Аналитик: Как трубопровод TANAP повлияет на энергетическую безопасность Турции?

125

Димитар Бечев пишет, что недавно было много разговоров о том, что Турция превращается из простого потребителя в игрока большой лиги, когда речь заходит о природном газе.

Благодаря тому, что Трансанатолийский газопровод (TANAP), по которому газ с азербайджанских месторождений «Шахдениз» проходит через Грузию и Турцию в Европу, теперь полностью функционирует, эти амбиции постепенно становятся реальностью, указывает он в статье для Ahval.

Автор напоминает, что 30 ноября президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган и президент Азербайджана Ильхам Алиев торжественно открыли связь TANAP с греческой национальной сетью в пограничном городе Ипсала. «Они сделали это в присутствии министров энергетики со всех концов Балкан. Местные страны с нетерпением ожидают прибытия каспийского газа, который, как ожидается, снизит цены на местных рынках и потенциально облегчит переход от угля к более чистой энергии», — указывает Бечев.

По его словам, Турция играет центральную роль в этих планах. «Эта точка зрения уже была озвучена в июне 2018 года на церемонии открытия совместного предприятия государственной нефтегазовой компании Азербайджана SOCAR и турецкой национальной компании BOTAŞ-TANAP», — отмечает он. Аналитик напоминает, что на церемонии Эрдоган и Алиев разделили сцену с президентом Сербии Александром Вучичем и Петром Порошенко, тогдашним президентом Украины. Высоко оценив сотрудничество с азербайджанцами, Эрдоган заявил, что Турция на шаг приблизилась к тому, чтобы стать энергетическим хабом по соседству, добавляет автор.

«Более пристальный взгляд на цифры может охладить энтузиазм. Да, TANAP — это победа Анкары, а также SOCAR, которая теперь имеет возможность продавать газ потребителям в ЕС и на Западных Балканах, а не только соседним Грузии и Турции», — подчёркивает Бечев.

Но, по его мнению, объёмы ограничены. «TANAP имеет пропускную способность 16 млрд кубометров в год, из которых 6 млрд кубометров будет забирать Турция. Для ЕС в целом 10 млрд кубометров-это вряд ли рискованная игра. Напомним, что в 2018 году российский "Газпром" поставил на европейские рынки, в том числе на Западные Балканы, 176,81 млрд кубометров газа», — пишет журналист. Кроме того, Бечев указывает, что TANAP имеет более низкую годовую пропускную способность по сравнению с обоими текущими флагманскими трубопроводными проектами России – Nordstream 2 (55 млрд куб. м) и TurkStream (31,5 млрд куб. м).

«На церемонии в Ипсале Эрдоган говорил о расширении TANAP до 24 млрд кубометров или даже 30 млрд кубометров в будущем. Однако это зависит от многих факторов — например, от мощности морского месторождения "Шахдениз" и спроса в нижнем течении», — обращает он внимание.

Существует также проблема, связанная с задержкой расширения TANAP через Грецию и Албанию, Трансадриатического трубопровода (TAP), указывает автор. Он отмечает, что TAP не будет готов до конца 2020 года, подразумевая, что физические объёмы газа будут перемещаться к западу от границы Турции в 2021 году. «Короче говоря, газ, идущий через Турцию, не будет иметь такого глубокого значения, по крайней мере в краткосрочной перспективе», — добавляет Бечев.

Вместе с тем, пишет автор, это не означает отказа от TANAP: он вносит свой вклад в энергетическую безопасность. «Азербайджанский газ улучшил бы переговорные позиции как Турции, так и ее соседей по отношению к России. Например, "Булгаргаз" и греческая DEPA подписали контракт на 1 млрд кубометров с консорциумом "Шахдениз". В случае Болгарии это составляет примерно одну треть ее годового потребления», — рассказывает Бечев. Эксперт поясняет, что для Турции 6 млрд кубометров, объём, который она должна получить по TANAP, равен примерно четверти импорта, который она получает от «Газпрома». «Российская госкомпания, доля которой на рынке уже сокращается по мере перехода турок на более дешевый сжиженный природный газ (СПГ), столкнётся с необходимостью пересмотра своих цен. Это имеет значение в то время, когда турецкая лира теряет свою ценность и, как следствие, домашние хозяйства и предприятия сталкиваются с растущими счетами за электроэнергию», — подчёркивает автор.

Тем не менее, Турция находится в лучшем положении, чем её балканские соседи, считает аналитик. «Её СПГ — терминалы и газопроводы в Азербайджан и Иран обеспечивают гибкость. Страны Юго-Восточной Европы ещё не соединили свои национальные сети для получения полной прибыли от азербайджанского газа — например, греко-болгарский интерконнектор (IGB) или будущий трансграничный трубопровод между Грецией и Северной Македонией», — указывает Бечев.

По его мнению, все эти вопросы станут особенно актуальными, когда Владимир Путин посетит Турцию для запуска «Турецкого потока» 8 января. «Он, несомненно, высоко оценит российско-турецкое партнёрство в энергетике, которое сегодня охватывает более трёх десятилетий. Эрдоган возьмёт кредит на то, чтобы сделать Турцию транзитным маршрутом для экспорта российского газа в Европу. Но по сути Анкара хеджирует свои варианты», — пишет журналист. По его мнению, TANAP, продукт сотрудничества с Грузией, Азербайджаном и западными компаниями, такими как BP и Statoil (входит в консорциум «Шахдениз»), доказывает это.

«Играя вместе с Россией, Турция в конечном счете работает над снижением своей зависимости от "Газпрома". Москва одерживает верх в вопросах безопасности, таких как война в Сирии. Анкара делает все возможное, чтобы выровнять игровое поле, когда речь заходит об энергии», — заключает автор.