно на него реагировать. Во Франции много спорят о правомерности таких законов. Разрыв всех связей – это не самый лучший путь к построению мира будущего».

На вопрос о проекте, связанном с армянской проблемой, Били рассказал о своем оригинальном предложении. «Я хотел бы пригласить в Турцию граждан Франции, имеющих армянские корни, - говорит посол. - Турция так изменилась, а они этого не знают. Я хочу познакомить их с этой новой Турцией. Возможно, мы, французские дипломаты, не сделали этого, как следует, не рассказали о произошедших изменениях. Мы всегда обращались с призывами вроде «Давайте забудем об этом», но забыть об этих событиях невозможно. Наверное, будет гораздо лучше, если мы сможем найти решение, которое позволит туркам сблизиться с армянской диаспорой. Если я смогу продолжать свою работу, и если турецкая сторона примет мое предложение, подобный проект мог бы принести пользу». Когда Били работал советником при президенте Жаке Шираке, он наблюдал за развитием событий на Кавказе, поэтому он близко знаком также и с армянской диаспорой. Он обращается к армянам Франции: «Приезжайте сюда, посмотрите, поговорите с каким-нибудь турком. Современная Турция может следовать стратегии исторической свободы. Сближение, то есть диалог. Дальше так продолжаться не может. Выходит новый закон. Начинается что-то новое. Пришло время решить этот вопрос».

Политическая атмосфера очень изменилась

В 1995-1999 годах Били работал в Турции. В своем интервью он отметил, что за прошедшие 12 лет в Турция очень разбогатела, особенно в 2006-2011 гг.. «Самым главным изменением стало изменение политической атмосферы и воцарение свободомыслия. Я почувствовал большую разницу с тем, что видел в 90ые. Очень открыто ведется обсуждение курдской проблемы. Когда я приехал в Турцию с визитом в 1992 году, мы присутствовали на одном банкете в Министерстве иностранных дел. Французский дипломат задал вопрос, касавшийся курдской проблемы. Ответом турецкой стороны стала фраза: «В Турции нет курдов». Мы удивились, поскольку на юго-востоке страны в то время свирепствовал террор», - добавил он.


Французский дипломат заявил, что принцип светского государства в Турции издавна воспринимался как «оппозиция религии». «Светскость в Турции 1990х годов напоминает Францию в 50-ые. В то время во Франции светскость воспринимали как «оппозицию религии». То, как характеризовал светскость в своей речи в Аль-Азхаре премьер-министр Эрдоган, гораздо больше походит на то, что вкладывают в понятие светскости французы. Я прочел это в книге «Жил был один храбрец», когда Аднан Мендерес говорит, что азан снова начали читать по-арабски, он подчеркивает: «Во Франции, которая также как Турция является светской страной, могут звонить колокола». Это небольшая, но важная деталь», - добавил Били.

Опасений типа «если к власти придет ПСР, светскости не будет», быть не должно

Посол Били привел пример, который подтверждает изменения политической атмосферы. «Когда я был здесь, к власти пришла партия Рефах (партия Благоденствия). В политической жизни Турции тогда царила чудовищная напряженность. Это немного связано с принципом светского государства, но в то же время это связано и с ролью, которую в стране играли военные. Начиная с 2001 года, эта напряженность стала постепенно ослабевать. ПСР – это партия с сильным и интеллигентным лидером. После того, как она пришла к власти, она использовала процесс вхождения в ЕС для того, чтобы постепенно ослабить существовавшую напряженность. В Турции установился нормальный демократический строй. Во Франции в 1981 году к власти впервые пришли социалисты. Этот период стал довольно важным периодом для страны. Поскольку существовало опасение, что если бы во Франции к власти  пришли коммунисты, то демократия бы подошла к концу, то к власти пришли социалисты и считалось, что это избавило нас от власти коммунистов. Эта мысль оказалась ошибочной». Французский посол следующим образом поясняет схожую ситуацию в Турции: «В тот период в некоторых слоях общества существовало мнение, что если партия, подобная ПСР, придет к власти, со светскостью можно будет попрощаться. Было мнение, что «может произойти новый переворот». С приходом ПСР к власти этот страх ушел. После постмодернистского переворота 1997 года такая мысль снова посещала умы. Однако с 2002 года, после того, как на выборах страна приняла удачное решение, такого рода опасения, на мой взгляд, отошли в прошлое». Французский посол Били считает, что, если человек хочет хорошо знать Турцию, он должен обратить внимание на книги-биографии: он сам вынес из таких книг много полезного. Он приводит ряд примеров: это книга Ильки Хюсейна Бесли и Омера Озбая «Рождение лидера: Реджеп Тайип Эрдоган» и книга Эрдала Шена о Аднане Мендересе «Жил был один храбрец». Посол отметил, что почерпнул из этих книг много важной информации, и посоветовал эти книги всем иностранцам: «Эти книги очень важны для того, чтобы понимать Турцию».

