Экономике Турции предрекли рецессию в 2017 году

1391

Июльская попытка госпереворота в Турции нанесла большой удар по бизнес-кругам страны и страну ожидает экономический кризис в будущем году.

К такому выводу пришел обозреватель англоязычного издания Объединенных Арабских Эмиратов Khaleej Times Матин Халид.

Журналист отмечает, что падение турецкой лиры до 3,5 за доллар также ударило по турецкой банковской системе и корпоративным заемщикам, учитывая суммарный внешний долг в $ 200 миллиардов. А прямых иностранных инвестиций, снизившихся до $ 10 млрд, будет недостаточно, чтобы покрыть одну треть дефицита счетов текущих финансовых операций на развивающихся рынках. И это делает Турцию заложницей оффшорного спекулятивного капитала - горячих денег.

Еще одним негативным фактором, влияющим на экономику страны, Халид назвал разрыв мирного соглашения правящей партии с Рабочей партией Курдистана, что привело к волне террористических актов в крупных городах и населенных пунктах Турции. Потоки беженцев из Сирии, принимаемые Анкарой, делают страну уязвимой для пособников террористическая организация ИГИЛ (запрещена в России и ряде других стран). Это также отразилось на туризме в Стамбуле, Анатолии и на побережье Эгейского моря.

По мнению обозревателя Khaleej Times, убийство российского посла Андрея Карлова, произошедшее в Анкаре 19 декабря, может минимизировать контакты с Кремлем и стать катастрофой для турецкого экспорта, равно как повышение цен на сырую нефть грозит растущим бюджетным дефицитом. В итоге свирепствующая инфляция доведет экономику Турцию до состояния рецессии, резюмирует Халид.

Автор статьи полагает, что в будущем году фондовый индекс турецкого рынка может упасть на 20%. Поскольку инфляция повысится до 9% в следующем году, турецкие облигации потеряют свою привлекательность и окажутся в лиге ценных бумаг таких стран как Нигерия, Венесуэла и Филиппины. Вероятно, что суверенный кредитный рейтинг Турции будет также понижен Standart&Poor’s с текущего BB (считается, что страны с рейтингом BBB- торгуют спекулятивными или бросовыми облигациями).

Избрание новым президентом США Дональда Трампа создает дополнительные финансово-политические риски, считает арабский журналист. Сближение Вашингтона и Москвы при Трампе, а также отсутствие перемен в Дамаске противоречит национальным интересам Турции. Фискальная политика Трампа также означает повышение ставок Федеральной резервной системы в 2017 году, а, согласно макро-сценарию, это может спровоцировать массовый исход горячих денег с рынка турецких гособлигаций.

Все перечисленные Матином Халидом факторы активируют таймер на бомбе потребительских кредитов в банковской системе Турции, поскольку падение лиры обостряет инфляцию и нельзя не учитывать также растущие риски кредитного портфеля и риски корпораций. Коронованный доллар, цена за баррель нефти марки Brent в 55 долларов, ряд внешнеполитических рисков и стресс в банковской системе означают, что Турция в 2017 году возможно станет самым рискованным рынком среди «хрупкой пятерки» по версии финансового конгломерата Morgan Stanley, куда также входит Бразилия, Индонезия, Индия и Северная Африка. Вследствие этого турецкие корпоративные и розничные инвесторы, чувствительные к растущим рискам в отношении турецкой лиры, спешат скупать американские доллары, создавая порочный круг, что только усугубляет кризис.