В прессе теперь появились разные голоса

Французский посол считает, что большую роль в изменениях, произошедших в Турции, сыграли СМИ. «В 1991 году было только TRT. Вообще-то довольно трудно за короткое время изменить культуру, в которой не принято наличие разных точек зрения. Появились новые каналы. Стали пользоваться популярностью новые газеты, такие как газета Zaman. Понемногу стали появляться разные мнения.Без хороших новостей человеческая мысль не изменится.В прессе начали звучать разные голоса. На телевизионных каналах появились некоторые оттенки. Постепенно в турецкой прессе зазвучали различные точки зрения. Говорить на некоторые темы до сих пор сложно, однако по сравнению с 1990-ми годами Турция изменилась до неузнаваемости. Очень важную роль в этом сыграл и еще может сыграть процесс вхождения в Евросоюз. Поддержка ЕС стала полезной как с точки зрения политики, так и с точки зрения экономики. И, конечно, экономическое развитие Турции...». Били, который отмечает, что Турция издавна держалась на некоторой дистанции от арабских стран, считает, что в последнее время эта страна демонстрирует более активную внешнюю политику. Били подчеркивает, что причиной таких изменений является «стабильная власть»: «Уже 10 лет Турция переживает период невероятной стабильности. Отношения с арабскими странами развиваются теперь в более нормальном русле. Раньше они проходили под лозунгом: «Мы – люди Запада, поэтому мы должны повернуться к Востоку спиной». Теперь все совершенно иначе».

Турецкий он выучил в Трабзоне, в студенческом общежитии

Посол Франции в Турции Лоран Били занял свой пост в прошлом июне. Он очень близко связан с Турцией. Как сказал сам посол: «Это история любви». Эта история началась со случайности. Год 1991. Молодой французский дипломат Били по службе отправляется на три месяца в Нью-Йорк. Он работает над расширением Западноевропейского Союза (ЗЕС) в постоянном французском представительстве при ООН. Турецкие дипломаты, работающие в ООН, - его самые близкие друзья. Благодаря им он начинает узнавать и любить Турцию. В 1992 году он едет с визитом в Анкару. Сама же история начинается в 1995 году. Он получает назначение в Турцию. То, что случилось потом, посол описывает так: «У меня с Турцией и Анатолией началась самая длинная история любви, разумеется, не считая моей жены…».

У Лорана Били есть способности к языкам: он говорит по-английски, по-испански и по-португальски. Он считал, что и турецкий сможет выучить достаточно хорошо для того, чтобы общаться с людьми. Однако когда он понял, что ошибался, то сразу записался на языковые курсы TÖMER и посещал занятия 6 дней в неделю в течение 10 месяцев. Потом он повышал свой уровень, читая книги, слушая музыку и просматривая телепередачи. После того, как в прошлом году Били получил известие о своем назначении в Анкару, он сразу же отправился в Турцию. Он выбрал Трабзон, где и остался пожить на месяц. Здесь Били каждый день занимался турецким языком по 6 часов. «На этот раз до вступления в должность я хотел прочувствовать атмосферу, царящую в Турции», - говорит он. По вечерам, общаясь в общежитии со студентами, он повышал уровень владения языком. Те, кто жил в одном общежитии и общался с ним, не знали, что он посол. Но в чем же секрет решимости, с которой он изучал турецкий язык? Посол Франции говорит: «Это очень важно для того, чтобы говорить с людьми, обмениваться с ними мнениями, правильно понимать этот народ».

Цитата из Сабахаттина Али

У его интереса к турецкому языку есть и другая причина. «Я захотел читать турецкую литературу. Читать на другом языке – большое удовольствие». Его интерес к Турции настолько силен, что он свободно цитирует турецких классиков. Несколько дней назад его внимание привлекла фраза из книги Сабахаттина Али «Мадонна в меховом манто». «Несмотря на то, что я с первой же секунды знал, что никогда не видел ее, у меня возникло ощущение, что мы знакомы», - пишет Сабахаттин Али. Били добавляет: «И между нами тоже есть нечто подобное, между мной, Анатолией и  турками. Я чувствую близость к ним. Это невозможно объяснить». В свободное время посол любит гулять по Туналы, Кызылаю и Кале. Он очень любит кебабы. Из сладкого ему нравится кадайиф со сливками и кюнефе. Во время обучения в университете посол занимался спортом – играл в регби. Они даже были чемпионами на гражданских соревнованиях во Франции. Поскольку он жил в Трабзоне, то теперь болеет за Трабзонспор.

Его детей зовут Тайфун и Волкан

У посла четверо детей. Своих близнецов он назвал турецкими именами: Тайфун и Волкан. Вот что Били об этом рассказывает: «У нас в Анкаре был друг по имени Волкан. Его жена – француженка. Однажды моя жена спросила: «Что значит Волкан?». Когда мы узнали значение этого имени, то очень удивились. «Твоя мать не испугалась тебя так назвать?», - засмеялись мы. А Волкан сказал: «Это еще что! Моего брата зовут Тайфун!». Нам это показалось очень интересным. Когда моя жена забеременела двойней, мы решили «а почему бы и нет» - и назвали их Волкан и Тайфун. Близнецы должны были родиться в Турции, но там доктора предлагали делать кесарево сечение и мы поехали во Францию.